Издательский Совет Русской Православной Церкви: Игорь Волгин. У поворота в мир иной

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Игорь Волгин. У поворота в мир иной 15.09.2021

Игорь Волгин. У поворота в мир иной

Стихи поэта Игоря Волгина, номинанта Патриаршей литературной премии 2021 года.

* * *
А дни впереди все короче
А тень позади все длинней.
И нет ни желанья, ни мочи
разглядывать, что там за ней.

Ты думал, что ты астероид,
как свет воссиявший в ночи.
Но жизнь тебя быстро уроет,
стучи на нее – не стучи.

И совесть тебя до могилы
Преследовать будет, как тать.
Но нет ни охоты, ни силы
печальные строки смывать.

Но нет ни ума, ни уменья,
спасая посмертную честь,
казаться в глазах поколенья
и лучше, и чище, чем есть.

Что было – проносится мимо
и тает в дали голубой.
И прошлое непоправимо,
о Господи, даже Тобой.

Я плод Твоего попущенья,
ввергаемый в этот бедлам.
Но Мне, – Ты сказал так, – отмщенье,
и Аз – будь спокоен – воздам.

* * *
Октябрь сорок первого года.
Патруль по Арбату идет.
И нет на вокзалы прохода.
И немец стоит у ворот.

За два перехода до Химок,
сглотнув торжествующий вопль,
фон Бок, словно делая снимок,
навел на столицу бинокль.

А что же столица? Столица
глядит тяжело и темно,
как будто всех жителей лица
столица сплотила в одно.

Бредут от застав погорельцы,
в метро голосят малыши,
и вбиты железные рельсы
крест-накрест во все рубежи.

Нестройно поет ополченье,
соседи дежурят в черед,
и странное в небе свеченье
заснуть никому не дает.

…Но, смену всемирных коллизий
приблизив незримой рукой,
пехота сибирских дивизий
грядет, как судьба, по Тверской.

Но знает у ржевского леса
стоящая насмерть родня,
что в доме напротив МОГЭСа
к весне ожидают меня.

Меня прикрывает столица,
меня накрывает беда.
И срок мой приходит – родиться
теперь – иль уже никогда.

Бьют пушки, колеблются своды –
и время являться на свет!
Октябрь сорок первого года.
Назад отступления нет.

* * *
Ты гнал, губитель мой прелестный,
ты даже не притормозил.
И сразу свет померк небесный
и свет вечерний засквозил.

Я взмыл без видимых отметин
среди бензиновых паров –
уже фактически бессмертен,
еще практически здоров.

И ангел в облаке пунцовом
уже склонялся надо мной –
там, на шоссе, за Одинцовом,
у поворота в мир иной.

…Я покидал вас без печали,
в беспамятстве, не помня зла.
Но душу слабую держали
отец и мать – за два крыла.

Они вцепились как умели,
не разбирая – что зачем.
И тем душа держалась в теле,
и больше, кажется, ничем.

И если б даже без оглядки
она отправилась туда,
то след от этой мертвой хватки
с нее не стерся б никогда.

* * *
Льву Аннинскому
Уходит в ночную темь
последний из могикан.
Его ледяная тень
блуждает по облакам.
Слетают с дерев листы
на воды великих рек.
И все сожжены мосты,
ведущие в прошлый век.

* * *
Не грусти, что липы облетели,
улетели птицы, гомоня…
– Что же с нами будет, в самом деле?
– Где мне знать? Не спрашивай меня…

Тихий свет от белых колоколен,
это – к снегу. Выйди, погляди.
Не суди за то, что я не волен
унимать осенние дожди.

Не пеняй, что я уже не в силах,
порванную связывая нить,
этих светов, этих дней унылых,
наваждений этих – изменить.

Не жалей о пролетевшем лете.
Посиди тихонько у огня.
Что нам делать, как нам жить на свете –
где мне знать, – не спрашивай меня…


Источник



Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru