Издательский Совет Русской Православной Церкви: «Жить – не тужить»

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
«Жить – не тужить» 24.09.2021

«Жить – не тужить»

Духовные пословицы преподобных Оптинских старцев. 

В речи и письмах оптинских старцев нередко встречались народно-разговорные элементы, присказки и пословицы, которые духовное назидание делали ярким, живым и запоминающимся. Особенными знатоками и любителями народной речи, различных присказок и пословиц были старцы Лев и Амвросий.

Шутливые присказки, пословицы о. Льва всегда располагали и открывали перед ним сердца людей. Приведем несколько характерных для него выражений: «Исповедовать на живую ниточку» (т. е. скоро); «Душу спасти — не лапоть сплести»; «У кого голосок да волосок, у того лишний бесок»; «За что купил, за то и продавай»; «Старого учить, что мертвого лечить» и другие.

Старца Льва часто спрашивали:

— Батюшка! Как Вы захватили такие духовные дарования, какие мы в Вас видим?

Старец отвечал:

— Живи попроще, — Бог и тебя не оставит.

Также и старец Амвросий на вопрос: «Как жить, чтобы спастись?» — любил отвечать: «Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда дело наше будет верно, а иначе будет скверно»; или: «Жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение».

А келейник старца Амвросия, принявший после него старческое служение, о. Иосиф в письмах любил повторять: «Живи так: больше молчи, не осуждай, не укоряй, не злись, не гордись, считай себя хуже всех, помни час смертный и готовься дать ответ, оплакивай прежние грехи, а вновь старайся не грешить».

О воздействии на слушателей слов последнего оптинского старца Нектария писал его ученик: «Батюшкина беседа! Что пред ней самые блестящие лекции лучших профессоров, самые прекрасные проповеди. Удивительная образность, картинность, своеобразие языка. Необычная подробность рассказа, каждый шаг, каждое движение описываются с объяснениями. Особенно подробно объясняются тексты Священного Писания. Легкость речи и плавность. Ни одного слова даром, как будто ничего от себя. Связность и последовательность. Внутренний объединяющий смысл не всегда сразу понятен. Богатство содержания, множество глубоких мыслей, над каждой из них можно думать год. Вся беседа Батюшки легко воспринимается и запоминается — это живой источник живой воды».

Серьезные предметы, облеченные в образную, рифмованную форму, легко запоминались и становились известными далеко за пределами обители. Традиция такого рода наставлений возникла в Оптине при старце Льве. Как отмечал составитель жизнеописания о. Льва архимандрит Агапит (Беловидов), «обладая опытною духовною мудростию, о. Леонид изобильно преподавал свое учение другим и, не стесняясь никакими человеческими соображениями и опасениями, во всяком случае, где только требовалось просто, прямо, открыто и искренно возвещал слово истины, не заботясь наперед об изысканной учтивости, смягчении выражений и о том — кому что сказать; а говорил и действовал без приготовления, по духовному чувству или внушению Божиему, и почти со всеми обращался на ты. В разговоре старца замечалась какая-то резкая особенность, только ему одному свойственная. Совокупляя духовную силу слов Писания с краткословным, но выразительным русским народным наречием, он попеременно растворял одно другим, где находил это полезным. Понижая и возвышая тон речи, иногда же, по мере надобности, изменяя и самый голос, он сообщал слову своему особенную силу, так что оно падало прямо на сердце, производя в каждом приличное действие: одного утешало в скорби, другого возбуждало от греховного оцепенения, одушевляло безнадежного, разрешало от уз самого отчаяния, заставляло повиноваться и веровать неверующего; кратко — могло человека плотского обратить на путь духовной жизни, конечно, искренно ищущего сего».

Старцы общались с людьми разных сословий, умели чутко вслушиваться в речевую культуру, отбирали и использовали в своей речи самые яркие и меткие образы.

Большинство пословиц и поговорок принадлежало преподобному Амвросию. Старец любил повторять их на общих благословениях.

В пословицах и поговорках содержались ответы на вопросы духовной жизни: «Отчего человек бывает плох? — От того, что забывает, что над ним Бог»; говорилось о христианских добродетелях терпения и смирения: «Дом души — терпение, пища души — смирение. Если пищи в доме нет, жилец лезет вон»; «Умудряйся и смиряйся. Других не осуждай»; «Кто уступает, тот больше приобретает»; «Смиряйся, и все дела твои пойдут»; «Кто мнит о себе, что имеет что, тот потеряет»; «Если очень зацепят тебя, скажи: не ситцевая, не полиняешь».

О благоразумном молчании: «Лучше предвидеть и молчать, чем говорить и потом раскаиваться», «Ты молчи пред всеми, и тебя будут все любить»; о терпеливом несении скорбей: «В скорбях помолишься Богу, и отойдут, а болезнь и палкой не отгонишь», о верности своему слову: «Неисполненное обещание все равно, что хорошее дерево без плода». Обличались пороки тщеславия: «Не хвались горох, что ты лучше бобов: размокнешь — сам лопнешь», и злословия: «Если кого хочешь уколоть словом, то возьми булавку в рот и бегай за мухой».

Некоторые пословицы старец считал необходимым пояснить своим слушателям, чтобы глубже раскрыть их смысл и значение в соответствии с христианским учением: «Гордых сам Бог исцеляет», — это значит, что внутренние скорби (которыми врачуется гордость) посылаются от Бога, а от людей гордый не понесет. А смиренный от людей все несет и все будет говорить: достоин сего.

Многие пословицы соотносятся с текстами Священного Писания:

Иди мытаревым путем и спасешься.

Не судите, да не судими будете.

Надо вниз смотреть. Ты вспомни: земля еси, и в землю пойдеши.

Благословляющие уста не имут досаждения.

Томлю томящего мя. Истома хуже смерти.

Царствие Божие не в словах, а в силе: нужно меньше толковать, больше молчать, никого не осуждать, и всем мое почтение.

Иди, куда поведут; смотри, что покажут, и все говори: да будет воля Твоя!

Одной начальнице монастыря на ее слова, что народ, поступающий в обитель, — разный, старец ответил: «Мрамор и металл — все пойдет». Потом, помолчав, продолжал: «Век медный, рог железный, кому рога не сотрет. В Священном Писании сказано: “Рог грешных сломлю, и вознесется рог праведного” (Пс. 74:11). У грешных два рога, а у праведного один — смирение». (Два рога грешных здесь обозначают, видимо, две страсти — гордость и тщеславие).

Часть пословиц имеет параллели с русскими народными пословицами и поговорками, творчески переработаны старцем, причем сделаны акценты на других значениях:

«Благое говорить — серебро рассыпать, а благоразумное молчание — золото» (ср.: Слово — серебро, а молчание — золото), «Ум хорошо, два лучше, а три — хоть брось» (ср.: Ум хорошо, а два лучше), «Всякий сам кузнец своей судьбы», т. е. каждый человек сам причина своих скорбей (ср.: Каждый сам кузнец своего счастья).

Некоторые пословицы обращены преимущественно к монашествующим:

Чтобы жить в монастыре, надо терпения не воз, а целый обоз.

Чтобы быть монахиней, надо быть либо железной, либо золотой: железной — значит иметь большое терпение, а золотой — большое смирение.

Одной монахине, которая раньше была на видном послушании и пользовалась почетом, а когда осталась без должности, попала в немилость, старец ответил: «Кто нас корит, тот нам дарит, а кто хвалит, тот у нас крадет».

Однако большинство пословиц содержали наставления, обращенные ко всем слушателям. Например, о том, что поучать легче, чем самому что-либо делать: «Теория — это придворная дама, а практика как медведь в лесу»; о необходимости понуждения ко всякому благому делу: «Нужно себя понуждать гряды копать и на все»; о христианской любви: «Трудящемуся Бог посылает милость, а любящему — утешение»; о жизни как подготовке к вечности: «Как поживешь, так и умрешь»; о сложности борьбы с грехом: «Грехи, как грецкие орехи, — скорлупу расколешь, а зерно выковырить трудно».

На исповеди старец учил: «Свои грехи говори и себя больше вини, а не людей, Чужие дела не передавай».

Любя сам простоту, т. е. искренность, отсутствие двуличия и лицемерия, говорил: «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного»; «Смотри на всех просто»; «Будь проста, и все пройдет»; «Жить просто — значит не осуждать, не зазирать никого».

На слова одной дамы, что трудно заниматься с молодежью, ответил ей таким образом: «Не беда, что во ржи лебеда, а вот беды, когда в поле ни ржи, ни лебеды». Прибавил еще: «Сеешь рожь — растет лебеда, сеешь лебеду — растет рожь. “В терпении вашем стяжите души ваши” (Лк. 21:19). А ты терпи от всех, все терпи, и от детей терпи».

Старец Амвросий любил рифмовать свои поучения. Например, обращаясь к своей духовной дочери Юлии говаривал: «Сама не юли и другим не вели».

Пословицы о. Амвросия часто повторял его келейник о. Иосиф, который в письмах приводил слова своего наставника, связывая их в целое стихотворение:

Скука — унынию внука, а лени — дочь,

Чтоб отогнать ее прочь,

В деле потрудись, в молитве не ленись:

Скука пройдет, и усердие придет.

А если к сему терпения и смирения прибавишь,

Тогда от всех бед и зол себя избавишь.

Яркие, искрометные пословицы являлись орудием духовного назидания. В них говорилось о цели христианской жизни, о добродетелях и пороках. Они обладали большей убедительностью, чем обширные поучения.

Пословицы и поговорки оптинских старцев всегда были вписаны в духовный контекст, по форме являясь яркими образцами народной речи, они играли заметную роль в духовной традиции Оптиной пустыни.


Варвара Каширина   

Источник: «Православное книжное обозрение»

 

 




Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru