Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Итоги 2010 года 22.02.2011

Итоги 2010 года

Заседание научно-редакционного совета по изданию полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского

2 декабря 2010 года

Митрополит Климент, Председатель Издательского Cовета Русской Православной Церкви:

Издание полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского, это большое начинание в области исследования святоотеческой литературы. Никогда раньше не предпринималось такого комплексного, цельного, всестороннего, глубокого изучения тех святоотеческих творений, которые вошли в сокровищницу русской духовной культуры. Это первая такая попытка. Если Господь сподобит, и мы сможем успешно все это совершить, я думаю, мы можем продолжить и дальше, потому что у нас в Русской Православной Церкви много таких личностей, которые внесли большой вклад и в развитие богословия, и в осмысление жизни человека.

Cвятитель Феофан уникальный человек. Он служил в посольстве, он представлял на Ближнем Востоке Русскую Православную Церковь. Он знаком был с культурой Востока и Запада. Он возглавлял духовные учебные заведения. Он был хорошо знаком с развитием богословской мысли. Его отличали прекрасное образование и знание языков. Он знал и глубоко проникал в духовное наследие Православия. Он стремился восстановить православную духовную письменность по первоисточникам. Он проявил глубокое понимание монашества: когда монах уходит из мира для того, чтобы спасать мир. Он ушел – закрылся в келье своей, но какое значительное влияние его письменные труды оказывали на его современников и оказывают на наших современников! И сейчас люди, которые читают произведения святителя Феофана, восторгаются его архипастырским, отеческим словом!

Святитель Феофан жил в сравнительно недавнее время, в XIX веке, который тоже был непростым для России. Это было начало технического прогресса, когда появились электроэнергия, автомобили, водоснабжение, скоростные поезда. Но XIX век в духовном плане, в философском плане тоже был непростым. Все, что происходило в XX веке у нас: революция 1917 года, переход к новой форме управления Российским государством, отказ от традиционной формы правления – это все было заложено в XIX веке. Это было сильное брожение умов и, даже я скажу, что брожение было сильнее, чем сейчас. И идейность была сильнее, и готовность пойти на любые жертвы, чтобы поменять социальную ситуацию.

Все эти обстоятельства делают наш труд очень важным. Потому что до нашего времени, до наших современников нужно донести слова святителя Феофана. В нашем обществе сейчас не хватает такого слова – слова опытного старца. А его можно назвать тем старцем, который учит и будет учить тысячи и тысячи людей. Много говорят сейчас и о святителе Игнатии (Брянчанинове), но у творений святителя Игнатия несколько другой характер. Он более аскетичен, его труды предназначены для человека более опытного, искушенного в духовном делании, он, может быть, более тонкий аскет, более тонкий духовный делатель. Святитель Феофан говорит для человека, ему современного, который жил в христианской среде, в христианском окружении, но потерял веру в Бога, который был секулярен по своей жизни, по ментальности.

Эту ситуацию мы сейчас и имеем в нашей стране. Кто-то говорит, что 80 процентов россиян православные, кто-то – 90 процентов. Но если подходить более внимательно и смотреть, что это за народ, который считает себя христианами, сейчас, в XXI веке, мы увидим, что они по имени только христиане, а внутри глубоко сидит социализм с марксизмом. Социальная идея в современном ее понимании оказывается тесно сплетенной с идеей секуляризма, что значит – жить без Бога и во всем полагаться только на те блага, которые сам человек может себе создать. Вот это обстоятельство делает труды святителя Феофана очень важными для нашего времени.

Я хотел бы сердечно поприветствовать Владыку Павла, архиепископа Рязанского и Касимовского. Недавно Господь сподобил нас побывать в Рязани, на святой, благословенной Рязанской земле. Я очень рад и благодарен Господу за то, что Он привел меня побывать там. Сама Рязанская земля для меня не чужая, потому что по отцовской линии все мои корни уходят туда, на Рязанщину. И я в детстве ездил в Рязань, тогда еще ужасаясь тому, в каком состоянии были ее святыни. Но Рязань осталась красивым старым русским городом. То, что было построено в Рязани в XVII–XVIII веках олицетворяло и олицетворяет для меня верующую Россию. И сегодня храмы, и центральная часть города с кремлем, рязанские соборы – это центр его духовной жизни. В Рязани замечательная духовная семинария – хорошие преподаватели и хорошие студенты. Мне приятно было побывать там, пообщаться с ними. Вспоминается чудесное место подвига святителя Феофана в Свято-Успенском Вышенском монастыре. С какой любовью там все устроено и восстановлено! И я прикасался к тем бревнышкам, которые были положены там еще во времена святителя Феофана! Это святое место и Господь дал такую милость, чтобы оно сохранилось. Сделаю сравнение с Оптиной пустынью – там до революции была трапезная с изумительными росписями. И вот, когда Оптину пустынь закрыли, была дана команда все росписи сбить. Однако нанятые для этого дела русские мужики просто все закрасили. Когда же Оптину пустынь вернули Церкви, то стали думать, как сбивать этот «советский слой». Один раз стукнули – и оказалось, что краска легко отделяется и под ней – старинные росписи. Так и все росписи очистили, только местами были они повреждены.

То же и здесь – когда закрывали Вышенскую пустынь, наверняка было распоряжение о том, чтобы и духа святителя Феофана не было в кельях, где он жил. Так что же – хотя заштукатурили все, но под штукатуркой остался слой – те бревнышки, которые были при святителе Феофане. И дух того времени сохранился. Хотя мы и говорим, что камень и дерево – неодушевленные предметы, но и они передают дух человека, который жил здесь. Скажем, клуб как его ни перекрашивай, как ни переделывай, останется клубом. А храм, даже когда его оскверняли, все равно оставался храмом. И когда эту скверну выносят, даже не отремонтировав храм, сразу же чувствуется другое настроение. И бывает так, что в храме, если, конечно, не сбивали штукатурку, сквозь краску потихонечку начинают проявляться иконы. Сколько десятилетий все это было под штукатуркой, но вот ее очистили, и уже эти бревнышки говорят о словах молитвы, которую возносил в своей келье святитель Феофан.

Всех участников нашей рабочей группы я сердечно приветствую и желаю им не расслабляться. У нас времени нет. Если мы хотим к юбилею святителя выполнить ту задачу, которая поставлена перед нами Святейшим Патриархом и Священным Синодом, – то есть издать Полное собрание творений святителя Феофана Затворника, – нам надо работать и работать.

Архиепископ Рязанский и Касимовский Павел, член Научно-редакционного совета:

Я хотел бы всех пригласить посетить и Рязанскую епархию и, конечно, Вышенский монастырь, где подвизался святитель Феофан, с тем чтобы каждый ощутил тот дух, который и сегодня, слава Богу, живет в этой святой обители.

Пользуясь возможностью, хочу лично Вас, Владыка, поблагодарить за те усилия, которые Вы прикладываете для изданию трудов святителя Феофана. Эти труды сейчас очень нужны, они востребованы и светскими людьми. Вот пример – ко мне обращаются многие люди, которые совсем недавно еще носили с собой партийный билет, а сегодня говорят: «Насколько же полезно прочитать хоть какую-то часть трудов святителя Феофана!». И бывший губернатор Рязани, коммунист Вячеслав Николаевич Любимов, мне говорил: «Вы знаете, каждый день я открываю святителя Феофана и обязательно нахожу для себя что-нибудь полезное». Так что все Ваши труды будут востребованы.

Желаю всем помощи Божией!

Игумен Евфимий (Моисеев), заместитель Председателя Научно-редакционного совета, заместитель Председателя Издательского Совета Русской Православной Церкви:

Минувший год стал временем интенсивного развития проекта подготовки первого в нашей стране, да и в мире, научного издания «Полного собрания творений святителя Феофана Затворника».

Пожалуй, наиболее важным, самым отрадным событием в этом смысле стало создание – по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла – Оргкомитета по празднованию 200-ле- тия со дня рождения святителя Феофана Затворника, которое, в соответствии с указанием Его Святейшества, намечено провести на общецерковном уровне. При этом было обращено особое внимание на то, что научное издание творений святителя Феофана станет одной из важнейших задач в ходе подготовки этого празднования, получено первосвятительское благословение на наши труды.

Особое значение, которое придается грядущему юбилею святителя, выразилось на вполн наглядном примере IV Феофановских чтений, которые впервые за все время своего проведения приобрели важный церковный статус и имели немалый общественный резонанс. Чтения проходили 30 сентября – 2 октября 2010 года в Москве, а также в Свято-Успенском Вышенском монастыре, с посещением славного града Рязани. Торжественное пленарное заседание в конференц-зале гостиницы Московской Патриархии «Даниловская» возглавил Председатель Оргкомитета по подготовке празднования 200-летнего юбилея святителя Феофана Затворника, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, зачитавший приветственное слово Святейшего Патриарха. Везде, где проходили чтения, их участники чувствовали неизменную заботу и внимание священноначалия Русской Церкви, ее всечестных архипастырей, пастырей – всех тех, кто потрудился в деле их организации и успешного проведения. Низкий им поклон за все, что они сделали.

В уходящем году немало потрудился наш Научно-редакционный совет, осеняемый архипастырским благословением и молитвами его Председателя митрополита Калужского и Боровского Климента. Состоялось шесть весьма содержательных заседаний совета – три летом (в июне, июле и августе) и три осенью.

Позвольте более подробно остановиться на текущей работе Научно-редакционного совета. В период со 2 октября по 2 декабря 2010 года был сформирован рабочий план, а также развернутый план-проспект научного издания «Полного собрания творений святителя Феофана, Затворника Вышенского».

Планируется, что издание будет включать в себя около 40 томов (36 томов – произведения; 4 тома – письма святителя Феофана). Объем каждого тома – 500–700 страниц творений святителя, без учета научных статей, комментариев и указателей. Главная задача текстологов – выявление подлинной редакции текста святителя Феофана, с учетом рукописей, а также всех прижизненных изданий его творений. Все основные разночтения будут отражаться в специальном текстологическом комментарии.

В октябре 2010 года начата работа над первыми двумя томами издания. Планируется, что в 2010–2011 годах будут подготовлены его первые шесть томов.

В связи с большим объемом неопубликованных произведений святителя Феофана и общей неисследованностью темы планируется развернуть широкую архивную работу. На сегодняшний день составлен подробный аннотированный список архивных фондов по данной теме, который включает в себя описание более 313 фондов 62 государственных, ведомственных, академических архивов, библиотек и музеев Российской Федерации, а также ближнего и дальнего зарубежья. Сегодня эта исследовательская работа уже начата в 6 архивохранилищах России.

Отдельная и весьма существенная задача – составление подробнейшей летописи жизни и творчества святителя Феофана Затворника, которая должна стать основой предстоящего издания, а также материалом для составления обширного жития святителя Феофана. Выполнение этой ответственной задачи взял на себя Научно-редакционный совет по изданию Полного собрания творений святителя Феофана Затворника в сотрудничестве с Институтом мировой литературы РАН.

Важной частью издания должен стать развернутый богословский и историко-литературный комментарий, в котором будет проведен анализ всех творений святителя Феофана Затворника с позиций современной православной бого- словской науки, показана на конкретных примерах неразрывная связь его учения с догматическим и аскетическим учением Церкви и святоотеческим преданием.

Одной из важнейших задач Научно-редакционного совета на сегодняшний день является определение руководителя группы богословского и историко-литературного комментария к данному научному изданию, а также состава этой группы.

Много и других задач и проблем стоит перед Научно-редакционным советом. Но все это проблемы, вполне решаемые в ходе нашего соборного обсуждения. Мы должны помнить, что наша главная цель – это подготовка и издание основного объема текстов святителя Феофана Затворника к его 200-летнему юбилею в 2015 году. Именно этого ждет от нас священноначалие Русской Церкви, оказавшее нам столь высокое доверие, именно этого ждет и народ Божий. Так пусть же первое издание творений великого отца и учителя Русской Церкви проложит дорогу и другим научным изданиям творений других русских святых, станет прочной основой для возрождения русской патрологической, а в целом и богословской науки!

М. И. Щербакова, заместитель Председателя Научно-редакционного сове та, заведующая Отделом русской классической литературы ИМЛИ РАН им. А. М. Горького, профессор, доктор филологических наук:

Когда стал вопрос о подготовке издания, я начала обдумывать, как это лучше организовать, и некоторое время тому назад пришла к мысли, что, все-таки, имея опыт подготовки светских собраний сочинений русских писателей-классиков, мы можем воспользоваться существующими наработками. И конечно, когда готовится первое издание, а тем более когда начинается подготовка академического или научного, в нашем случае, собрания сочинений творений святителя Феофана, мы должны будем отнестись к этой задаче со всей серьезностью, и координация работы должна быть четкой и проду манной.

Понятно, что надо начинать с создания рабочей летописи жизни и творений святителя Феофана. Собственно летопись, как научный жанр, хорошо зарекомендовала себя, это особый, распространенный в наше время жанр научного исследования, собирания проверенных и точно установленных сведений, фактов биографии и творчества автора, соотнесенных с эпохой и важнейшими тенденциями времени. Материал летописи принято располагать в хронологическом порядке: рождение, этапы духовного роста, становление, просветительская и пастырская деятельность, встречи, эпистолярное наследие, корреспонденты, вехи творческой истории, появление творений в печати, прочие материалы. Мы имеем перед собой такие монументальные труды, как Летопись жизни и твор- чества Пушкина, Жуковского, Летопись жизни и творчества Белинского (это все было создано в послевоенные годы), Гусевская Летопись жизни и творчества Толстого в пяти томах, летопись жизни и творчества Герцена. Сейчас у нас также идет работа над пятитомным проектом – Летописью жизни и творчества Чехова.

Что лежало в основе такой работы литературоведов? Когда речь идет о великом писателе, в данном случае, о великом наследии святителя Феофана, не приходится говорить о том, сколь важно в труде, посвященном его жизни и творчеству, учесть и все, им созданное, и все то, что оставалось в набросках и замыслах, засвидетельствованное как им самим, так и его современниками. И вот, пойдя по этому пути, я обратилась за помощью к трем основным источникам, как это бывает в работе над летописью: к архивным учреждениям (и здесь нам очень помогает наша архивная группа), к периодическим изданиям (к работе с ними была привлечена группа студентов-практикантов Российского психолого-педагогического университета под руководством члена Совета В. В. Кашириной) и к отдельным печатным изданиям. За основу, конечно, первоначально был взят труд архимандрита Георгия (Тертышникова) «Жизнь и деятельность святителя Феофана Затворника». Это был первый пласт информации. Не всегда там были точные даты, но хоть что-то было расписано, хоть что-то было привязано к определенным датам, не только годам, но иногда и к месяцам, и к числам.

Следующий срез дал очень большой интересный материал, хоть и более локальный – труд архимандрита (впоследствии епископа) Порфирия (Успенского) «Книга Бытия моего». В этом дневнике архимандрита Порфирия вплоть до дней прописываются маршруты святителя Феофана в составе первой русской духовной миссии на Святой Земле. Не всегда отбор материала идет по алфавитному указателю к этой книге, но и по тем местам, где непосредственно имя святителя указано. Так, он, например, пишет: «я с присными своими». Понятно, что и святитель Феофан в числе его присных. По всему этому выстраивается очень подробная и важная для нас картина.

Ведется роспись писем святителя Феофана в период затвора и ответов на эти письма. Хороший результат дала переписка святителя Феофана с полковником Первухиным. Там много и прокомментировано, и из текстов писем возникают детали. Очень важно найти в архиве послужной список Преосвященного Феофана, потому что там, конечно, будут важные материалы. Собственно, любой документ, в котором указаны даты, имя или какая-то конкретика, очень хорошо укладывается в текст. На данный момент Летопись составляет шесть авторских листов, но пока это только рабочий документ.

Параллельно с Летописью собирается словник аннотированного именного указателя. Когда пойдет работа над комментарием, начиная с первого тома и дальше, мы, благодаря этому указателю, сможем хорошо прокомментировать встречающиеся имена.

Еще одно очень интересное направление – творческая история. Например, толкование сто восемнадцатого псалма. Мы обратили внимание на письмо епископу Феофану от полковника Первухина от 30 декабря 1871 года, в котором последний восхищается 118-м псалмом и, затрудняясь в понимании некоторых славянских выражений, просит разъяснить ему их значение. Не это ли желание Первухина послужило для епископа Феофана побуждением к толкованию всего 118 псалма? То же самое и с посланиями апостола Павла. Например, письмо епископа Феофана Первухину от 16 декабря 1874 года:«Спешу кончить толкование святого Павла на все послания. – Идет шестое – большущее – к Коринфянам, помолитесь, чтобы кончить. Хоть невелика будет мудрость в моем толковании; но мне думается, этим удовлетворится духовная нужда, которую многие чувствуют. На безрыбье будет и рак рыба».

Вот такие факты собираются сейчас по деталям и по крохам. Выделяется вполне точный круг знакомых и корреспондентов святителя Феофана, как до затвора, так и в период затвора.

С. В. Лизунов, ответственный секретарь Научно-редакционного совета:

На заседании Научно - редакционного совета, состоявшемся 15 августа 2010 года, было принято постановление о формировании архивной рабочей группы Совета. За истекший период сложились основные принципы работы архивной группы и началось ее постепенное формирование. В настоящее время в состав группы входят 6 человек. Это члены Научно-редакционного совета, а также приглашенные эксперты – специалисты в области генеалогии, архивного дела, истории Русской Церкви, издательского дела. В архивную группу вошли также известные ученые-филологи, литературоведы, профессора Московского педагогического государственного университета и Калужского государственного университета. По состоянию на сегодняшний день составлены инструкции и планы архивных работ, специально разработанные для членов архивной группы, которые уже ведут разыскания в государственных архивохранилищах России.

Основой для развертывания масштабной архивной работы стало составление «Общего аннотированного списка фондов архивохранилищ, содержащих сведения по теме: “Святитель Феофан, Затворник Вышенский, и его творения”». Создание такого списка было продиктовано целым рядом стратегических задач, которые стоят перед архивной группой.

Это прежде всего выявление и копирование всех без исключения сохранившихся рукописей творений святителя Феофана Затворника, а также всего иконографического материала по святителю Феофану для предстоящего издания. Кроме того, создание такого списка было обусловлено имеющимися данными по биографии святителя Феофана, не в последнюю очередь – и отсутствием единого личного фонда святителя в архивах нашей страны.

В настоящее время список включает в себя перечень из уже 317 фондов 62 различных архивохранилищ, причем справки по некоторым важным фондам или архивам сопровождаются аннотациями, в рамках которых раскрывается их содержимое. Список составлен по материалам Летописи жизни и творений святителя Феофана Затворника, составляемую заместителем Председателя нашего совета Мариной Ивановной Щербаковой, – причем описание фондов дано в соответствии с хронологией жизни и творчества святителя Феофана.

Начиная с 25 октября 2010 года архивные работы развернуты в Российском государственном архиве древних актов и Архиве внешней политики Российской империи историко-документального департамента МИД РФ (Москва; эксперт – ведущий научный сотрудник данного архива Г. Н. Горбатов), в Государственном архиве Рязанской области, фондах Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника и Центральном историческом архиве Москвы (Рязань-Москва; эксперт – секретарь Московского и Петербургского генеалогических обществ, известный исследователь А. Е. Лукьянова), в фондах Государственной Третьяковской галереи (Москва; член Совета – профессор МПГУ Е. В. Николаева), в Государственном архиве Калужской области (Калуга; член Совета – профессор Калужского государственного университета, доктор филологических наук Н. И. Пак), в Российском государственном историческом архиве, в Санкт-Петербургском филиале архива Российской Академии наук, в Рукописном отделе Российской Национальной Библиотеки, Рукописном отделе Института русской литературы, Рукописном отделе Библиотеки Академии наук (Санкт-Петербург; член Совета – научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинского дома) известный исследователь, к.ф.н. А. П. Дмитриев), в Центральном историческом архиве Москвы (Москва; эксперт – старший преподаватель Российской академии образования А. Н. Свирин).

Эта работа уже приносит хорошие результаты. Достаточно сказать, что на 30 ноября для копирования определены 483 страницы рукописного текста писем, черновиков рукописей святителя Феофана Затворника, а также связанных с личностью святителя документов биографического и исторического характера. Более того – уже сделаны и получены нами цифровые копии 200 страниц документов, относящихся к истории Вышенской пустыни и пребывания в ней на покое святителя Феофана. Всего же подобраны 683 страницы рукописных памятников.

В этой связи хочу особо выделить работу Анны Евгеньевны Лукьяновой, которая обследует Государственный архив Рязанской области. Ею не только были сделаны уникальные и весьма ценные находки подробных формулярных списков братии Вышенской пустыни за 80-е годы XIX века, в том числе настоятеля архимандрита Аркадия (Честонова) и келейника святителя монаха Евлампия (Феодорова), а также все Летописи Вышенской пустыни за указанный период, в которых, в частности, содержатся сведения о тех знамениях, которые предшествовали прибытию святителя Феофана на покой в эту обитель, но и самостоятельно и очень оперативно откопированы эти материалы и немедленно предоставлены в Научноредакционный совет.

Прекрасно работает Андрей Петрович Дмитриев, нужно сказать, что основной объем наших архивных материалов, который мы собираемся копировать, выявлен именно им. Это и достаточно обширная переписка иеромонаха Феофана (Говорова) с начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандритом Порфирием (Успенским), русским консулом в Сирии и Палестине К. М. Базили, посланником в Константинополе В. П. Титовым, переписка Петербургского периода жизни святителя с издателем журнала «Маяк» С. О. Бурачком, членами его семьи, Тамбовского периода – с пермским протоиереем Евгением Поповым, с К. В. Чевкиным и К. Н. Тихонравовым, письма ректору Московской духовной академии протоиерею Александру Горскому, письмо святителя архиепископу Палладию (Раеву). Это описание приема возвращавшихся с Востока членов РДМ архимандрита Порфирия и иеромонаха Феофана у папы Римского Пия IX в 1854 году. Это ряд донесений святителя по вопросам церковной жизни и церковной политики Православных Церквей Востока, которые он написал в бытность его настоятелем русской посольской церкви в Константинополе начальнику Духовно-учебного управления Святейшего Синода К. С. Сербиновичу.

Особенно интересны переводы различных древних греческих рукописей как церковно-исторического, литургического, так и апологетического характера, сделанные святителем Феофаном. Также в описи одного из архивных дел найдено указание на черновик толкования святителя Феофана на одну из исторических книг Ветхого Завета.

Большие перспективы у Егора Николаевича Горбатова, который провел масштабную работу по фронтальному обследованию фондов РГАДА и нашел и скопировал несколько дел, связанных с именем святителя Феофана Затворника, а также начал обследование фондов интереснейшего малодоступного Архива внешней политики Российской империи, где уже обнаружил ряд уникальных материалов. Весьма ценные и важные документы нашел А. Н. Свирин.

В декабре этого года предполагается провести исследования в Российском государственном архиве литературы и искусства, где хранится рукопись статьи святителя Феофана «Суждение о гибели “Русалки” и бывших на ней и о братстве русских с французами», опубликованной в свое время в 12 номере журнала «Кормчий» за 1894 год, а также письма святителя О. А. Новиковой и неизвестному духовному лицу,, – без обозначения в описи его сана – Амвросию, от 5 октября 1872 года. Это вполне может быть и преподобный старец Амвросий Оптинский. Также будет проводиться работа в Центральном государственном историческом архиве СанктПетербурга, где находится фонд Петербургской духовной академии, в архивах Тамбовской и Липецкой областей, в архивных фондах Государственной Третьяковской галереи и Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

Наиболее перспективным направлением работы архивной группы на январь-март 2011 года является исследование, а по возможности и копирование в богатейших фондах Научно-исследовательского отдела рукописей Российской Государственной библиотеки, в архиве почившего архимандрита Георгия (Тертышникова), известного исследователя творчества святителя Феофана, в Троице-Сергиевой Лавре, в архиве библиотеки МДА, в Отделе рукописей и, возможно, в Отделе письменных источников Государственного Исторического музея.

Исключительно важными направлениями, которые планируется интенсивно развивать также в январе-марте 2011 года, являются: работа в Центральном государственном архиве Украины, в рукописных фондах Государственной научной архивной библиотеки Украины, в Государственном архиве Одесской области, в государственных архивах Турции в Константинополе.

Отдельно стоит сказать об архиве Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон, где, по достоверным свидетельствам, могут храниться рукописи творений святителя Феофана Затворника.

Хочу еще раз повторить, что первоочередной, наиболее важной задачей, которая поставлена перед архивной группой Председателем Научно-редакционного совета, митрополитом Калужским и Боровским Климентом, является выявление, последующее копирование и передача в Научно-редакционный совет абсолютно всех существующих на сегодняшний момент в мире рукописей святителя Феофана Затворника, а также иконографического и иллюстративного материала, связанного с личностью святителя. Это, конечно, глобальная задача.

Завершая свое выступление, хочу сказать несколько слов о работе по розыску и копированию прижизненных публикаций творений святителя – как отдельными изданиями, так и в дореволюционной периодике. Эта работа идет в федеральных библиотеках России, в библиотеке МДА. Но особо хочу в этом плане выделить как раз не федеральные хранилища, а библиотеку Издательского Совета Русской Православной Церкви, где в основном благодаря неоценимой помощи и поддержке и горячему участию ее сотрудников – старейшего сотрудника Издательского Совета Галины Антоновны Матвеевой и Светланы Александровны Макариной удалось выявить и уже откопировать прекрасную коллекцию прижизненных изданий святителя, среди которых есть очень редкие, не встречающиеся в исходной библиографии архим. Георгия (Тертышникова). Речь идет об одном из самых ранних отдельных изданий «Толкования на Послание к Солунянам святого апостола Павла» святителя Феофана, выпущенного Тамбовской губернской типографией в 1872 году. В настоящее время откопировано 64 только отдельных изданий святителя из этой библиотеки и других библиотек.

Н. И. Соболев, научный секретарь Научно-редакционного совета:

На сегодняшнем заседании мы представляем план-проспект будущего издания Полного собрания творений святителя Феофана Затворника.

Предлагаемый план-проспект опирается на хронологический и тематический принцип. В целом в собрании выделяются две серии. Во-первых, богословские в широком смысле произведения, а во-вторых, эпистолярное наследие. Внутри этих серий материал располагается также хронологически и тематически. При таком расположении материала становятся понятными основные направления развития творчества святителя Феофана. В конечном счете, его целевая установка – изъяснить основы духовно-нравственного и аскетического учения Церкви для широкого круга читателей.

Характерно, что уже с самого начала пастырского служения святитель наряду с экзегетическими и догматическими исследованиями публикует тексты с изложениями основ веры, адресованные самому широкому кругу читателей. Опираясь на исследования в области библеистики и догматики, святитель Феофан выстраивает свою систему аскетики для мирян.

Таким образом, святитель в своих интенциях идет от Священного Писания через догматическое предание Церкви к духовно-нравственному учению.

Важно отметить, что этот принцип соблюдается на всех этапах творческого и жизненного пути святителя Феофана. Для понимания этой главной особенности необходимо ознакомление читателя с текстами святителя именно в хронологической последовательности. Например, первое известное произведение святителя Феофана – это исследование в области библеистики «Обозрение подзаконной религии», написанное в 1841 году, следующее – «Краткое учение о богопочитании» – создано в 1845. И

уже в 1847 году мы сталкиваемся с его произведениями на духовно-нравственную тему, адресованными простому, неискушенному в области догматики и библеистики читателю.

Другой пример. В середине 60-х годов святитель публикует несколько специальных догматических текстов, в числе которых – «Душа и ангел – не тело, а дух» (1867 год), от которых идет к произведениям, адресованным широкому кругу читателей: «Покаяние и обращение грешника к Богу» (1868 год), «О покаянии, причащении Святых Христовых Таин и исправлении жизни. Слова на святую Четыредесятницу», «Порядок богоугодной жизни» (1868 год). Эти примеры можно множить. Скажем только, что подобный подход святителя Феофана укладывается в святоотеческую традицию.

Уважаемые коллеги! План-проспект есть Среди розданных Вам материалов. Охарактеризую его несколько более подробно. В первом томе предполагаемого нами издания будет опубликовано «Обозрение подзаконной религии» – магистерская диссертация, первое самостоятельное сочинение святителя Феофана Затворника. Пока что у нас нет рукописного варианта этого текста, поэтому в данном случае образуется большая лакуна. Думаю, что одной из самых важных задач, которая сейчас стоит перед архивной группой, является разыскание этого текста. Затем следующий текст – «Краткое учение о богопочитании». В настоящее время все материалы по этому тексту, а именно, три его редакции, оцифрованы и переданы в текстологическую группу. Сейчас эти материалы набраны, и уже практически готова основная редакция этого произведения.

Следующее произведение святителя Феофана, которое будет включено в данный том, – «Что потребно покаявшемуся и вступившему на добрый путь спасения». Все материалы по этому тексту также имеются. Они отсканированы, в некоторых случаях перефотографированы. Сводная редакция также готова: тексты набраны, вычитаны и подведены разночтения по лучшей редакции. В данном случае это самый ранний текст из всех публиковавшихся.

Следующие творения святителя – «Слово в день Благовещения Пресвятой Богородицы», «Слово на освящение придела святой великомученицы Екатерины в Санкт-Петербургском Исаакиевском Соборе», «Слова Санкт-Петербургской духовной академии ректора архимандрита Феофана». Эти сочинения набраны и вычитаны. Заготовлена их сводная редакция.

Последнее произведение святителя Феофана, которое войдет в первый том, – «Предостережение от увлечения духом настоящего времени». С этим текстом сейчас работает текстологическая группа. Думаю, что к концу декабря 2010 года эта работа будет окончена. Таким образом, сами тексты первого тома будут набраны, вычитаны и практически подготовлены к изданию, за исключением «Обозрения подзаконной религии».

Есть еще один вопрос, который я хотел бы осветить. Речь идет об издании творений святителя Феофана Затворника издательством «Правило веры». В этом издании был принят следующий принцип: тексты произведений, написанные согласно правилам дореформенной орфографии и пунктуации (в этих текстах присутствует «ять», «и» десятеричное, «ижица» и другие буквы дореформенного русского алфавита), переводятся на орфографию современную. Однако если идти таким путем, то очень сложно выяснить, откуда взят тот или иной текст. Никаких дополнительных сведений, которые могли бы пролить свет на те источники, которыми пользовалось «Правило веры», нет. Мы тоже можем встретиться с этой проблемой, если пойдем по пути «Правила веры».

При работе с текстами святителя Феофана выясняется несколько очень важных моментов, связанных с его индивидуальным авторским стилем. Святитель Феофан в большом количестве использует цитаты из Священного Писания на церковнославянском языке, кроме того он использует церковнославянизмы в том случае, когда в свой текст включает аллюзии к Священному Писанию. Мы насчитываем до 80-85% церковнославянизмов в тексте святителя Феофана. Вообще надо сказать, что этот стилистический принцип в его, по крайней мере, ранних произведениях, идет вразрез с традицией, существовавшей в светской литературе 40-70-х годов XIX века, поскольку в это время появляется очень много просторечной лексики в произведениях, которые адресованы широкому кругу читателей. Тем не менее святитель Феофан, адресуя свои произведения широкому кругу читателей, в то же время включает в них большой пласт церковнославянизмов. Очень сложно представить тексты святителя без этой высокой эпидиктической составляющей.

Ваши Высокопреосвященства! Уважаемые коллеги! Обратите внимание на переданные Вам несколько страниц с примерами цитат, взятых из произведений святителя Феофана – в левой колонке. В правой колонке на этих страницах предпринята попытка перевести тексты святителя на современную орфографию и пунктуацию. В данном случае я прокомментирую эти отрывки.

Например, в работе святителя «Что потребно покаявшемуся и вступившему на добрый путь спасения» мы встречаемся с такой церковнославянской цитатой: «Да скажет Он путь, воньже пойдеши». Если мы станем писать этот текст согласно правилам современной орфографии (не трогая пока церковнославянскую лексику), то вынуждены будем произвести следующую замену: «Да скажет Он путь, в онь же пойдешь». В данном случае текст не становится более понятным, более того – в нем появляется некоторая смысловая размытость. Затем, если мы попробуем перевести еще и лексику, то у нас получится: «Да скажет Он путь, по которому пойдешь».

При таком переводе, по меньшей мере, теряется сам стиль изложения святителя Феофана Затворника. Он становится нейтральным, снижается даже до разговорного. Между тем святитель, очевидно, использовал церковнославянизмы для того, чтобы подчеркнуть включенность своего текста в святоотеческую традицию. Это как раз тот случай употребления церковнославянской лексики, когда она придает особый, архаизированный смысл произведению. Этот смысл частично теряется при переводе.

А вот другой пример, который показывает уже необходимость не просто сохранения лексики, но использования авторской орфографии и пунктуации при публикации текстов святителя Феофана.

Так, в цитате «Молись, госпожа моя, о мирѣ всего мiра» мы встречаем «и» восьмеричное и «i» десятеричное. Если перевести этот текст с использованием современной графики, то слово «мiр», становится неразличимым по смыслу. Следующая цитата: «Без сомнения ты вышла для того, чтоб ненавидеть мiр и все, что в мiре». В данном случае пример еще более критичен, поскольку «i» десятеричное дает понимание того, что здесь имеется в виду мир как мир людей.

Следующий список примеров связан с вариантами пунктуации. Первая цитата: «Таким расположением и действованием он бьет непрестанно в самую главу, гнездящегося в сердце нашем, змия, самость – главное свойство которой, все делать по своему и в свою угоду». «Гнездящегося в сердце нашем» – это причастный оборот. В данном случае, по причине придания ему семантического интонационного акцента, он выделяется запятыми. Тем не менее этот оборот стоит в препозиции, то есть в той позиции, когда, согласно общим правилам современной пунктуации, он не должен выделяться запятыми. Однако, если мы его, в соответствии с этими правилами, не выделим, пропадет важный интонационный смысл данного оборота.

Еще одна цитата «Он [Господь] по неизреченной благости своей и безмерному человеколюбию, избавлял, и повседневно избавляет меня, от прелестей демонских». «И повседневно избавляет меня» – в этой части предложения мы видим однородное сказуемое, обстоятельство и дополнение. При выделении запятыми этого места в тексте святителя Феофана очевиден акцент интонационный – здесь явное усиление. Такое выделение в общем характерно для пунктуации середины XIX века. Если же мы попробуем переписать данный текст в соответствии с правилами современной пунктуации, его интонационный облик потеряется вовсе.

Таким образом, один из коренных вопросов, который стоит перед текстологической группой, заключается в следующем. Есть ли смысл издавать творения святителя в современной орфографии и пунктуации?

Нам представляется, что если избавиться целиком и полностью от авторской орфографии и пунктуации, то возникнет опасность утраты того посыла, который святитель Феофан хочет донести до читателя. Совершенно неслучайно он в таком обилии использует церковнославянизмы. Дело в том, что время, когда создавал свои произведения святитель, – очень сложная эпоха. По сути, это время становления русского литературного языка. В современном русском литературном языке церковнославянизмы занимают пласт высокой книжной лексики, это лексика особого, высокого стиля. Эту особенность в литературе запечатлел во многих своих произведениях еще Пушкин. Вспомним хотя бы строчку из его знаменитого «Пророка», наполненную такой, церковнославянской лексикой: «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, исполнись волею моей».

Святитель Феофан в данном случае находится вполне в русле традиции не только церковной, но и светской литературы. В тоже время для него церковнославянский язык это еще и способ в наиболее точной форме донести богословскую истину, донести духовно-нравственное учение православного христианства и святоотеческую традицию, в которой, возможно, при переводе текстов на современный русский язык теряются определенные нюансы.

Хочу особо подчеркнуть, что вопрос о соблюдении авторского стиля при подготовке текстов святителя Феофана связан с той текстологической работой, которая проводится сейчас в текстологической группе. Основная цель той сводной редакции текстов святителя, которая создается текстологической группой, – восстановить авторский текст. Это очень сложная, кропотливая работа, в которую вовлечено большое количество людей. Проблема сохранения индивидуального авторского стиля и лексики, которой пользовался святитель Феофан Затворник, для текстологов, без сомнения, является чрезвычайно важной. От решения этой проблемы зависит, с одной стороны, характер и предназначение издания, а с другой стороны, его восприятие в современном обществе.

Журнал «Православное книжное обозрение»
Ежемесячное издание, выходит 11 раз в год

Главный редактор – иеродиакон Юрий (Филиппов)
Ответственный редактор – А. Ю. Сагань
Автор оригинал-макета – А. Б. Лопатина
Верстка – А. В. Соколова
Корреспондент – Р. А. Поддубцев
Рисунок на обложке – А. А. Котляров
Подписано в печать – 18.01.2011
Адрес для писем: 119435, Москва, ул. Погодинская 20, стр. 2,
редакция «Православного книжного обозрения»
E-mail: pko@pcroc.ru
Сайт: www.izdatsovet.ru
Тел.: 8 (495) 789-90-45 (добавочный 22-29)
Мнение авторов не всегда совпадает с мнением редакции
Отпечатано в ОАО «Типография “Новости”»
Номер заказа 132

Православное книжное обозрение №3(003) январь 2011



Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru