Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Дневник белого изгнанничества на «острове-голоде» 09.11.2018

Дневник белого изгнанничества на «острове-голоде»

Лемносский дневник юнкера Кубанского военного училища им. Генерала М. В. Алексеева Владимира Отрешко. 1920—1921 гг. М.: Изд. Надыршин А. Г., 2018. 108 с.

Литература Русского исхода, посвященная трагедии изгнанничества миллионов людей, огромна. Немало написано об эвакуации армии генерала П.Н. Врангеля из Крыма, о русских пристанищах в Галлиполи, на острове Лемнос, в Бизерте. Но, вероятно, отечественные и зарубежные архивы хранят еще много никем не читанных страниц русской боли, а также русской веры и надежды, потоками излившихся из пределов «зачумленной» большевизмом России во все стороны света. Некоторое количество таких страниц было недавно извлечено на свет Божий из недр Государственного архива РФ и составило книжку «Лемносский дневник…», с приложением коротких очерков по истории Кубанского Алексеевского военного училища.

«Лемносское сидение» проходило в два этапа и началось весной 1920 г. Сначала на «остров смерти» прибыли несколько тысяч эвакуированных с юга России раненых, больных, гражданских лиц, женщин и детей, оказавшихся под «опекой» английских союзников в тяжелейших лагерных условиях. Они оставили после себя сотни могил. Союзники выделили для русских самую безжизненную часть острова без признаков зелени. Голод, холод, болезни, жизнь в палатках на голой земле, без самого необходимого… Вторую волну беглецов из России прибило к лемносским берегам в конце года, после поражения врангелевских войск в Крыму. Здесь разместились в двух лагерях Кубанский и Донской казачьи корпуса. Вместе с гражданскими беженцами — более 25 тыс. человек. С кубанцами на острове высадилось в полном составе Алексеевское военное училище, в числе его юнкеров – и автор дневника.

Принимающей стороной на сей раз были французы. Их командование всеми способами старалось избавиться от русской обузы. Наши войска оказались на положении интернированных, их держали на голодном пайке, ограничивали всевозможными запретами. Боеспособная русская армия союзникам давно была не нужна, французы прилагали все усилия для разложения казачьих частей, разъединения их, «распыления» по миру.

Но «лемносское сидение» — не только глубокий рубец в памяти белой эмиграции. Это страницы настоящей русской героики, свидетельство красоты и силы русского православного духа. Генерал Врангель, побывав на Лемносе, писал в отчете: «Неустроенный лагерь, сильные ветры, срывавшие палатки, дожди, смывавшие тонкий слой глины, полная отрезанность от мира… Но… казаки остались орлами…»

О том, как удалось казакам остаться орлами на «острове-голоде», и рассказывает дневник юнкера Владимира Отрешко. Здесь почти не найти политики, нет размышлений о революции и ее последствиях, мировоззренческих рефлексий. Здесь все просто: надо выжить, переждать этот период разлуки с Россией, сохранить армию и ее боевой дух, не дать большевистским провокаторам, которые с согласия французов появились на острове, распропагандировать людей и затащить их в «Совдепию»; надо сберечь волю, мужество, физическую силу, русскую честь, любовь к родине и желание вернуться, чтобы освободить ее из красного плена.

Дневник целиком состоит из мелочей быта изгнанников, которые вряд ли найдешь в специальной исторической литературе. Подобно любым дневникам, чьи авторы живут в условиях голода, здесь много внимания уделено еде: сколько грамм хлеба, сахара или даже сколько кипятка на человека, как можно раздобыть немного денег, «загнав» на местном базаре личные вещи. Но нет жалоб, нет отчаяния и уныния. Автор избегает описания трагических сторон лемносской жизни: не говорит об умерших, лишь вскользь упоминает о доведенных до крайности казаках, решившихся от голода на грабежи в греческих селениях. Его дневник — скуповатый отчет человека, который стремится показать, что, несмотря на лишения, воинский дух казаков-врангелевцев остается на высоте. Никакие подлости французского командования не могут помешать им проводить свои празднества, вечера с представлениями и музыкой, организовывать читальни, устраивать футбольные матчи и даже при голодном пайке… соревноваться между собой в хлебосольстве. Словом, дневник юнкера Отрешко служит живой иллюстрацией к песне, которую автор не приводит, но которую пели казаки, уплывая с Лемноса на исходе лета 1921 года: «Меж ущелий, между скал По французскому веленью Дух казачий угасал. Но сильна душа казачья, Как столетняя сосна, И французскому желанию Не поклонится она».

Русские изгнанники до дна испили чашу «гражданского мученичества». Все их мысли и чувства были с Россией, однако и в начале 1920-х, и даже в 1930-х они плохо представляли себе, что происходило в Стране Советов. Из «России в концлагере», по определению И. Солоневича, до них долетали лишь отголоски ужасов коммунистической расправы с миллионами людей. Но, наверное, многие и многие, затерявшись, как Владимир Осташко, в дебрях эмиграции, с горечью не раз думали: «Не додрались!» Дневник юнкера-алексеевца позволит читателю воочию увидеть начало этого долгого пути, цель которого — возвращение на родину — так и не была достигнута. К счастью, на родину в виде таких книг возвращается память о них.

Наталья Иртенина



Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru