Издательский Совет Русской Православной Церкви: Что значит «Москва — Третий Рим»?

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Что значит «Москва — Третий Рим»? 01.12.2014

Что значит «Москва — Третий Рим»?

Учёные уверены, что эта историческая идея сегодня актуальна

В Москве в рамках выставки «Рюриковичи» прошла научная конференция «Москва — Третий Рим». По мнению учёных, идея, высказанная в 1523 году псковским старцем Филофеем, сохраняет политическую актуальность. «Внемли, благочестивый царь, — ­писал духовник Василию III, — все царства православной веры слились в единое твоё: два Рима пали, а третий стоит, а четвёртому не бывать».

Мы не только государство

Византия была не просто империей, а альтернативой западной цивилизации. И Россия до сих пор — альтернатива, восточно-православная цивилизация. Раздражение Запада всегда вызывала не столько наша сила, сколько то, что мы — иные, живём по-другому, у нас другой дух, другая вера. Об этом говорил историк Леонид Решетников, директор Российского института стратегических исследований.

Задолго до появления самого понятия «цивилизация» русские святые делали всё для того, чтобы сохранить особый духовный облик Руси. Именно этим определён выбор Александра Невского.

— Мне полжизни пришлось работать на Балканах — в Греции, Болгарии, Сербии, — рассказывал учёный. — Там живут народы, которых мы называем братскими. И действительно: откуда эта непонятная любовь, когда ты приезжаешь в далёкое сербское село и незнакомый старик вдруг целует тебе руку? Или в болгарской деревне люди растроганно плачут, когда ты говоришь, что ты русский? Я думаю, мы недо­оцениваем таинственную сакральную связь наших народов. И сербы, и греки всегда с надеждой смотрели на восток и сейчас тянутся к нам, потому что мы исторически единая цивилизация.

Увы, на Западе этого не хотят понимать.

— У нас в институте недавно была дискуссия, на ней присутствовал посол одной из ведущих стран мира. Что его больше всего взволновало? Что мы, с его точки зрения, делаем сейчас неправильный выбор — не только политический, а цивилизационный. Отворачиваемся от Европы и США. Я привёл в пример Александра Невского и сказал: да, мы отвернулись от Европы и в те времена, но только для того, чтобы сохранить свою цивилизацию.

Русь приняла эстафету от Византии

Империя — не просто земная организация жизни, это священная миссия, политическая родина христианина. С таким неожиданным тезисом выступил философ Александр Дугин.

— Император — не просто земной властитель, это религиозная фигура, он препятствует приходу антихриста, — объяснил учёный. — Падение Константинополя для православного сознания было концом света, концом того «удерживающего» от беззакония, о котором писал апостол Павел. Пала Византия — некому больше удержать антихриста. Но на Руси понимали: Византия пала, а Москва поднялась.

Два великих события почти совпали по времени: турки захватили Царьград в 1453 году, Русь окончательно освободилась от ига в 1480-м. Церковь павшей империи утратила былое значение, а в Москве расцветала: к 1479 году здесь возведён главный русский храм — Успенский собор Кремля.

Отныне к великому московскому князю перешла духовная функция, которую ранее выполнял византийский император. Сын Василия III Иван Грозный осознавал себя уже не просто государем, а носителем особой духовной миссии. В 1547 году он венчался на царство и тем самым принял эстафету от императоров Византии.

— И сегодня нам, чтобы идти к Христу, надо идти к империи, — подчеркнул Александр Дугин. — В ней наш православный русский дом. Но как идти, как восстановить полноту? Единственное, что нас нынешних объединяет с подлинным, изначальным, настоящим христианством, — это аскетическая традиция, традиция старцев, монашество.

Все нынешние политические модели (либеральные, демократические, националистические), по мнению философа, — аномалия.

— К чему они ведут, нам показывает Запад, который дошёл сегодня до Кончиты Вурст, легализации извращений. Это кара за потерю империи. Мы должны настаивать на своём собственном политическом, религиозном, духовном, историческом идеале.

Что побудило старца написать великому князю

Архимандрит Тихон (Шевкунов) напомнил, что старец Филофей был духовником монастыря и его главной задачей было приведение людей к Богу и борьба с грехом.

— Если переводить его слова на современный язык, он говорил Василию III: ты государь Третьего Рима, а что вокруг тебя творится? Что творится при твоём дворе? А творилось то, что отражено в названии послания: «О исправлении крестного знамения и содомском блуде», — сказал отец Тихон. — Вспомним и ещё один момент, происходивший в то же время, — ересь конца XV века. Чем она характеризовалась? Известно: отказ от веры в Христа, от Церкви и прочее. Но не только это. Важнейшим признаком новгородских еретиков был содомский грех, занесённый на Русь с Запада. Это был страшный нравственный бич. Именно это подвигло старца Филофея на послание, в котором он напоминает великому князю о судьбе Содома и Гоморры. Шёл XV век — в этот период падение нравов на Западе было ужасающим. Не сбылись суеверные чаяния о конце света в 7000 году от Сотворения мира — и люди сказали: раз так, всё позволено! И эта зараза начала перетекать на Русь и, особенно в элите, стала огромной проблемой.

Духовное предостережение старца Филофея помогло России сохранить традиции веры и морали, что сегодня отличает её от западной «толерантности».

Спор «стяжателей» и «нестяжателей» — выдумка

Никакого конфликта между «стяжателями» и «нестяжателями», между святым Нилом Сорским и святым Иосифом Волоцким, по словам архимандрита Тихона, не было — это придумали в XIX веке и в последующей советской историографии. Было просто два разных устава — устав большого подмосковного монастыря и устав маленького приволжского скита. Абсолютно разные вещи.

И всё же дискуссия была, но по другому вопросу: что делать с еретиками?

Нил Сорский, который этих еретиков никогда не видел в своём скиту, считал, что к ним надо относиться снисходительно. А Иосиф Волоцкий, который достаточно повидал всё зло, которое они распространяли, был иного мнения. Он говорил, что если их ересь только ересь ума, то их надо увещевать. Если же они распространяют вокруг себя нравственную заразу, то нужно наказывать, до смертной казни. В этом и была главная проблема, о которой дискутировали два святых.

— Если мы хотим сегодня походить хоть сколько-нибудь не на помпезный и тщеславный Третий Рим, который является некоей мифологемой, а нести то бремя Христово, которое возложено на православный народ, то уроки того времени очень и очень важны для нас, — подвёл итог отец Тихон.

Михаил УСТЮГОВ

«Крестовский мост»









Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru