Издательский Совет Русской Православной Церкви: Митрополит Климент: О слове и цифре

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Митрополит Климент: О слове и цифре 14.03.2022

Митрополит Климент: О слове и цифре


Ежегодно 14 марта мы отмечаем День православной книги. В этот день в 1564 году дьяконом Иваном Федоровым в Москве была напечатана первая книга «Апостол». И вспоминая выход первой печатной книги, хотелось бы поговорить о значении книги сегодня, а точнее о слове и цифре в наши дни.
Значение слова велико, оно пробуждает в человеке творческое начало. Когда мы слышим, читаем слово, мы не просто его пассивные «потребители». Мы участники процесса, в какой-то мере соавторы.
Когда человек читает книгу, он не просто воспринимает буквы, слова, изложенные в ней сюжеты. Читатель проникается заложенными в ней смыслами, с чем-то соглашается, а что-то вызывает у него вопросы. В чем-то он видит незаконченность и в своем воображении дорисовывает общую картину. Он представляет героев, переживает вместе с ними, воспроизводит в себе описанную природу. Автор в художественном произведении создает целый мир, а читатель на время переходит жить в этот мир, дорабатывая его картины. Мир книги он не получает «автоматически», без усилий. Воображение, умение сочувствовать, сопереживать, размышлять – все это понадобится человеку при чтении книги. И тогда перед ним раскроется мир художественного произведения.
Человек при чтении всегда добавляет свой опыт. Чаще это делает он невольно. Все мы воспринимаем описанные образы, предметы, описанные сюжеты с учетом своего опыта. Вряд ли можно найти в точности одинаковое восприятие одной книги разными читателями. Каждый немного по-своему представляет героев, дома, улицы, природу и т.д. Одному человеку пока доступен только самый общий смысл, другой способен видеть множество его оттенков, смыслов, наслаждается аллюзиями и реминисценциями.
При чтении есть некоторая неполнота (это благотворная неполнота), которая «включает» в читателе творческое начало. И вот уже взрослый снова и снова шепчет наиболее понравившиеся строки в стремлении понять их еще лучше. Дети, собравшись вместе, начинают воплощать то, что прочитали, на импровизированной сцене. Фантазия подсказывает, что из того, что доступно, может стать декорациями. Откуда-то появляются, на месте из чего-то создаются наряды. Создается соответствующая атмосфера. Востребованы все способности: кто-то рисует, кто-то подбирает мелодию, кто-то песню репетирует, кто-то что-то мастерит. Взрослых тоже привлекли: те тоже уже что-то мастерят, пробуют свои силы в эпизодических ролях.
К книге, к слову можно возвращаться много раз. Прочитал сейчас – одни впечатления. Снова взял через несколько лет – и впечатлений больше. Стало понятно то, что еще не понимал раньше. Помог новый опыт, знания, которых раньше не было.
Важно отметить и значение слова устного, живое общение. Оно тоже всегда предполагает живую реакцию. Мы стараемся понять собеседника, показываем свое внимание к тому, что он говорит и к нему самому. Сочувствуем, сопереживаем или радуемся вместе с ним. Мы не просто механически слушаем, мы стараемся понять, что человек пережил, почувствовал. И мы даем отклик. Даже если мы почти всегда молчим, мы ободряюще или понимающе киваем, поддерживаем контакт глаз, время от времени хотя бы подходящими по интонации и смыслу междометиями поддерживаем беседу, задаем короткие вопросы, помогающие собеседнику лучше раскрыться.
Если мы хотим услышать художественное слово со сцены, мы идем в театр. Мы настраиваемся на особый мир – мир театрального искусства. Замираем вместе со всем залом в самых сильных моментах. Перед нами живое воплощение, живое слово. Но и здесь мы привносим немало своего. Мы не воспринимаем механически что-то «готовое». Мы должны что-то представить сами, порой забыть о некоторой условности происходящего на сцене, чтобы по-настоящему прочувствовать художественный мир пьесы, спектакля. Мы переживаем, сочувствуем, сорадуемся, порой плачем даже, размышляем, бывает, что и ведем внутренний спор с автором, режиссером, актером или с самим собой.
Цифра многое упрощает… Она приучает нас к готовому. Не надо представлять самому, не надо задействовать фантазию, воображение. Не очень актуальны и творческие способности. Не надо больше для любительского спектакля делать забор из большой картонной коробки, не надо вместе его раскрашивать. «Сделаем» все это на компьютере. Покажем с помощью технических устройств. А то, что изготовление декораций, костюмов и т.п. из того, что под рукой, своими силами – мощнейший стимул для развития фантазии, творческого начала, умения интересно мыслить, – это не учитывается.
Цифра многое может за человека. Не надо самим играть на музыкальном инструменте или искать того, кто может это сделать. Найдем запись мелодии, сделав пару кликов, и все. Это не фантазии. Есть школы, в которых на всех мероприятиях и школьных конкурсах дети, имеющие неплохие способности петь, должны не ноты приносить, чтобы вместе с учителем музыки отрепетировать свой музыкальный номер, а скачать из Интернета «минусовку» (музыку без текста песни). Во время мероприятия они будут петь под нее, т.е. талантливый ребенок не отрабатывает с учителем что-то свое, а просто копирует чужую песню. И где же здесь творческое развитие ребенка?
Еще одно опасение для человека со стороны цифровых технологий. Когда человек хочет поднять себе настроение, он не берет соответствующую книгу, где есть комедии или рассказы, а находит в интернете видеоролик, который показался ему смешным. Это уже готовый «продукт», сделанный кем-то другим. Все уже представлено визуально, в действии, в движении. Не нужно использовать свою фантазию, воображение. Не нужно создавать что-то свое. За тебя уже все сделали. Не нужно испытывать какие-то сложные чувства, долго размышлять. Видеоролик часто делается так, чтобы заставить испытать что-то совершенно определенное, однозначное. Посмеяться, например, над чем-то несложным, простым. Когда человек это смотрит, от него не требуется усилий. Он просто потребитель. Потребитель того, что кто-то сделал. Видеоролики обычно небольшие, они создаются в расчете на клиповое мышление, и они это мышление формируют.
Если человек долго и постоянно смотрит подобные ролики, не требующие интеллектуального отклика, раздумий, сопереживания, легко ли ему будет потом воспринимать даже фильм, снятый по классическому произведению, не говоря о спектакле или о чтении книги? Современные технологии позволяют нам по нажатию кнопки получить готовые развлечения, не требующие, повторю, от нас никаких усилий. Но если мы не заставляем свой мозг работать, если мы не задействуем умение сопереживать герою, не будем развивать воображение, то постепенно человек будет деградировать, у него не будет развития, интеллектуально он будет становиться слабее и слабее. Техника нам дает все больше, и мы все больше получаем в готовом виде и все меньше умеем сами.
Живое слово помогает человеку расти. Оно не дает ему застыть, а потом и потерять данное Богом человеческие качества – разумность, способность мыслить. Цифровые технологии позволяют все больше пользоваться чем-то уже готовым, сделанным кем-то другим или программой, а мы становимся все более от них зависимыми.
Мы должны помнить, что технологии – это только технологии. Использовать их во благо или стать зависимым от них – выбор человека. А Господь дал нам все: творческое начало, ум, способность размышлять, человечность. Не растерять бы эти ценные дары в погоне за удобством, простотой и быстротой.

Источник









Лицензия Creative Commons 2010 – 2022 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru