Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Из Кизика в Россию и обратно 11.08.2020

Из Кизика в Россию и обратно

Переяслов Н.В. Кизические мученики: святые помощники в бедах. – СПб: «Царское дело», 2019. – 248 с.

Кто-нибудь вспомнит невзначай про свои беды, а тут вот и книга: «Кизические мученики: святые помощники в бедах». Однако даже самого практичного читателя, который только и подыскивал действенные молитвы и советы, универсальный ключ к житейскому счастью, это небольшое повествование обратит к сокровенным горизонтам духовного бытия. Подхватит и, словно машина времени, перенесет в далекую древнюю эпоху, познакомит с историческими деталями и археологическими редкостями. С великим и богатым Кизиком – бывшим городом Малой Азии, от которого остались лишь малые развалины. И со святыми людьми, христианами первых веков, живших в этом городе и пострадавших от язычников.

Камни славного некогда селения рассыпались в прах. Давно развеяны по ветру богатство и культурное наследие Кизика. А вот святые мученики не только живы, но и являют чудеса и скорую помощь тем, кто к ним обращается.

В издание включены не только судьбы святых, проживавших в нем, но и свидетельства современников о чудесах, акафисты, молитвы, а также история «русского Кизика». Перед автором этой книги, известным московским писателем Николаем Переясловым, стояла непростая задача: разносторонне раскрыть тему кизических святых. Значение этого труда усиливает и тот факт, что подобных трудов еще не выходило. По сути, перед нами первая книга, посвященная святым за все время с момента их казни в городе Кизике. А пострадали мученики в конце III века.

Исторический пласт в повествовании Н.Переяслова соединяется с духовным, что усиливает звучание главной темы – подвига кизических мучеников.

Сам город Кизик упоминался еще в древнегреческих мифах об аргонавтах – участниках похода за золотым руном на корабле «Арго». Многие опасные приключение переживают аргонавты – лишь бы вернуть утраченную драгоценность из Колхиды в Грецию. Но путь за «золотым руном» может быть и внутренним, духовным. Святые города Кизика учат обретать именно его – нетленное, небесное сокровище.

История древнего Кизика разворачивается на страницах книги во всей своей неповторимой красе и творческой насыщенности. Здесь жили врачи, философы, математики, скульпторы, писатели… Навигатор Эвдокс продолжил дорогу в далекую страну Индию, а жительница Кизика Иайа была признана мастером женских портретов. Она писала кистью и кестром – иглой или острием резца – на слоновой кости. Причем, по свидетельству Плиния Старшего, «ничья рука в живописи не была более быстрой, а искусство ее было такое, что по получаемой ею оплате она намного превосходила знаменитейших в это же время портретистов Сополида и Дионисия, картинами которых полны пинакотеки…».

Внимательно относились жители Кизика и к возведению зданий, старались сделать систему строительства максимально честной и прозрачной. «Архитектор составлял проект и руководил стройкой, а комиссия рассчитывала ее стоимость, причем магистраты контролировали все расходы комиссии. Перед началом строительства имущество архитектора брали под залог, и если он перерасходовал смету более чем на четверть, то этим имуществом он и расплачивался, но если укладывался в расчеты, то получал особое вознаграждение».

Итак, жизнь в Кизике кипела. Художники рисовали, поэты слагали стихи, гибкие акробаты, оттачивая свое мастерство, парили между небом и землей. Особенно популярным в Древней Греции было балансирование на канате. «Если ты увидишь канатоходца, тебе станет страшно», – писал Апулей.

«В городе даже устроили специальное сооружение: соединили под острым углом три мачты и наверху укрепили большую вазу с пальмовыми ветвями, до которой нужно было добраться по косо натянутому канату. Акробат поднимался по нему с неким предметом в руках – слишком коротким, чтобы служить для балансирования, и вынимал из вазы ветвь, с которой спускался обратно, – это была самая опасная часть представления». Такие сведения и детали, собранные в книгу, помогают живее представить ту далекую эпоху.

Нередко представления канатоходцев кончались трагически. На одном из них, в присутствии римского императора Марка Аврелия, рухнули на землю мальчики-канатоходцы. С тех пор император приказал расстилать под канатами тюфяки…

Марк Аврелий – тот самый император, при котором начались аресты христиан, а также была введена система пыток и истязаний, со временем эта система ужесточается. Например, император Диоклетиан издал четыре указа (эдикта), последний из которых узаконивал, что абсолютно все христиане осуждаются на пытки и мучения с целью принуждения их к отречению от своей веры.

Борьба язычества с христианством обостряется. Но борясь с христианством, одержимая идеей его полного уничтожения, языческая цивилизация обрекает себя на поражение. В книге «Кизические мученики» это показано наглядно.

Миры несовместимые и противоположные во всем и везде. «…Что удивительно: чем неистовей, чем кровавей преследовали римские правители христиан, тем больше они прославлялись язычниками. Так, Калигула, отличавшийся особой жестокостью и сумасбродствами (есть сведения, что он был психически неуравновешенным человеком), в надписи из Кизика назван «новым Солнцем». Такой же титул получил и не менее жестокий Нерон…».

Однако иногда случалось, что язычники прислушивались к учению христиан. Примером такого сюжета может стать житие мученицы Фавсты Кизической, которая пострадала при императоре Диоклитиане в городе Кизике между 305–311 годами. Начало ее жития напоминает судьбы многих христиан первых веков. Была воспитана родителями-христианами, рано осиротела, проводила строгую и добродетельную жизнь. Наконец, слух о ней доходит до правителя, и он посылает 80-летнего жреца Евиласия, чтобы принудить девушку к отречению от Христа. А вот далее события становятся неожиданными. Дело в том, жрец Евиласий, взирая на страшные муки, после которых святая Фавста остается невредимой, слушая ее слова и проповедь, сам уверовал во Христа. Для расследования этого дела царь посылает епарха Максима, который подвергает пыткам уже и Фавсту, и уверовавшего старца. Вот они брошены в кипящий котел, но продолжают молиться за своих мучителей. И чудо совершается. Теперь уже епарх Максим обращается ко Христу….

От исторического и житийного материала автор протягивает нити и к современности, рассказывает о святынях и храмах России, связанных с Кизическими святыми. Таким образом раскрывается и наша собственная история – как государственная, так и культурная. Например, прихожанами московского храма в честь Девяти Кизических мучеников был Александр Грибоедов и Александр Алябьев. После революции этот храм не только закрылся, но и обрел название «расстрельный», поскольку ЧК-ОГПУ использовало его как место казней. В 70-х годах сотрудники КГБ проводили ремонтные работы и обнаружили останки замурованных в стены людей. «По невежеству своему они даже поначалу решили, что это и есть Кизические мученики. Но это были мученики русские. И их тоже было девять…».

Так далекие, казалось бы, события обретают особое звучание и сегодня. Николай Переяслов рассматривает тему кизических мучеников и во времени и в пространстве. Пристально наблюдая ее развитие, раскрывает актуальные проблемы нашей эпохи. Некогда великий город Кизик будет разрушен в 943 году землетрясением почти до основания. Мало кто вспомнит художницу-портретистку или полет кизического акробата. А вот слова и дела святых этого города – явственно соприкасаются с нашей реальностью и способны ее преобразить…

 

Анастасия Чернова

 




Лицензия Creative Commons 2010 – 2020 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru