Издательский Совет Русской Православной Церкви: Владимир Крупин. Просить у Бога милости для нас

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Владимир Крупин.  Просить у Бога милости для нас 23.11.2020

Владимир Крупин. Просить у Бога милости для нас

Прозаические миниатюры и эссе писателя Владимира Крупина.

Закат в объективе
Один фотограф, запечатлевавший природные явления, особенно любил снимать закаты. Сравнивая снимки, видел, что похожих закатов, один в один, нет. И тогда он провёл опыт длиной в 365 дней, то есть он целый год ежедневно снимал закаты. Потом с помощью знакомых учёных искал в своих снимках хотя бы два, которые были бы одинаковы.
Таких не оказалось. Как не изумиться такому факту? Кто создаёт картины неба? Солнце? Да. Ветер? Да. Тучи, облака? Ранняя луна? Испарения от воды? Смена времён года? И это тоже да. Но должен же Кто-то этим всем руководить, чтобы пылали во всё небо эти неповторимые закаты. Никаким мудрецам такого не свершить. А все эти закаты были и есть для каждого из нас. Только поднимись повыше, если в городе, или выйди за околицу, если в деревне.
Закаты убегают от ночи на запад, но она всё-таки их настигает. Они, сохраняя в темноте краски, таинственно превращаются к утру в рассветы. И так постоянно, ежесуточно, из века в век. И везде на планете и для всех. Как представить: сейчас над пустынным океаном, где на сотни миль ни островов, ни кораблей, горит закат. Для кого? Для выпрыгивающих из воды на полторы-две секунды летучих рыб? Кто смотрится в него?
Нет, усомниться в Божием присутствии на Земле, во всех стихиях Земли может только глухая или уже совсем оглохшая душа. Оглохшая неизвестно от чего, но обязательно по своей вине: она же видит, всё перед ней, во весь горизонт, но почему же не благодарна Богу за это сияние?
А сколько невыразимо чудного в вечерних молитвах и песнопениях. «Свете тихий», «Пришедше на запад солнца». А сколько поэзии о приходе заката.
«И ангел светлою улыбкой ребёнка тихо осенил и на закат лучисто-зыбкий поднялся в блеске нежных крыл. И точно крылья золотые, заря пылала в вышине, и долго очи молодые за ней следили в тишине».

Маргарита
Между Ярославским и Николаевским вокзалом в Москве у входа в метро на гармошке играет женщина. Играет удивительные песни на слова Исаковского. У ног её плоская коробочка, в которой белые монетки. Я задержался и не пожалел. Не деньги её интересовали, да и подавали очень мало, а видно было то, что ей самой нравилось играть и петь для проходящих.
Меня не могли не остановить песни юности. «Веет с поля ночная прохлада, с яблонь цвет облетает густой. Ты признайся, кого тебе надо, ты скажи, гармонист молодой». «На позицию девушка провожала бойца. Тёмной ночью простилися на ступеньках крыльца. И пока за туманами видеть мог паренёк, на окошке на девичьем всё горел огонёк». До слёз хорошо. Ну кто сейчас так напишет?
Мы разговорились. Она Маргарита. Ей восемьдесят. Но выглядит прекрасно: живые глаза, особенно светло-голубые при её серебристой седине. Она из Хабаровского края.
– Всех похоронила, всех друзей и родню, остались дети. А что им до меня? Им самим жить очень тяжело. Я всё продала: и дом, и пасеку. Деньги им отдала. Жалко же их: работы нет, а своих детей тоже хочется вырастить. Да и со мной им неинтересно. Их накачали прямо как наркотиками, как будто обкурили, мозги повернули, они всё советское клянут. Уже и новое клянут. Чего я буду убеждать, я для них отжила. У меня знакомая, вместе на железке работали, первая сюда приехала, она рассказала об этом… – Тут она запнулась, будто вспоминая: – В… в… слово идиотское, по-русски говоря, общежитие такое для стариков. А, хостел называется. Я и подумала. Много ли мне надо? Это, – она развела руками, поглядев на своё скромное одеяние, – до смерти не износить. А на смерть, на обряженье, уже всё приготовила. Сразу узнала, договорилась, они и похоронят. Я им деньги внесла, дали расписку. Ничего, жить можно. Спасибо, спасибо! – Это спасибо она сказала молодой девушке, опустившей в коробочку звякнувшую монету. – Такой же вот была, как она. Всё думала: коммунизм строим, верили. А построили бардак. Кто нам о Боге говорил? Вот от того и бардак.
Разговорились.
– Нас же, русских, легко обмануть, мы доверчивые. Я чего больше всего боюсь, знаешь? Вдруг сожгут. Я посмотрю, тут же в хостеле этом и умирают, не за всеми же приезжают, я присмотрюсь, куда девают тех, кого некому выдать. Если в печку, то я не-е-т, тут я из последних сил уеду в родную землю. Враги, значит, не сожгли у тебя родную хату?
– А Исаковского, про родную хату, Маргарита, знаешь?
Она сходу заиграла и запела:
– Враги сожгли родную хату, сгубили всю его семью, куда пойти теперь солдату, кому нести печаль свою…
Я не могу без слёз слушать и петь эту песню, особенно финал: «Хмелел солдат, слеза катилась, слеза несбывшихся надежд, а на груди его светилась медаль за город Будапешт».

  
Ой ты, степь широкая
В широко известном фильме Пазолини «Евангелие от Матфея» в кадрах, когда снимают распятого Иисуса со Креста, начинает вдруг звучать во всю силу народная русская песня «Ой ты, степь широкая». И это удивительно подходит к видам Палестины. К нашему ожиданию Воскресения Иисусова. «Ой ты, Волга-матушка».
Одно меня огорчало в фильме: роль старца Иосифа Обручника играл не старец, а здоровенный мужичина, представить которого старцем было никак нельзя. Но изображение Матери Божией, апостолов, особенно Ангела Благовестника, замечательны. И виды моря Галилейского, старый Иерусалим, Вифлеем, поклонение Волхвов – всё впечатляюще.
Конечно, снято в западных традициях, но снято с уважением, с бережным отношением к тексту Евангелия и, конечно, служит нужному делу воцерковления. Тогда как, например, фильм «Андрей Рублёв» со сценами погони монахов в купальскую ночь за голой девицей, с проклятием колокольным мастером своего отца, со скоморохом, непонятно что в фильме делающим, этот фильм скорее угнетает. Воцерковить вряд ли кого может: эти виды рваной одежды, грязь постоянная, лица специально, конечно, без мысли на лице… Но режиссёр не дурак, сыграл вот на чём: в финале во весь экран идут фрески святого преподобного Андрея. После сцен грязи, жестокости, дутой многозначительности, конечно, эти великие иконы дают отдохновение душе. Всегда аплодисменты. Не режиссёру – иконописцу.
Но какое кудахтанье было вокруг фильма. Они это умеют: закрытые просмотры, зарубежные премии, как же! А не понимаешь гения, так тебе и надо. А уж если ещё заснул на «Сталкере», ну, тут тебе не жить. Как это можно не понять величия кадров, в которых бросают гайки, привязанные на ленточку. А потом идут по пространству, которое пролетела гайка. Остальное соответственно.

Осиротели
Отец Димитрий Смирнов был совершенно былинной личностью. Мощный, необоримый и внешним своим видом и духовной силой он был из тех богатырей, которыми во все века держалась Россия. В первые дни его ухода мы резко ощутили, как мы осиротели: он был именно отец, отец всем нам и вот – оставил нас. А как мы теперь без него будем? Без его ответов на трудные вопросы, без его проповедей, без его чётких, прямолинейных советов, как поступать в тех или иных случаях. Без его оценок происходящего.
Помню, как либералы подняли крик, возмутясь его резким наименованием так называемых гражданских жён. Но разве он не был прав, разве не обличал при этом трусость мужчин, боящихся скрепить себя узами брака и венцом Богоданного супружества. Разве не жалел женщин? Он же был прав: – все эти шведские образцы сожительства, эти пародии на семью, это искажение роли мужа и жены – разве не великий грех, блуд и прелюбодейство? Разве можно отклоняться от Богом начертанных правил союза мужчины и женщины?
Ушёл батюшка. Горько. Но давайте учиться у предков: лучшая память о ком-то – это следование по его пути, продолжение его дела. Значительно, велико и благотворно наследие отца Димитрия. Его книги, календари, напечатанные беседы со слушателями радио «Радонеж» – оно не устареет, оно с нами. И в молитвах будем призывать его просить у Бога милости для нас.
Батюшка милый, моли Бога о нас!

***

Владимир Крупин  – лауреат Патриаршей литературной премии, лауреат конкурса «Просвещение через книгу»

Источник



Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru