Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
«Эвакуация Белой армии из Крыма в 1920 году». Исторический час с Дмитрием Володихиным 19.11.2020

«Эвакуация Белой армии из Крыма в 1920 году». Исторический час с Дмитрием Володихиным

На радио «Вера» вышла программа в рамках работы Комиссии Межсоборного присутствия по теме «Духовный кризис в русском обществе и революционные потрясения начала XX века».

Гость программы: кандидат исторических наук, специалист по истории Белого движения, ведущий научный сотрудник отдела военно-исторического наследия Дома Русского Зарубежья Кузнецов Никита.

Мы говорили об особенностях и значении эвакуации Белых сил с Крымского полуострова в ноябре 1920 года. Разговор шел о том, как готовилась эвакуация, и какие люди обеспечивали её, размышляли над тем, какие духовные причины могли привести к таким трагическим событиям ХХ века.

Ведущий: Дмитрий Володихин.

Д. Володихин

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы сегодня поговорим о событии, которое произошло ровно 100 лет назад. Вы знаете, у меня язык не поворачивается сказать: мы празднуем 100-летие этого события, потому что оно, с одной стороны, конечно, наполнено радостью, с другой стороны, трагично. Я имею в виду Великий исход — эвакуацию Белых сил с Крымского полуострова в ноябре 1920 года. Для того чтобы поговорить с пониманием дела на эту тему, не пытаться сыпать лозунгами, а разобраться по делу с тем, что там происходило, мы пригласили в студию замечательного специалиста по истории этого вопроса, ведущего научного сотрудника отдела военно-исторического наследия Дома русского зарубежья, кандидата исторических наук, Никиту Анатольевича Кузнецова. Здравствуйте.

Н. Кузнецов

— Здравствуйте.

Д. Володихин

— Ну что ж, я думаю, мы не будем в самом начале бросаться на теоретическое осмысление того, чем был Великий исход и для России в целом, и для тех, кто в нем принимал участие. Я хотел бы прежде всего, чтобы наши радиослушатели представляли себе обстановку в Белом Крыме в 1920 году, что там происходило и что непосредственно предшествовало эвакуации, то есть в какой обстановке она готовилась.

Н. Кузнецов

— Ну к осени 1920 года положение войск Русской армии под командованием генерала Врангеля, оборонявшей Крымский полуостров, было уже, конечно, не просто тяжелым, а критическим. Потому что борьба перед Чонгарским и Перекопским перешейками оказалось безуспешной, и красная конница под командованием Буденного прорвалась в тыл входивших в состав Русской армии Первой и Второй армии и вынудила их отступить за озеро Сиваш. И командованию стало очевидно, что эвакуация войск за пределы Русской земли неизбежна. Вот приведу цитату из воспоминаний начальника штаба командующего армией, генерала от кавалерии Шатилова, который писал: «Ко времени отхода за перешейки мы с генералом Врангелем уже высказались откровенно друг перед другом о неизбежности оставления Крыма. Нам были отлично известны свойства нашей армии, незаменимой при наступлении, терявшей силу при отходе и не умеющей обороняться за проволокой. Сидеть в окопах, не имея необходимого количества обогреваемых землянок и при отсутствии теплой одежды, было невыразимо тяжело. Перекопские позиции имели колоссальное моральное значение при борьбе впереди них, но с переходом на эти позиции, несмотря на наличие большого количества заблаговременно установленной артиллерии и на оборудование их окопами, проволокой и укрытиями, они едва ли могли долго защищаться». А так как было очевидно, что эвакуация возможна только морем, то встал вопрос о том, сможет ли Черноморский флот ее обеспечить.

Д. Володихин

— Ну вот один дополнительный вопрос. Мне приходилось неоднократно обращаться к истории отступления белых войск. Насколько я понимаю, Красная армия очень сильно выиграла от того, что ее боевым авангардом были отряды Махно, они чуть ли не наибольший ущерб наносили белым войскам, так ли это?

Н. Кузнецов

— Ну Махно, будучи командующим повстанческой армии, он да, одно время служил, ну поступил на службу в Красную армию, есть даже не до конца подтвержденная история о награждении его орденом Красного Знамени, но насколько я понимаю, все-таки речь о совместных операциях с Красной армией — это еще до вот этих крымских событий, это, по-моему, речь идет о более раннем периоде.

Д. Володихин

— Ну что ж, наверное, это различие в оценках. Ну а что касается Черноморского флота, если я правильно помню, в 1918 году он фактически перестал существовать, не то что как боевая единица, а вот в целом, как хоть какая-нибудь минимальная сила. Значит, пришлось его восстанавливать?

Н. Кузнецов

— Да, именно так. И, конечно, судьба Черноморского флота в годы второй русской смуты, она была весьма драматична, да, впрочем, можно сказать, и в другие периоды его истории. Потому что в 1918 году часть кораблей была затоплена в Новороссийской бухте, часть ушедших в Севастополь была вынуждена поднять немецкие флаги, а до этого даже флаги Украинской державы. Конечно, там никакого флота не было, но это давало формальное и юридическое обоснование того, чтобы эти корабли не были захвачены немцами. Потом, соответственно, после прихода в Черное море союзников, они пытались распоряжаться и, в общем-то, можно сказать, грабить и в том числе и корабли, и береговые части, и запасы Черноморского флота. Историк и участник тех событий Нестор Александрович Монастырев, капитан 2-го ранга, подводник, писал о том, что даже греки, которые всю Первую мировую войну только и делали, что гадили союзникам, попав на Черное море в составе сил интервентов, союзников, старались тоже что-то урвать, что-то украсть от обширных запасов бывшей Российской империи.

Д. Володихин

— То есть насколько я понимаю, та часть флота, которая не была по приказу правительства большевиков затоплена у Новороссийска и явилась в Севастополь, в течение нескольких месяцев была ограблена до нитки и лишена возможности двигаться, потому что, что не разграбили, то испортили или увели с собой.

Н. Кузнецов

— Да. Более того, когда весной 19-го года эвакуировался Севастополь, то соответственно, был введен линейный корабль «Генерал Алексеев», он, слава Богу, под русский флаг вернулся. Были затоплены подводные лодки вполне боеспособные — сделано это уже было союзниками, была разграблена база гидроавиации. Но тем не менее Черноморский флот активно воевал. И собственно, с осени 1918 года, когда удалось организовать командование портов и затем командование флотом, в общем-то, офицеры, желавшие продолжать белую борьбу и стремившиеся продолжать белую борьбу именно под Андреевским флагом, именно на Черном море, они восстанавливали корабли, вооружали гражданские корабли и, в общем-то, Черноморский флот достаточно активно вел боевые действия — можно вспомнить хоть лето 19-го года.

Читать далее




Лицензия Creative Commons 2010 – 2020 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru