Издательский Совет Русской Православной Церкви: Сочинения победителей конкурса «Лето Господне»

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Сочинения победителей конкурса «Лето Господне» 26.04.2016

Сочинения победителей конкурса «Лето Господне»

Творческие работы лауреатов Международного детско-юношеского литературного конкурса имени Ивана Шмелева «Лето Господне».

1 место – Рылов Серафим Александрович, учащийся 6 класса средней  общеобразовательной  школы №6 городского округа Шуя, Ивановская область

Тема: «Но здесь мой дом, здесь я родился…».

Шуя – очень большой городок. В ней не так много людей, домов, машин. На неё не обращают внимания туристы, знаменитости. Но плохо ли это?

Давайте рассмотрим Москву. Москва – столица России. Этим она заслужила почёт, особое место среди других городов, она привлекает многочисленных гостей. Но какой ценой! Пусть за окном солнечная погода, природа радует своей красотой, зато клубы тумана, пыли, дыма уничтожают дух свободы в человеке. Призрак цивилизации проникает в каждый дом, в каждую душу. Приехав сюда, я попал в поток людей, спешащих куда-то в неизвестном направлении.

Куда и зачем они бегут? За счастьем? Но в чем счастье? О чём мечтает человек? О тихом, спокойном месте, о жизни без забот. О мягкой зелени весны, о тёплом лете, о золотой осени, о нарядной зиме. Кто-то мечтает и о деньгах, но только тот, кто чёрств душой.

Таков мой город. Просыпаясь, я вижу в окне чистое лазурное небо, золотые купола храма, устремлённый вверх шпиль колокольни. Солнечные лучи радостно приветствуют меня: «Доброе утро! С началом нового и чудесного дня!»

Шуя наполнена человечностью, счастьем жизни. Прекрасные люди живут в ней, благодаря Бога за такую милость.

Шуя воспитала множество известных личностей, много сделавших для города и государства. Один из таких людей – знаменитый поэт и писатель К.Д. Бальмонт. Он проплыл, прошёл, проехал много вёрст по всему земному шару, он видел разные города, сёла, дома. И везде он помнил о своей малой родине. Шуяне гордятся своим земляком. Ежегодно проходят конкурсы, чтения, посвященные произведениям поэта. На них выступают и взрослые, и дети. Они стараются донести до нас чувства, которые испытывал автор. Чтецы, как и сам К.Д. Бальмонт, повествуют о прекрасной и родной Шуе, радуясь за неё.

А что в этом, на первый взгляд, особенного? Ведь все люди гордятся своей родиной. Ведь есть города в разы лучше и краше. Но я здесь родился, и для меня Шуя – особое место, не такое как все. Экзюпери, известный французский писатель, в книге «Маленький принц» писал: «Это твоя роза. Ты отличишь её от тысячи других роз». Так и я отличу свою Шую от тысячи других небольших городов, пусть их тоже назовут этим прекрасным именем.

А почему «именем»? Почему «именем», а не названием? Город что, живой? Конечно. Каждый город не только живой, но у него есть и своя неповторимая душа, свой характер. У Москвы он, как у доброй хозяйки, гостеприимный, у Санкт-Петербурга он гордый и возвышенный, а у Шуи он родной, мягкий.

Она не пропитана духом современности, в ней нет высоких зданий, дорогих машин, в ней нет ничего такого, ради чего хочется умереть. Но я же шуянин, мои родные, знакомые, незнакомые – все они живут здесь, в этом городе. Мы не променяем его ни на что другое. Все мы – братья. И в этом отношении друг к другу чувствуется православная вера.

Шуя – очень благочестивый город. До революции здесь действовали более двадцати храмов, и везде лилась молитва Богу. Но всё изменилось столетие назад. Дух революции, захвативший и поработивший мир, изуродовал как внешность, так и душу Шуи.

Пришли большевики. И вскоре раздались взрывы, выстрелы, разрушились храмы, полилась православная кровь. Вера была затоптана и истерзана. Шуя погрузилась во тьму.

Но вдруг затеплилась надежда: православная Шуя будет жить. Произошло чудо: после десятилетий безбожия люди поверили в это, и Шуя стала преображаться. Стали восстанавливаться храмы, заработали церковные мастерские, люди стали верить в Бога.

И их труды не пропали даром. Продолжает радовать и восхищать высокая колокольня, купола храмов сверкают на солнце своими золотыми крестами. И наш маленький храм, освящённый в честь святого благоверного князя Александра, вернулся к православной жизни. Каждый день мы ходим помолиться и поблагодарить Бога за это чудо исцеления. Мы рады за наш город, за его жителей, за всё.

«Многие города терпели годы безбожия и поднимались из пепла. В вашем городе нет ничего особенного, он как все!» – подумаете вы. Шуяне вам ответят: «Но здесь мой дом, здесь я родился…»

1 место – Агафонова Анастасия Алексеевна, учащаяся 8 класса, МКОУ  «Средняя школа № 7 городского округа город Михайловка», Волгоградская область;

Тема: «Но здесь мой дом, здесь я родился…»

Степная трава

Наш родовой хутор Кривой Суходол. Его святой покровительницей считается великомученица Параскева Пятница. Она покровительница семьи и дома, полей и скота. Святая помогает девушкам найти хороших мужей. Нашу прабабушку звали Прасковья.

Прасковья рожала десять раз. На каждого сына на Дону давали надел земли. Не просто так. Казачонок вырастал казаком и за этот надел щедро поливал чужую землицу своей кровью. Семья была по старой вере, жила на хуторе с красивым названием Кривой Суходол. Работали дружно, «до упаду», но и жили справно.

Прасковья учила историю России по своим потерям. Германская забрала двух сынов, революция – трех. Во время расказачивания родилась дочь. Раскулачивали их семью свои – самые бедные казачишки: пьянь да брехуны. Мужа Игната со старшим сыном сослали в Сибирь: они пропали.

Забрали новый, построенный своими руками дом, быков и лошадей, весь хлеб. Прасковью со младшими детьми переселили в старую избушку с земляным полом и дырявой соломенной крышей.

Ночью, как вор, женщина пробиралась в свой двор. Отвязала скулящую собаку, вошла в распахнутую дверь дома, затеплила свечу. Новая власть забрала всё, но в углу стояли родные иконы. Быстро сняла их, прижала к груди и ушла не оглянувшись.

Пока доилась корова, были свёкла да тыквы – жить было можно. Весной посадили огород и бахчу. Пятеро «помощников» заставляли мать жить, а уставала она так, что на слёзы времени не было.

Молилась Прасковья привычно, но не светло, а яростно. Громко и чётко повторяла она древние слова, то ли пытаясь до кого-то докричаться, то ли показывая кому-то, что она не сдалась. Дети запомнили всё дословно, мне кажется, что те слова её горячих молитв слышу и я.

Потом загнали Прасковью в колхоз, работала как все за трудодни, бесплатно. Три страшных года была засуха, но она сохранила всех детей.

С зимы мать прятала по одному яичку в солому под крышу. Она решила, что у детей будет праздник Пасхи. Пришел чистый четверг. Перемыв всех детей в корыте у русской печки, Прасковья бросила в чугун щепоть степной травы, ею всегда на Пасху яички красили. И послала дочку по чуть живой лестнице под крышу, приказав собрать в подол платьишка яйца. Та бросилась бегом, но спускаясь – упала: то ли с голода, то ли ветхая ткань порвалась, то ли лестничка подломилась.

Девочка лежала не открывая глаз, ей хотелось умереть, а Прасковья нашла-таки среди разбитых яиц одно целое. Его-то и покрасили, оно сияло и алело как чудо. И праздник – пришёл, и Христос – воскрес.

На пасхальный неделе дальняя родня из-за реки привезла муку. Пришёл сосед – нелюдимый бобыль – принёс горох да редьку. В школе стали давать чай с кусочками хлеба, его дети несли домой. И тут отелилась отощавшая, чуть живая корова. Её кормили соломой с крыши…

На Великую Отечественную войну мать проводила четырёх сыновей. Послала защищать Родину: сухую степную землю, заречную родню, старого бобыля. А как защитить мать они и сами знали.

С войны вернулся один Пётр. Я – его правнучка. Когда прадед рассказывает о бабушке Прасковье, я спрашиваю: Какой памятник она заслужила?

– Да есть ей памятник, – отвечает он. – Родина – мать на Мамаевом кургане. Ей и тёте Кате – соседке, и Анне Львовне – врачихе, и Моте, и Марфе, и всем женщинам, чьи сыновья с войны не вернулись.

На Радуницу наша большая семья собирается на том месте, где раньше был хутор с красивым названием Кривой Суходол. По печным кирпичам находим свой дом. Там густо растёт та самая безымянная степная трава, которой пасхальные яйца красят.

Прадед громко и четко молится, а после рассказывает историю нашего рода. Чтобы помнили. Чтобы не повторилось! Я знаю, что наша семья, как та самая простая степная травка. Нас нельзя уничтожить ни засухой, ни морозом, ни подлым наветом, ни вражьим сапогом. Мы не сдадимся. Как Прасковья.

1 место  – Артемьева Ирина Михайловна, учащаяся 11 класса Гнилицкой  православной  гимназии имени святителя Николая Чудотворца, Нижнего Новгорода

Тема: «Но здесь мой дом, здесь я родился…»

Открываешь глаза и ловишь лучи утреннего солнца на переплетах книг. Жмуришься, невольно смеясь. И в душе – радость. И столько в ней нездешнего света, окутывающего тепла, что замираешь – лишь бы сохранить, не расплескать. Но откуда она?.. И вдруг (хотя и знаешь, что совсем это не «вдруг», не случайно) осознание приходит – я дома. И мой дом на огромной, прекрасной и странной земле у меня есть. Я чувствую, знаю его…

      Он в книгах, знакомых с детства, книгах, вошедших в меня с голосом мамы, в книгах, которые полюбила сначала за буквы, потом слова, а потом за душу, живую и неповторимую.

       Дом в наших с папой прогулках по старинному Нижнему, когда я, маленькая, шестилетняя, держала его за руку и слушала его, всегда смотрящего вдаль и будто бывшего незримым очевидцем того, о чем говорил. Все мои знания о слове и любви Христа. О святых, о русской истории, об Александре Невском, о царской семье – оттуда. И крепкое (держащее до сих пор) чувство, что я – не потерянная, оторванная, блуждающая комета, а часть, пусть и невыразимо маленького, глубокого и великого течения – тоже оттуда.

        Мой дом в Дивеевском монастыре. В три года бродила среди могучих соборов и думала, откуда столько цветов на земле? Я же иду долго-предолго, а они не кончаются. Теперь же приезжаю и думаю, откуда такой покой? Мои бесконечные страхи, метания словно стыдятся выползать со своей суетливой приземленностью. И вернувшись оттуда, знаешь, что вся наша жизнь – тоска по этой тишине, горячее стремление и тяжелый путь к ней.

        Еще дом мой в открытых на Троицу окнах нашей гимназической церкви и в душистом и терпком аромате трав, покрывающих пол. В маленьких детских головках, притягивающих июньское солнце, в березовых букетах, в лицах друзей-одноклассников. И в ощущении того, что эти люди, стоящие рядом, охвачены радостью и благодатью Троичного дня, и связаны с тобою этим светом с далекого детства на всю жизнь.

        Мой дом в музыке. В возносящем пении церковного хора, в беспрестанно стремящемся и уводящем в небо Бахе, в Моцарте, который радуется и благодарит за эту радость, в открывающем душу Рахманинове. В музыке, одаривающей меня мыслью и вдохновением.

        Где же еще мой дом? Он в ликующей Пасхальной радости, в серых вербочках, в развалившемся деревенском доме и печальных полях вокруг, в трепетании свеч и в разговорах с папой, в чистой бумаге и в готовящейся к бою ручке, в слепящей ясности мартовского неба и любви… Мне, наверное, и дня бы не хватило, чтобы пересказать, а где же все-таки мой дом. И, может быть, я вижу его так только из своего немудрого возраста, но я твердо верю, что только поняв свой дом, как родной мир добра и света, я ощутила детскую, дающую возможность полета радость.

***

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c Распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 №79-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».









Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru