Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Дмитрий Володихин: «Прошлое, словно сборник притч, способно научить душу не оскверняться…» 06.11.2018

Дмитрий Володихин: «Прошлое, словно сборник притч, способно научить душу не оскверняться…»

Роман Дмитрия Володихина «Доброволец» был отмечен экспертами и конкурсной комиссией конкурса изданий «Просвещение через книгу»: второе место в номинации «Лучшее художественное произведение».

Дмитрий Михайлович, когда пишут о Гражданской войне, почти всегда несколько превозносят одних противоборствующих и принижают других. Долгие годы в литературе и кинематографе белые были жестокие, злобные, трусливые, глупые, алчные, а красные – сплошь герои. Потом красные стали безжалостные, беспринципные, аморальные, тупые и т.п., а белые – нереально идеальные. А Вам удалось показать, что в обеих армиях были разные люди, в том числе вполне достойные, думающие и человечные. Вы ставили перед собой такую задачу специально?
  
С моей точки зрения, белые проявили гораздо меньше жестокости и звериной злобы в Гражданской войне, хотя, конечно, ангелами тоже далеко не были. Они остались чище. И это мое мнение опирается на многочисленные источники – документы, воспоминания, дневники, а также на монографии коллег. Иначе говоря, если оставаться верным исторической правде, то белые белее красных… Но сама жизнь устроена так, что не может быть на одной стороне армия сплошь и без исключения одних лишь светлых сил, а на другой – сплошь темных. Это ведь люди, а не полк небесный против воинства преисподней. Люди грешны, слабы, но все же созданы по образу и подобию Божию и, следовательно, в центре тьмы может сверкнуть драгоценным камнем душевное благородство, так же как и в полуденном свете соблазн способен породить какую-нибудь пакость. Я писал, руководствуясь именно этим принципом: хоть белые и белее, в рядах красных также порой встречаются порядочные, бесу не поддавшиеся люди.

После гибели Евсеичева главный герой говорит: «Несправедливо, но исправить невозможно…» Когда он соглашался на путешествие в прошлое и жизнь там, он полагал, что прошлое изменить (или исправить) возможно?

Попытка исправить прошлое «к лучшему» – это вообще, по большому счету, результат самообольщения главного героя, его слабость душевная. Конечно, исправлять можно только настоящее, а преждебывшее НЕбывшим может сделать один Господь Бог. Главный герой постепенно убеждается именно в собственной неправоте: мечтание о том, чтобы откорректировать старину нашу, сплошь иллюзорно. Прошлое, словно сборник притч, способно научить душу не оскверняться, но для этого следует погрузиться в него, пропустить его через себя, а не отвергать и не отправлять мысленно на «переплавку».

Когда писатель отправляет героя путешествовать во времени и даже «разрешает» ему там действовать, он действительно дает ему шанс попробовать изменить прошлое? Или шанс сделать другим настоящее?

Разумеется, речь идет о том, чтобы изменить через прошлое настоящее, сделать его менее трудным, менее отягощенным тяжким наследством XX столетия. Но… напрасно его старание, хотя и освещенное благим порывом. Шансов у него, как выясняется, нет, да и быть не может. Человек всегда находится в настоящем и только его-то и способен менять.

С помощью добровольцев из будущего белые дошли до Тулы. Несколько человек могли бы заметно изменить события?

Знаете, если нашел бы Господь наш в Содоме и Гоморре десять праведников, то были бы оба города целы. И может быть, коли нашел бы Господь в дореволюционной России достаточное количество праведников, то не обрушился бы на наш народ ни 1917 год, ни 1937-й. А добровольцы – это еще далеко не праведники, это всего лишь часть сюжета литературного произведения. Сколько их ни плоди, история не изменится. Чисто теоретически, в книге белые могли бы дойти и до Москвы, и до Петрограда, вот только жизнь наша, история наша от этого никак не поменялась бы. Что стране Господь дал претерпеть, то следовало испить до конца: вобрала душа нашего народа горькую науку, авось в будущем эта наука, до половины ядовитая, до половины же спасительная, убережет нас от новых безумств.

Главный герой должен был вернуться в наше время? Так решил он сам или автор?

Весь смысл странствий и терзаний главного героя состоит именно в том, чтобы он вернулся в настоящее из прошлого, осознав, что его долг не там, а здесь, жизнь его здесь, путь его здесь. Скитание по прошлому просто наполнило его опытом, который указал центральному персонажу всей своей совокупностью: отрешись от безответственных мечтаний, впрягись в действительность, и будут у тебя и любовь, и судьба.

Беседовала Валентина Курицина



Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru