Издательский Совет Русской Православной Церкви: Любовь не может быть одинокой

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Любовь не может быть одинокой 06.02.2015

Любовь не может быть одинокой

Проповедь митрополита Калужского и Боровского Климента на страницах газеты «Вечерняя Москва».

В это воскресенье в православных храмах читается притча о блудном сыне, в которой наглядно показано, что не Бог оставляет человека, а человек избирает для себя жизнь без Бога. Бог же, как любящий Отец, всегда готов принять нас в Свои объятья.

То, что Бог есть совершенная Любовь, мы порой яснее чувствуем, глядя на православные иконы. Подобно Священному Писанию и творениям святых отцов, икона по-своему – в красках и иконографических символах – передает нам откровение о Боге.

Одним из таких богословских трактатов является икона Святой Троицы преподобного Андрея Рублева. На ней изображены три Ангела в золотом сиянии, заполняющем все пространство иконы, которое символически изображает неземной, духовный мир, где пребывает вечный Бог. Ангелы символизируют Лиц, или Ипостаси Бога Троицы: Отца, Сына и Святого Духа.

Святой Андрей передает тайну единства и троичности Бога в точном соответствии с раскрытием ее святителем Афанасием Великим, которого мы процитируем далее. Одежды Ангелов написаны по-разному, «ибо иная ипостась Отца, иная ипостась Сына, и иная – Духа Святого», но их фигуры и лики совершенно одинаковы, потому что «каков Отец, таков и Сын, таков и Дух Святой». Ангелы вписаны в круг, поскольку «в сей Троице нет первого или последнего, нет большего или меньшего, но Три Ипостаси одна другой всецело совечны и равны».

Круг – символ совершенства, постоянства, гармонии Их жизни, что возможно только в любви. Но в слово «любовь» люди вкладывают различный смысл. Какова же любовь, объединяющая Лиц Святой Троицы, соединяющая Их в Единое целое? Продолжим исследование иконы. Фигуры Ангелов не застывшие, мы видим, что на иконе запечатлено действие: совершается нечто очень важное, судьбоносное.

Ангелы ведут безмолвный разговор. Это следует из того, что голова каждого из них в легком наклоне обращена к двум остальным, причем два Ангела, изображающие Бога Сына и Бога Святого Духа, чуть сильнее склонены к третьему, изображающему Бога Отца. Его рука поднята в благословляющем жесте – Он дает Им поручение, но не приказ, поскольку обращается к Ним, тоже кротко склонив голову: вся Его поза выражает не повеление, но просьбу. Видно, что Он безмерно любит тех, к кому обращается, что Ему важно их внутреннее согласие на Его просьбу. И склоненные к Нему головы Бога Сына и Духа Святого означают, что Они внимают Его слову и готовы все исполнить, потому что безраздельно любят Его.

Очень давно, более двух с половиной тысяч лет назад, древнегреческий мудрец и основатель философско-мистической школы Пифагор предпринял немало усилий, чтобы жрецы Дельфийского храма допустили его в святилище бога Аполлона. Объятый священным трепетом, он вошел туда и увидел в огромном пустом пространстве громадный столб из белоснежного мрамора, на котором возвышалась большая голова почитаемого им божества с узкими безжизненными глазами. Зрачки глаз были инкрустированы зелеными изумрудами, от которых исходил холодный мертвенный свет. Это зрелище привело Пифагора в ужас. Подобное чувство не может возникнуть при созерцании ангельских ликов на иконе Святой Троицы.

Однажды дети, рассматривая эту икону, сказали: «У них словно женские лица, потому что очень нежные и добрые, как у мамы». При взгляде на них ни на миг нельзя допустить, что Ангелы с такими ликами способны вступить в пререкания, в борьбу за «место под солнцем», за какие-либо собственные преимущества. Они живут в полном согласии, единой жизнью, для каждого из них немыслимо огорчить другого, не выполнить просимого им. Ведь три Ангела на иконе это не три разных бога, но Единый Бог Троица, Который есть совершенная, абсолютная Любовь Трех Божественных Ипостасей. Именно любовь нераздельно соединяет Их в единое целое.

Так что Бог Един, но не одинок. Если бы Богу некого было любить, некому было дарить Свою любовь, она бы и не зародилась в Нем. Любовь в ее истинном, высшем, духовном смысле всегда сопряжена с самоотдачей. Она предполагает наличие отдающего и принимающего. Таково ее свойство. Любовь иного рода не дала бы импульса к рождению жизни вне Бога – к сотворению мира.

Эту трудно выразимую словами тайну о бытии Божием открывает святой иконописец. Его икона говорит нам о нашем Создателе: Единый Бог Троичен в Лицах, и Он есть Любовь.

"Вечерняя Москва"









Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru