Александр Стрижёв: Я много занимался духовной прозой

Александр Стрижёв: Я много занимался духовной прозой 28.05.2019

Александр Стрижёв: Я много занимался духовной прозой

О русском народе, традициях жизни и мире Божием.

Александр Николаевич Стрижёв – лауреат Патриаршей литературной премии 2019 года, писатель, литературовед, историк русской культуры, библиограф. Автор книг: «Календарь русской природы», «Хроника одной души: Проза», «Лесная скатерть-самобранка», «Цветы и храм», «Сергей Нилус: тайные маршруты».

— Ваше творчество — о чем оно?

— Если совсем вкратце — о русском народе. О том, что было на моей памяти. А мне 85 лет. Если говорить шире — хотелось рассказать о жизни моего народа, о том, какая была традиция жизни. Старая жизнь, которая велась по церковному обряду, по церковным традициям — исчезла в ту пору, когда об этом не писалось. После хрущевских гонений я хотел воссоздать ее образ. А второе — мир Божий. Тот, что под благодатным небом Богородицы, на нашей земле, который мы называем остатками рая. Его надо знать. Если знаете — это греть будет. Это ведь наше достояние.
Десять лет я из номера в номер вел в журнале «Наука и жизнь», выходившем огромным тиражом, рубрику, которая называлась «Русское разнотравье». Рассказывал не только о ботанических особенностях русских трав, но и о ценности для человека — в пищевом, кормовом отношении, декоративном, о лекарственных свойствах, и о том, как в народных поверьях, сказаниях отражено то или другое растение.
Я много занимался духовной прозой. Есть исследования о русских писателях, которые писали на эту тему. Составлял книги о подвижниках Божиих. У меня есть книги, посвященные преподобному Серафиму Саровскому, святому праведному Иоанну Кронштадтскому. Эти книги такого подхода — посмотреть, что с того времени дошло до нас, и выбрать самое лучшее, составить антологию. Вот, например, антология поэзии, посвященной преподобному Серафиму, — там 300 стихотворений и 6 поэм. Это все надо было искать по крупиночке.
Луг духовный — это уже не обычные цветы, которые растут на лугу. Это наши святые, которые связаны с нашей жизнью, которые украшают нашу жизнь и нашу планету.

— О ком из русских подвижников сейчас важнее всего помнить? Чей пример наставит людей в наши времена?

— Слава Богу, есть много подвижников, которые наставляли людей в прошлом, и наставляют сейчас. Многие явлены заново для многих из нас, потому что жизнь долгие годы была совсем другая. И атеистическая пропаганда коверкала людей. Многие были невосприимчивы к таким истинам. Но все-таки и тех, кто удержался в вере, была не малая горстка.
Слава Богу, что к началу жестокой войны наш народ не был расхищен духовно и держался. Раньше считался обязательным для каждого человека труд и молитва. И труд, и молитва выпрямляли душу, не давали ей качнуться в какую-то сторону. Потом, конечно, менялись условия, но все-таки удержалась Россия благочестивая в душах многих людей.
Есть надежда, что так пойдет и сейчас. Явно уже идет: и в армии верующих много, и среди людей труда много, и среди интеллигенции, что удивительно — которая была размагниченной до революции донельзя, а потом почувствовала, что есть спасительное единство — соборное, церковное, что надо в нем спасение искать. Конечно, очень много значит то, что сейчас беспрепятственно можно ходить в церковь, усваивать церковную жизнь.

— Что важнее всего сейчас для русской литературы?
— Поворот в сторону русского языка — это уже много. Наш язык возвращает способность мыслить. Те люди, которые говорят на сленге, совсем пренебрегают родным языком, конечно, не будут целиком в лоне своей страны. Они легко отходят, качаются… Такие есть.
А те, кто любит русский язык, наши молодые писатели и поэты — они тянутся к нашему природному языку, данному от Бога нам, как великий дар. И, конечно, у них бывают достаточно хорошие стихи, крепкая проза. Не говорю о классиках, которые у всех на устах, есть уже и новейшие классики.
Мне с Божией помощью привелось «возвращать на Родину» некоторых писателей духовного склада. Иван Сергеевич Шмелев — сейчас всем известный, и как мы его любим теперь. Я составлял книгу воспоминаний о нем, собирал то, что было рассеяно в зарубежье, тогда малодоступном нам, чтобы воссоздать его блик — позднего Шмелева, когда он уже был настоящим православным писателем.
Был такой Леонид Зуров, сподвижник Бунина по эмиграции. Он написал великолепные повести из жизни Печор. Печоры — это не только монастырь это и его округа, это исконно русская земля, намоленная. Все это он собрал, и написал великолепную повесть «Отчина».
Потом я собрал все его повести и издал однотомник на 600 страниц, который включает еще и воспоминания о нем — чтобы воссоздать человеческий образ писателя.
Так возвращают имена. Я веду со своей помощницей сайт в интернете — «Библиобюро» (библиографическое бюро). Мы занимаемся источниковедением. По каким-то писателям разработка уже полная: все, что напечатано при жизни и после, все, что о нем, написано до последней строчки, включая современность — многоплановый охват.
Уже есть 600 с лишним публикаций. Не надо в XXI веке гнушаться и современными средствами информации. Бумажные книги мы любим и предпочтение отдаем им. Но есть и другие средства, интернет. Эпоха поглотила много достойных имен. Их нужно возвращать народу.
Вышло 50 моих книг, с переизданиями, и 50 книг, составленных мною. Издан пятитомник, который в основном покоится на русской культуре, и направлен на защиту русской православной культуры, которую надо бы взять за основу на все века.
Недаром Общество русской словесности сейчас возглавляет Патриарх Кирилл. Этому придается огромное значение — сохранить душу народа. В какой-то мере она отражена в слове, в русской словесности. Не всякой словесности, а благочестивой, которая была сложена православными людьми. Или людьми других вероисповеданий — но не воинственными.
Но мы берем русскую литературу. Каждый слой в ней должен сохраниться. Надо по-хозяйски подойти к этому делу. Мы должны следующим поколениям передать этот большой багаж знаний о неисковерканной жизни. Есть движение души, которое как раз открывает, как достойно жить на земле, что такое счастье. Это не деньги копить, это, прежде всего, единение человека и Божьего мира. В этом единении он найдет счастье.

Беседовала Вера Шарапова

Журнал «Православное книжное обозрение»






© 2010 Издательский Совет Русской Православной Церкви, Официальный сайт