Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Об информационном обществе, законодательстве и библиотеках 16.05.2011

Об информационном обществе, законодательстве и библиотеках

Век Просвещения обозначили литеры Гуттенберга. Смену эпох привел за собой новый способ передачи информации.

Мы живем в индустриальном мире, но информационный уже теснит его.
Коммунизм сгнил сам по себе, фашизм – остановили союзные войска, либеральная доктрина обошлись человечеству дешевле двух других идеологий, однако привела к экономическому кризису.


«Приближался не календарный - Настоящий Двадцатый Век». Настоящий двадцать первый, как заря или как зарево, загружается на наших мониторах. Не надо быть семи пядей, чтобы усвоить – в новое время нас приведет информационный поток.

Интернет сегодня – как ложноножка у амебы (кто хорошо помнит школьную программу), вытянулась, что-то впереди нащупывает, а потом медленно подтягивается основное тело.

Любые изменения законодательства – добавить, убрать или вообще не беспокоить, должны осуществляться с единственной целью – позволить потоку информации двигаться свободно, а гражданам – обеспечить максимальный доступ, право и возможность передвигаться в этом потоке.

Мы должны во второй раз поднять железный занавес, на этот раз – между населением и информацией, иначе окажется вне мирового контекста, и уже навсегда сядем как двоечники «на камчатке».

Сетуем, что молодежь не читает. А у нее есть эта возможность? В двадцатом веке нам уже приходилось учить историю по самиздату, а географию по переводной литературе. Читая Грема Грина, я думала, что Пронт-о-Пренс – фантастический город, а тотон-макуты – загадочные гоблины.

Новым «занавесом» стало информационное неравенство. Аспирант из Кемеровской области, студент, который живет на Чукотке, школьник из Вологодской области – отрезаны от полноценного образования необходимостью ехать через всю страну в федеральные библиотеки. Сегодня жизненно важен доступ к технической литературе, зарубежной, переводной, к русской классике; школьник в любой деревушке должен нажать кнопочку на компьютере и прочитать всю программу по внеклассному чтению, не отрывая попы от стула в школьной библиотеке.

Создание электронных копий библиотечных фондов технически легко осуществимо, опыт показывает, что не требуется больших вложений, и необыкновенно дешево для пользователя. Проблема упирается в законодательство. Конституция утвердила за нами право свободного доступа к информации, ГК закрепил авторское право.

Это противоречие стало поводом для обсуждения в Общественной палате: как найти компромисс между интересами правообладателей и потребностями образования, а главное – как воплотить его законодательно.

Сама по себе такая коллизия существует в каждой стране, и везде решается по-разному. Например, в Норвегии автоматически электронная копия появляется у каждой книги, поступившей в библиотеку. В других странах практикуется норма «fair use», право на добросовестное использование информации. Суть этой нормы – джентльменское соглашение между обладателями авторских прав и потребителями информации, закрепленной в авторском праве. Доверие – самый большой дефицит в нашей стране, нам, привыкшим к тотальной секретности, начиная от гос. тайны на рецепт кефира и кончая старушкой со свистком у входа в сельский клуб, будет нелегко доверить студенту навсегда унести из библиотеки файл с изданным двухтысячным тиражом автореферетом.

Краеугольным камнем для модернизации является современное образование и любые меры хороши, чтоб перелить знания из фондов библиотек в головы студентов.

Сто раз надо подумать, прежде чем устанавливать любые новые рестрикции, ограничивающие свободное плавание в интернете. Развитие интернета опередило законодателей: явление есть – закона нет. Законотворцы время от времени вспухают и пытаются остановить плотину известным им способом – «цензура», «запреты». Каркас на волнующееся море не наденешь.

Сюда же примыкает и проблема пиратства. Значительно проще приклеить ярлык и переживать, что пираты наносят миллиардный ущерб, чем задуматься, что на самом деле стоит за этим понятием. Ущербом, между прочим, является, например, ограбление ларька, торгующего дисками (лицензионными). Поэтому, по сути речь идет о недополученной прибыли, а это – другое, и как минимум, ее не так легко подсчитать. И тут возникают вопросы. А есть ли вообще недополученная прибыль? Исследования говорят, что покупатели лицензированных и нелицензированных фильмов, музыкальных дисков – это одни и те же люди.

Вынуждены признать также, что не было бы всеобъемлющего, всеохватывающего масштаба интернета, компьютеров, если бы молодежь в нашей стране вынуждена была бы платить за ПО.

Посмотрим правде в глаза – технологически невозможно поставить пиратству заслон. Возможно это не потому, что еще не придумали хороший способ, а потому, что это и есть новая реальность.

Потуги остановить процесс напоминают попытки датского мальчика остановить плотину, заткнув дырку пальчиком – очевидно, что и правовые и деловые отношения будут подстраиваться под развитие информационных технологий, а не наоборот.

Способ существования в новой реальности, в информационном обществе, нам сегодня также туманен, как не мог, наверное, Гуттенберг предугадать офсетную печать.



Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru