Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Алексей Варламов: Нет более выразительных слов, чем «Господи, помилуй!» 06.04.2020

Алексей Варламов: Нет более выразительных слов, чем «Господи, помилуй!»

Писатель Алексей Варламов — лауреат множества литературных премий, в том числе Патриаршей, а также международной — «Писатель XXI века». Он пишет романы, руководит Литературным институтом, оставаясь и в жизни, и в творчестве православным человеком.

Русская литература по натуре христианка

— Алексей Николаевич, у ваших студентов есть интерес к православным темам?

— Не могу сказать про всех, но у меня есть свой творческий семинар, уже третий по счёту, и на каждом находятся люди, которым эта тема интересна. В прошлом году у нас была замечательная студентка Алина Карпова. Я читал её повесть, написанную немножко в лесковском ключе, про Соловки, где она была трудницей в церковной лавке. Это не что-то умильное, не про платочки, купола, крестики. Это взгляд писателя на очень разношёрстную публику, на паломников, на отношения между монахами и трудниками. Для меня её сочинение чрезвычайно интересно.

— Вы считаете нужным влиять на мировоззрение студентов?

— Какой-то особой православной направленности в Литинституте нет. Мы светское учебное заведение, у нас работают люди с разными политическими и конфессиональными взглядами. Другое дело, что общекультурный уровень молодёжи, которая к нам поступает, мягко говоря, не очень высокий. Поэтому наша задача — их просвещать. Но русская литературная традиция, по сути, христианская. Перефразируя известное высказывание Тертуллиана, можно сказать, что русская литература по натуре христианка.

Церковную жизнь начинал на Севере

— Почему вы в своё время поехали восстанавливать старую церковь в деревне Малошуйка у Белого моря?

— Это было в 1988 году. Мне исполнилось 25 лет, к тому моменту я только крестился. И меня поразило, что люди, с которыми я работал, вовсе не были воцерковленными, но каждый год в свой отпуск приезжали на Север и работали совершенно бесплатно. А ведь есть много воцерковленных людей, которые могут говорить прекрасные слова, но вот так не по едут в отпуск восстанавливать храм. Это не в осуждение, а в размышление. С огромной любовью вспоминаю то время. Я потом написал об этом документальный рассказ и не раз возвращался к этой теме.

— Бывало ли так, что вам помогал совет духовника?

— Так вышло, что до своего ректорства я никогда не руководил людьми, для меня это психологически было сложно. Кого-то принимаешь на работу, кого-то увольняешь, то есть вынужден вмешиваться в чужие судьбы. Всё это я обсуждал со священником, к которому хожу на исповедь. И он призывал меня очень бережно относиться к тем, кто много лет проработал, не только из милосердия, но и исходя из того, что опытные люди могут научить тому, чему молодой человек не научит. Мне этот совет был тогда очень важен, и я стараюсь ему следовать. Не могу не сказать о митрополите Тихоне (Шевкунове). Недавно побывал у него в гостях в Псково-Печерской лавре. Умный, талантливый, яркий человек. В трудных ситуациях я обращался к нему, и он всегда помогал.

«Хоть с краешку увидеть Царствие Небесное!»

— Какие из библейских или молитвенных слов вам особенно близки?

— Помню, как меня поразила фраза «от мысленнаго волка звероуловлен буду», просто зацепила сознание своей образностью. И один из своих романов я так и назвал — «Мысленный волк». Недавно прошла Неделя о мытаре и фарисее, и я думаю, что более короткого и более выразительного выражения, чем «Господи, помилуй меня, грешного!» — наверное, нет. Бог милостив, и мы ждём милости.

— Доводилось ли вам быть свидетелем того, что называют чудом?

— Для меня это, например, история одной женщины, которая жила неподалёку от нас. Ксения была очень верующим, светлым и скромным человеком. Она часто говорила: «Мне бы хоть с краешку побывать в Царствии Небесном, просто увидеть его». Очень тяжело болела, но, несмотря на это, рожала детей — одного, второго, третьего. Жили они с мужем ужасно бедно, но не унывали и не отчаивались. А потом она умерла, и дальше так получилось, что очень многие трудности её родных вдруг чудесным образом разрешились. Для меня это стало примером, как мать, отправившись в мир иной, продолжила молиться за свою семью и Бог явил чудо. Когда я прохожу мимо дома, где она жила, всегда крещусь. На мой взгляд, эта женщина — святая, хотя и не канонизирована.

— Вы как-то говорили, что хотели написать об Иоанне Кронштадтском. Получается?

— Сейчас я для ЖЗЛ работаю гораздо меньше. Такая фигура, как Иоанн Кронштадтский, требует всё отложить в сторону и заниматься только им. Пока такой роскоши себе позволить не могу.

— Но над чем-то работаете?

— Пишу роман. Время действия — 2018 год.

Текст: Ирина КОЛПАКОВА

Источник




Лицензия Creative Commons 2010 – 2020 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru