Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Иконописные традиции в послереволюционном плакате 29.06.2011

Иконописные традиции в послереволюционном плакате

После октября 1917 г. была развернута борьба за «атеистическое государство».

Плакат был одним из сильных инструментов борьбы за советскую идеологию, которая должна была пронизать все пространство повседневной и праздничной жизни рядового человека, ранее подчинявшееся обрядовой культуре традиционных для России конфессий. Появились первые антирелигиозные лозунги и плакаты.

При этом в ранних плакатах нередко заимствовались и иконописные традиции. Плакат неизвестного художника «Что дала октябрьская революция трудящимся» 1920 года, например, посредством композиции житийной иконы с клеймами повествует о материальных и духовных завоеваниях революции: свобода, земля, хлеб, знания, образование. Такой подход был вполне объясним: с одной стороны, он пропагандировал новые идеи привычными для глаза рядового человека средствами и принципами, с другой стороны – как бы вписывал новую политическую и нравственную систему в традиционные смысловые и образные ряды, обнаруживая идею исторической связи старого и нового.

В частности, сюжет борьбы одного из самых чтимых в православии святых Георгия Победоносца со Змием – один из самых распространённых в плакате первых лет советской власти. Он появляется в трансформированном виде, где роль Георгия Победоносца возложена на красноармейца или рабочего, приём был нацелен на оправдание многочисленных жертв Гражданской войны.

Позднее, в соответствии с хронологическими событиями войны, образ змия заменяется образами Антанты и Врангеля. В этом отношении интересен плакат Б.В. Зворыкина «Борьба красного рыцаря с темной силою» 1919 года. «Темная сила» на плакате воплощена в образе воина на белом коне, в древнерусском остроконечном шлеме и кольчуге. С ней борется «красный рыцарь».

Враг, напоминающий одеянием витязя с белогвардейского плаката «За единую Россию» (и противники советской власти всячески использовали силы художников в своей борьбе), без сомнения, является аллегорией Белой армии. Второй противник красного всадника, воюющий вместе с древнерусским воином, имеет облик западноевропейского рыцаря и, возможно, олицетворяет страны Антанты. Всадник-«красный рыцарь» предстает на плакате в рабочей одежде и фартуке, из рыцарской атрибутики у него имеется только щит, на котором изображен символ советской государственности – скрещение серпа и молота. Нетрадиционно также оружие красного рыцаря: вместо копья и меча – соответствующий «пролетарскому» облику персонажа молот. Эта фигура в целом далека от иконописного прообраза, но генетическая связь с изображением Георгия Победоносца просматривается достаточно чётко. Можно согласиться с выводом одного из специалистов: «Расчет художников массового искусства был верным. Знакомый, усвоенный русским человеком почти на подсознательном уровне образ Георгия Победоносца, пронзающего змея, действовал завораживающе-убедительно, как слова заученной наизусть молитвы или песни. И насколько змеевидное чудище однозначно воспринималось как знак зла, настолько всадник, его убивающий, как знак Добра».

И здесь доминантой общественной психологии и отношения к бывшим носителям высшей власти и высшей духовности являлась бескомпромиссность. Ассоциативный ряд закреплял преемственные связи между сословной иерархией Московской Руси и императорской России, оправдывая одновременно классовую ненависть ко всем, кто мог олицетворять эти связи.

Постепенно появляются плакаты более удаленные от иконописных традиций. В этом плане показательной вариацией является плакат Д. С. Моора «Казак, ты бил царей и бояр, сбрось боярина Врангеля в Черное море».

Итак, плакатное искусство периода революции и Гражданской войны весьма полно отражало доминанты общественных настроений – глубокий социально-классовый раскол, радикальную и насильственную смену ценностных приоритетов, стремление власти всеми доступными средствами переформатировать сознание каждого гражданина в соответствии с новыми идейными и политическими догматами о переделке мира вне системы традиционных для народов России религиозных нормативов и идеалов.

На Руси веками иконы, и образы, изображённые на них, вдохновляли и одухотворяли простой народ. Создатели плакатов понимали, что для достижения желаемой цели нельзя было сразу оторвать людей от привычных образов святых и сотворить современных плакатных героев из ничего без всякой связи с так почитаемыми иконами. Получался парадокс: плакаты тех лет пытались говорить языком того, с чем призваны были бороться.

Соответственно, герои революционного искусства изображаются условно похожими на уже усвоенные образы святых, максимально приближённо к иконографическим, но при этом иначе интерпретируется смысловое содержание изображения, или, скорее, искажается характер образца, перестраивается направление восприятия согласно новым требованиям власти и конкретным историческим обстоятельствами страны.

629 (2).jpg

Неизвестный художник. 1920 год. «Что дала октябрьская революция трудящимся»

28 (2).jpg

Д. С. Моор. «Казак, ты бил царей и бояр, сбрось боярина Врангеля в Черное море»

608.jpg

Белогвардейский плакат «За единую Россию»

poster-1919d.jpg

Б. В. Зворыкин. 1919 год. «Борьба красного рыцаря с темной силою»



Надежда Чаус




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru