Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
О житейском и о вечном 05.12.2018

О житейском и о вечном

Прот. Александр Авдюгин. Отец Стефан и иже с ним. М.: Издательство Сретенского монастыря, 2017. –368с. – (Зеленая серия).

Книга рассказов и очерков, изданная в знаменитой «Зеленой серии» Издательства Сретенского монастыря, и ее автор протоиерей Александр Авдюгин стали победителями конкурса «Просвещение через книгу» 2018 года в номинации «Лучшее художественное произведение». Популярный ныне, полюбившийся церковной, да и не только церковной читающей публике жанр, ласково называемый «поповскими былями», представлен здесь в разнообразии форм.

Тут и цикл рассказов из разряда «мелочи приходской жизни» о священнике отце Стефане с его неизменными помощниками и, по излишней ревности, оппонентами-супротивниками. Образ главного героя, энергичного и «прогрессивного», идущего в ногу с техническим прогрессом батюшки, конечно, обобщенный, вымышленный, но, можно не сомневаться, все истории, с ним приключившиеся, не выдуманные, а взятые из собственного опыта и священнического обихода автора – настоятеля приходских храмов с почти 30-летним стажем. К циклу примыкает россыпь рассказов, в которых действуют иные персонажи – другие батюшки, архиереи, монастырские послушники, приходские трудники и праведники, а подкинутые жизнью сюжеты столь же просты и безыскусны, сколь занимательны и житейски поучительны.

Тут же очерки с художественно выписанными воспоминаниями автора о своем пути к Богу, к Церкви, к священству – литературная расшифровка того, что обычно выражается кратким «Господь привел». Формула эта, совсем не пафосная, а обыденная, но не слишком внятная для тех, кто еще не вошел в ограду Церкви, получает под пером отца Александра наглядно-зримое наполнение. Это и впечатления советского детства, когда под прессом государственного атеизма в толще народа билось сердце живой веры, а для подростков и молодежи, лишенной доступа к источнику этой веры, был так притягателен «запретный плод». Это и повседневные чудеса Господни, которые часто и не похожи на чудеса, но принимают форму «случайных» и таких нужных встреч с как будто бы обычными людьми, бесед, находок, своевременной помощи и ответов на неразрешимые вопросы. Это и неизбывная память о Великой войне, которая через рассказы старших и мальчишечьи небезопасные игры прорастала в послевоенном поколении, рождая со временем глубокое чувство благодарности Промыслителю.

Здесь же быстрые зарисовки с натуры, словно бы неоконченные этюды и наброски портретов, философско-лирических пейзажей, сюжетных сценок. Но незаконченность их кажущаяся – словесный карандаш автора подчеркивает то главное, что и должно привлечь глаз, навострить ум, раскрыть душу читателя.

Наконец, тут и просто заметки-размышления, обобщающие многолетние наблюдения священника за возрождением на родных просторах православия и церковной жизни: со всеми перекосами буйного расцвета «народной веры», с кривоватыми коленцами околоправославных поверий и суеверий, с трудностями вхождения в евангельское понимание доброделания не ради «культуры» или благодарности от людей, а ради Бога.

Книга отца Александра насыщена эмоциональными сюжетами. Разброс этих эмоций широк – прошибает и на слезу, и на смех, а между ними поместились светлая грусть, благодарное Богу удивление и иные тонкости душевных движений. Пред читательским взором проходит череда самых обыкновенных священников – тружеников и молитвенников, с начала 90-х годов подымающих свои храмы из руин или вовсе из ничего, сквозь радости и печали, а порой и уныние с отчаянием вывозящих тяжелую телегу своих приходов из запустения, заросшего бездорожья на торный путь с наезженной колеей нормального церковного быта. Тех многочисленных провинциальных батюшек, от которых определение «поп на мерседесе», популярное в известной среде, отскакивает как мячик от стенки. Параллельно этой череде выстраивается и другая – вереница живущих на приходах тоже самых обычных праведников, хранителей веры, соработников Богу в мирских делах, блаженных, кротких, почти святых.

Особенно любит отец Александр подсветить своим литературным фонариком жизнь и деяния деревенских бабушек и дедков, переживших все трагические перипетии советской истории и государственного богоборчества и сохранивших душу-христианку. Все эти бабы Фроси, бабы Ани, деды Харитонычи и другие, энергично-боевые или, напротив, Божьи одуванчики, – те самые праведники, без которых не стоит ни село, ни мир. Сберегшие у себя за пазухой в катастрофическое время оголтелого атеизма теплые угольки веры, схоронившие в своих домах иконы и утварь из разрушенных храмов, а когда пришло время собирать камни – отдавшие все это, и угольки, вновь разожженные, и церковные святыни, на служение людям; «выбивавшие» у епархиального начальства себе на приход священника, помогавшие своими силами отстраивать храмы, порой ревностью своей повергавшие батюшек в изумление, а порой умудрявшие их собственным религиозным опытом. Житейское тут нередко так тесно переплетено с вероучительным, что как будто простой бытовой рассказ поворачивается богословской стороной, когда батюшка в очередной раз напутствует старенькую прихожанку в жизнь вечную – а выходит, что получает урок веры от нее, или когда его удачную, казалось бы, богословски выверенную проповедь таранит своим личным переживанием Христа скромная, малоприметная старушка. Или вот непростая дилемма: как правильно поступить, когда в храм во время литургии «к Богу» шумно, с плачем и прилюдной исповедью рвется сильно нетрезвый мужичок – вытолкать его на улицу или все же не вставать препятствием на его столь загибистом пути к вере?

Не раз возвращается автор в своих размышлениях к вопросу: отчего народ наш, общество внецерковное, да отчасти и церковное, стали такими потерянными, неустойчивыми, духовно и душевно расхлябанными, утратившими «связь времен» и стержень традиционных норм жизни, стержень уважения друг к другу и меж поколениями? Ответ на этот вопрос у отца Александра есть. Он размышляет об утерянном чувстве близости к нам, живущим, умерших предков, об утраченной благодарности к ним и даже памяти о них. В широком смысле это утрата большей частью народа православного мировоззрения и мироощущения, ведь православие само по себе – «гимн отцовству», послушание Отцу Небесному и память Его заветов. Поломанные традиции, незнание истории, забвение своих предков с приставкой «пра», утрата живого понимания, что Церковь не только земная, но и небесная, где живут наши ушедшие, гонка за новациями и модернизациями в сфере культуры, идей и духа – вот что делает наше общество, особенно молодежь, прожигателями жизни, равнодушными к ближнему, беззащитными перед любыми сквозняками, которые заносят к нам на Русь смертоносные для духа бациллы.

Приметой последних лет в книге отца Александра, коренного жителя Донской земли, стали сюжеты новейшей войны на Донбассе. Лишенные всего старики, выживающие под обстрелами, батюшка-«контрабандист», под горячую молитву провозящий через границу медикаменты, осиротело гуляющие по улицам да средь руин экзотические страусы и павлины… а еще отец-командир, офицер украинской армии, который через посредство священника на территории «сепаратистов» договаривается с командованием ополчения, чтобы повоевать «в разные стороны» – спасти своих желторотых призывников от мясорубки, в которую тех направили безумные политики.

Дух дышит, где хочет. По эту и по другую линию фронта гражданской войны, под толстой мертвящей оболочкой советского богоборчества, где сбереглись живые души, в современных замурзанных погоней за капиталом и удовольствием людях, в непреклонных представителях власти, в пьянчужках, в брошенных стариках, в хипповатых оборванцах… Об этом и книга.

Наталья Иртенина



Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru