Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Как уроки литературы приводят к Богу 09.09.2020

Как уроки литературы приводят к Богу

Есть учителя литературы, послушав которых, сразу хочется погрузиться в произведения Пушкина и Достоевского, а еще – обязательно пойти в храм и стать церковным человеком. Таким удивительным талантом обладает Николай Лобастов – преподаватель с многолетним стажем, автор книги «Записки сельского учителя». Наш собеседник поделился своим опытом: как увлечь школьников русской классикой и открыть для них мир православной веры.

Досье. Николай Лобастов – педагог, писатель, выпускник Свято-Тихоновского православного университета. В книге «Записки сельского учителя» (1-6 части) он рассказывает о русской литературе и христианстве. Живет в городе Лыскове Нижегородской области.

– Николай Алексеевич, когда Вы говорите подросткам о русской классике, как они реагируют?

– Мне нравится выступать перед старшеклассниками. У них натура – открытая, очень восприимчивая. Их волнует поиск истины, проблемы любви, смерти. Это всегда будет одинаково, во все времена. Подростки задают «каверзные вопросы» – слушают, обсуждают. Мне нравится, когда есть диалог. Мой подход в преподавании литературы имеет особенность. Я смотрю на русскую классику через Евангелие и православную веру, рассказываю ученикам о духовных исканиях писателей, как в их творчестве раскрывалась религиозная тема. Какие замечательные строки есть у Есенина: «Душа грустит о небесах, она нездешних нив жилица». Эту же мысль раньше и по-своему выразил Пушкин: «Стремится к небу должен гений». Именно тоска по совершенству заставляла русских писателей взяться за перо. Когда затрагиваешь эти темы – аудитория живо реагирует.

– И все же многие говорят, что нашим детям читать и слушать про Евгения Онегина уже не очень интересно…

– Христос всегда, и сегодня, и завтра – один и тот же. Он – мера всех вещей. Вечные ценности – одни и те же. Мучительные и проклятые вопросы, затронутые в классике, будут до скончания века. И дело учителя понять: под каким углом на героев Пушкина или Лермонтова посмотреть, какие акценты сделать. В советские времена из всех героев, даже из Онегина и Печорина, делали революционеров, и умным ученикам было скучно. Если сегодня из Онегина и Печорина сделают только эстетов, скучающих дворян – это тоже будет неинтересно. Плохо, когда преподавание классики оторвано от сегодняшнего дня. А если учитель помогает школьнику решать насущные вопросы, получится увлекательно. Как можно посмотреть на хрестоматийных героев? Евгений Онегин – исповедует гедонизм, свободомыслие, ни в чем не нуждается, ни о ком не заботится. «Бери от жизни все» – как сказали бы сегодня. И при этом страшно скучает, мучается – «экзистенциальной тоской». В чем-то это западный путь развития личности, когда человек делает культ из свободы и ставит себя в центр мира. А Татьяна, русская душой, олицетворяет патриархальные ценности, верность Божественным заповедям. Она живет в согласии со своей совестью, для нее долг важнее страсти.

– Какие интересные подробности можно рассказать о Пушкине, чтобы раскрыть его религиозные чувства?

– Возьмем такой факт из биографии поэта. В 1824 году Пушкин прибывает в ссылку в Михайловское. И живет там два года в обществе престарелой няни. После 1825 года Пушкин перестал пародировать религию, оставляет увлечение вольтерьянством и байронизмом. Он пишет друзьям: «Нет ничего более мудрого, как сидеть у себя в деревне и поливать капусту». Столичные греховные страсти – карты, светские сплетни, вино в нем приглушаются. Можно сказать, что деревенская жизнь его преобразила. Он слышит настоящую русскую речь, начинает чтить традиции предков. Ему интересны Святогорский монастырь, богомольцы, игумен Иона, чтение Библии и святых отцов. Все это просветляет душу. Знакомому священнику Пушкин заказал отслужить заупокойную литургию по Байрону. В Михайловском он пишет знаменитое стихотворение «Пророк», которое отсылает к библейскому сюжету о видении серафима пророку Исайе – «Духовной жаждою томим...». Пушкин прекрасно выражает мысль, что дар пророчества дается избранникам – Богом, чтобы через них донести до людей Свою волю. А какой проникновенный образ монаха Пимена создает Пушкин в «Борисе Годунове»! Эта поэма также написана в Михайловском. Герой Пушкина, старец-летописец, признается, что поведал блаженство – «Как в монастырь Господь меня привел». Пимен, по замыслу автора, воплощает такие христианские добродетели как набожность, кротость, мудрость, усердие. Учитель ненавязчиво может сделать на этом акцент, пробудить в детях интерес – узнать больше о христианстве. У современных школьников – клиповое сознание. Они привыкли, чтобы все было кратко и познавательно. Учитель должен уметь удерживать внимание, увлекать – то есть говорить о самом главном, используя яркие детали и запоминающиеся примеры.

– Сегодня все больше сторонников дистанционного образования. Как Вы к этому относитесь?

– Это результат прагматичного подхода, когда человек – потребитель, винтик системы. Возникает представление, что образование – товар, мозги – товар, деловые качества – товар. Если подходить только с рыночной точки зрения, то дистанционное образование удобно. Но преподавание – это не только передача знаний от учителя к ученику. В процессе обучения важны интонация, жесты, выражение глаз, личность педагога. Знаете, это как иногда посидеть рядом со святым человеком. Уже никаких слов не нужно, в глаза посмотрел, и все самое главное почувствовал. Если в образовании будет преобладать либеральная идеология, то дистанционная форма – победит. Она удобна и для экономики, и для государства. Но при этом личность нивелируется, личность стушевывается.

­– Какие книги о семье Вы можете порекомендовать?

– Конечно, «Капитанская дочка» – где прекрасна показана семья Маши Мироновой, любовь и верность друг другу ее родителей. Также приходит в голову роман Гончарова «Обрыв». Там бабушка великолепна, и ее отношения с внучками. В книге задаются правильные акценты для построения семьи. У Тургенева прекрасны старики Базаровы. Они мелькнули немного эпизодически, но это очень трогательные, преданные друг другу герои. Тургенев как гениальный художник отобразил великолепно и их любовь к сыну, и любовь к друг другу. А вот самого нигилиста Базарова, увы, невозможно представить семейным человеком, качающим в колыбели ребенка. Василий Розанов писал об этом. Для «передовых людей» позапрошлого столетия семья уже не казалась ценностью. Во второй половине XIX века любимая тема в литературе: страсть выше брака. И все писатели, начиная с Тургенева, посвящали этому свои произведения. Вспомним Анну Каренину в романе Толстого, Екатерину Кабанову в пьесе Островского. Или возьмем Серебряный век, Александра Блока. Каждый его новый сборник был посвящен новой пассии. Писатели такого типа искали вдохновения в страстях. Им казалось: семейный быт, теща, пять детей – о чем здесь писать! А Достоевский, остепенившись с годами, смог сочетать и литературное творчество, и счастье в семейной жизни. И многие славянофилы могли. Прекрасные семьи были у Сергея Аксакова, у Хомякова и Киреевского. В советские времена писатели на страстях уже не делали такой сильный акцент, потому что брак называли ячейкой общества. И получилось, что советская литература, в частности, писатели-деревенщики вернули тему семьи.

– А как Вы пришли к вере?

– У меня была верующая бабушка, она молилась за нас. В советские времена у нее в доме собирались православные люди, помню, как они пели церковные песнопения. Местные власти бабушке это пытались запретить. Она сказала: «Никого не буду слушать». И ни на кого не обращала внимания, все двунадесятые праздники отмечались в ее доме. Бабушка давала мне читать Евангелие, когда я учился в 3-5 классе. А потом наступило время юности, и все, что связано с бабушкой, ушло в сторону. Моя молодость – это 70-е годы, время государственного атеизма. В ту пору я не встречал священников, не открывал Библию. А потом пришла перестройка, все вокруг зашаталось. И передо мной встал главный вопрос: зачем мы живем? Если не коммунизм, то тогда – что же нас ждет впереди? Ответы находишь тогда, когда задаешь вопросы. А вопросы помогала задавать литература – мой любимый предмет в школе. И любимая учительница – Лира Михайловна – преподаватель литературы.

– Именно поиски смысла жизни привели Вас в Церковь?

– Да, я как-то от головы шел. Стал много читать. Специально ездил в областной город Нижний Новгород, скупал церковную и философскую литературу, все жадно проглатывал. А потом к нам в село Просек Лысковского района приехал прекрасный батюшка из Москвы. В храме святителя Николая Чудотворца появился отец Владимир Антипин, он – духовное чадо отца Михаила Труханова. Наш батюшка начинал на Ваганьковском кладбище, алтарничал, когда преподавал в Лесотехническом московском институте начертательную геометрию. Потом он сознательно уехал из столицы в глубинку. Он – прекрасно образованный. Если бы не его помощь и наставления, не было бы и моей книги «Записки сельского учителя». Он большой аскет. Сейчас ему уже 80 лет, а я четверть века – его духовное чадо.

– Какое главное наставление давал Вам духовник в начале пути?

– Батюшка сразу сказал: каждое воскресенье быть в храме. Только если лежачий, можешь остаться дома. И последние лет 15 не было ни одного воскресенья, когда бы я пропустил Литургию. Батюшка у нас строгий. Соблюдать седьмой день – это Божия заповедь. Церковная жизнь и привела меня к тому, что и книга «Записки сельского учителя» получилась с таким строгим взглядом православного человека. Все благодаря нашему аскетичному подвижнику – отцу Владимиру Антипину.

– Кто-то, принимая крещение, не ходит в Церковь. Почему?

– На мой взгляд, главная причина – жажда комфорта. Нам хочется, чтобы все пришли в храм. Но в Евангелии рассказывается, что Господь накормил хлебами пять тысяч человек, а потом – где они оказались? Ведь видели такие чудеса! А на Голгофе рядом с Господом почти никого не остается. Сейчас многие ссылаются на занятость, на загруженность: хочу в храм, но вот некогда. У каждого времени свой соблазн. Сегодня главное искушение – это комфорт. Пока человеку хорошо живется, он не спешит в церковь. Мои бывшие ученики часто ко мне подходят и говорят: «Да, да, надо сходить в храм. Я давно собираюсь. Но жизнь закрутила. Стройки, бизнесы, работа». Каждый сам делает свой выбор, а Бог ждет всех.

– С каким чувством Вы встречаете 1 сентября?

– Я люблю оглянуться назад и вспомнить свои школьные годы. Мы жадно стремились насладиться общением, потому что целое лето не виделись. 1 сентября – это белые фартуки, цветы, счастливые лица учителей, любовь, которая была между нами. Жизнь идет вперед, что-то появляется, а что-то исчезает. Сейчас общения все меньше, дети – в гаджетах. Хочется, чтобы все лучшее, что наработала отечественная педагогика – развивалось. Мы доверяли своим прекрасным учителям. И вместе с ними рука об руку шли по жизни. Не знаю, кто кого учил больше: они нас или мы их. Вместе плыли по океану жизни. Учитель – не должен превращаться в менеджера, а оставаться – наставником, старшим товарищем.

– В чем особенность современных детей?

– Современный ребенок с легкостью переключается с учителя на друзей, на интернет. Если ему что-то не нравится, он тут же поменяет общение в интернете. И это вредно для человека. Он не должен существовать хаотично, аморфно. Мы живем рядом с ближними, познаем их. И себя лучше понимаем. Хорошо, когда люди трутся друг о друга, как камушки в едином коллективе – и в школе, и в вузе, и на работе.

 

Беседовала Татьяна Медведева

Источник

 

 

 

 









Лицензия Creative Commons 2010 – 2020 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru