Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Опыт отцовства 13.06.2017

Опыт отцовства

Статья о творчестве писателя Александра Ткаченко, номинанта Патриаршей литературной премии этого года, опубликована в журнале «Православное книжное обозрение».

В культурном центре «Покровские ворота» прошла презентация книги Александра Ткаченко «Трудно быть папой», выпущенной издательством «Никея». Александр Ткаченко – популярный православный писатель, автор более 30 книг, номинант Патриаршей литературной премии 2017 года, отец четверых детей. Статьи о семье и воспитании, опубликованные им на протяжении нескольких лет в журнале «Фома», легли в основу этого издания.

ВЛАДИМИР ЛУЧАНИНОВ, главный редактор издательства «Никея»:

– Книга, о которой мы сегодня будем говорить – прекрасна. Мне кажется, это знаковая книжка. Главная тема, которая раскрывается в ней – отцовство. Наверное, всем известно, что мужчины и женщины по-разному переживают кризисные ситуации. Если мужчина способен бойко и мужественно отреагировать на саму кризисную ситуацию, то женщина лучше адаптируется к ее последствиям, к жизни в состоянии перманентного кризиса. 1990-е годы для многих наших сограждан стали серьезным испытанием: пришло разочарование в прежних идеях, люди теряли работу, многие области, в которых традиционно трудились мужчины, оказывались невостребованными – наука, оборонная промышленность… Адаптироваться к условиям новой жизни было нелегко. Поэтому, наверное, только ленивый тогда не говорил о «потерянном поколении»: об этом было снято множество фильмов, написано много книг. Однако мы, люди, чья молодость пришлась на это время, действительно, не имеем необходимого опыта, который помогал бы нам выстраивать свою жизнь. Тема отцовства до сих пор, хотя после 80-90-х годов прошло немало времени, не раскрыта в нашем обществе. О материнстве говорится достаточно много. Но если нас спросить: «Что такое отцовство?» – наверное, ответить на вопрос будет нелегко. И я рад, что в нашем издательстве выходят книги об этом, и вот, наконец вышла книга Александра Ткаченко.

АЛЕКСАНДР ТКАЧЕНКО:

– У меня трое сыновей и дочка. Сыновья выросли, они уже взрослые. Младшему летом будет 21 год, дочке уже шестнадцать. И эта книга – своего рода подведение итогов моего отцовства, каким бы оно ни было. Оно уже почти прошло, скоро пройдет совсем. И я подумал, что имеет смысл какие-то мои тексты, связанные с жизнью моей семьи, которые были опубликованы за последние тринадцать лет в журнале «Фома», попытаться собрать под одной обложкой – как опыт проживания того времени, когда дети были маленькие. Эту книжку мы собирались выпустить еще в прошлом мае. Но человек предполагает, а Господь располагает, в итоге получается так, как надо. Я сейчас понимаю, что если бы мы тогда изо всех сил старались выпустить книгу по плану, она была бы не такая. Эту книгу «доносили», доделали с огромной любовью. Мы нашли прекрасную художницу, Ирину Сечину, которая сделала замечательные иллюстрации. И в итоге получилась книжка, которая мне очень нравится. Я оцениваю свое творчество очень критично. Но вот эту книжку я люблю, она мне глубоко симпатична, потому что сделана с большой любовью. Я очень рад, что на Светлой седмице вы нашли время, чтобы прийти на презентацию этой книги. Спасибо вам огромное. Готов отвечать на вопросы.

– Почему такое название?

– Кто-то из нас боялся, что увидят аллюзию на католического понтифика. На самом деле, так называется заглавная статья, а аллюзия – на роман братьев Стругацких «Трудно быть богом». Такой журналистский ход. На мой взгляд, очень удачный, потому что, действительно, папой быть трудно.

– Как современного мужчину склонить к отцовству, как он может взять на себя такую ответственность, решиться на это?

– Честно говоря, я вообще не предполагал быть папой – и до женитьбы, и после женитьбы. Я сам рос без отца и не понимал, что это такое создавать семью. А после женитьбы – год прожили, детей не было. Судя по всему, и не должно было быть. А потом повенчались, и после венчания вдруг «прорвало» – один ребенок, второй, потом третий… Как это можно спланировать?

ВЛАДИМИР ЛУЧАНИНОВ:

– Отец задает себе этот вопрос при рождении первого, второго ребенка. По мере увеличения проблем, усиления ответственности степень рефлексии возрастает. Более-менее понятно, какими путями надо идти, чтобы к этому отцовству прийти. Остается самый сложный вопрос – как этими путями идти, где внутри себя обрести эти ресурсы, которые не всегда можно обрести в силу самых разных причин. Мой отец всегда работал, и я его почти не видел, поэтому у меня не было опыта, как мы пошли вместе ловить рыбу, или как он научил меня драться, или еще что-то такое. Я думаю, что очень многие даже в полных семьях подобного опыта не имели. Сейчас каждый, кто решился стать многодетным, понимает, что стал первооткрывателем. Он обречен на ошибки, но это путь радостный, путь первопроходца.

АЛЕКСАНДР ТКАЧЕНКО:

– Наш первый ребенок родился в девяностые. Страна рушилась. Люди кончали жизнь самоубийством, чтобы не видеть голодную смерть своих детей, – я не утрирую, были такие случаи, я помню их. А тут – раз, и отцовство. Потом раз – еще отцовство, третье отцовство. У нас первые два ребенка погодки были, мы купили коляску для близнецов. На нас все с ненавистью смотрели, и не только смотрели, но и говорили: «Людям жрать нечего, а они тут нищету плодят». Хотя были и другие, которые говорили: «Ой, молодцы». Мы до последнего момента скрывали беременность от своих родственников. Поэтому тут решимость такая, «постфактум».

– Взаимоотношения отца с мальчиками более-менее понятны, а взаимоотношения папа – дочка?..

– Действительно, девочки больше общаются с мамой, но до определенного возраста. Лет с четырнадцати девочке, на мой взгляд, жизненно необходимо общение с папой. Так оно и происходило. Правда, я честно скажу: этот момент подзапустил, как и многие другие. Любой подросток – всегда такая штука, непонятная. Ребенок… все было понятно. Бантики, косички. А потом… Но мы, на самом деле, очень близко дружим. Но это не такая дружба, как с мальчишками, может быть, не такая откровенная. Каждый раз, когда мы рожали мальчика, думали, что будет девочка, поэтому сыновья по неделе жили без имени: мы-то девичьи имена им придумали. Когда родилась девочка – цветочек долгожданный – мальчишки были уже взрослыми. Дочка – последний ребенок, но и она скоро улетит из семьи.

– Как наполнить новым содержанием отношения в семье, когда дети взрослеют?

– Бывает, что семьи в такой ситуации распадаются, потому что за заботами у людей не было времени по-настоящему узнать друг друга. У нас тоже был момент, когда всё шаталось, почти развалилось. Наполнить новым содержанием можно только свою собственную жизнь: невозможно взрослого человека изменить. Это аксиома психологии. Многим кажется, что можно. А вы попробуйте изменить пятнадцатилетнего подростка! Он просто в себя уйдет, и что из него потом вылезет – одному Богу известно. Себя же менять трудно. Потому что, прежде всего, трудно себя увидеть. Человек видит себя симпатичным и во всем хорошем. Это нормальные защитные механизмы, но если через них не прорваться, не увидеть себя таким, как есть, хотя бы в какой-то степени, если не увидеть, что в себе нужно менять – то ничего не получится. А если получилось хотя бы что-то изменить в себе – происходит маленькое чудо. Семья – это не просто сумма индивидуумов. Это единое целое, система, если говорить языком математики. А система обладает таким свойством: если один элемент меняется, меняется вся система. Такой хитрый способ изменить другого человека. Изменить себя, чтобы изменить систему, чтобы в этой системе другой человек тоже нашел себе новое проявление.

– Можно ли передать опыт отцовства через книгу? И какие самые большие проблемы для современного отца?

– С точки зрения передачи опыта, я думаю, эта книжка несет немного пользы, потому что опыт передается только непосредственно. Описанный опыт может дать представление о чем-то, но это уже не передача опыта, это рассказ об опыте. Я старался делать это честно, искренне, не приукрашивая, не затемняя. Так, чтобы это можно было читать. А уж какая и кому-то от этого будет практическая польза, и будет ли она вообще – я не берусь судить. Это и есть главная проблема – отсутствие практической передачи опыта отцовства. У нас эта традиция прервалась. Мы пишем и читаем книжки, а передачи отцовского опыта не происходит. А без него все это все равно превращается в «игру на баяне по самоучителю». Все равно получится криво, с какими-то ошибками, которые придется исправлять всю жизнь… У меня так было. Я надеюсь, что эта книжка поможет не наступить хотя бы на какие-то мины, на которые я нарывался. Дай-то Бог, хотя бы на одну. Самая главная мина для мальчика, которого воспитали две женщины, – это неумение брать на себя ответственность. Не просто брать, а спокойно, без каких-то перекосов, искажений. Без истерики. Мне этот опыт давался очень тяжело, это всегда было очень болезненное дело, на которое, наверное, со стороны было страшно смотреть. Слава Богу, у жены хватило терпения все это вынести и дождаться такого момента, когда я перестал брать на себя ответственность таким деструктивным образом.

ВЛАДИМИР ЛУЧАНИНОВ:

– Мне кажется, книга может в каком-то смысле и практически помочь, вот по каким причинам: во-первых, автор достаточно откровенно и открыто пишет, в том числе, о своих ошибках. Когда я читал эти тексты, я нашел много того, что мне хорошо понятно, потому что я через это проходил. И книга показывает пути выхода, которые находил автор.

– Как повлияла на вашу семью христианская вера?

– Благодаря христианской вере я ее и создал. Потому, что для меня создание семьи и приход в Церковь были одномоментными событиями. И первое никогда не состоялось бы без второго. Я не мыслил себя мужем, и уж тем более – отцом многодетного семейства. У меня не было родного отца – но появился духовный отец. На первой исповеди он меня спросил: «С женщинами отношения есть?» Я говорю: «Да что вы! Я уже целый год с одной девушкой!» Похвастался. Можно представить, что было до этого. А он говорит: «Все равно это блуд. Не могу тебя причастить, извини. Или венчайтесь, или расставайтесь».

– А что трудного в том, чтобы быть папой?

– Когда ты становишься им, вдруг понимаешь, что в твоей жизни произошло. Ты уже не сам по себе. У тебя есть дети, и от того, каким ты будешь, напрямую зависит то, какими они вырастут. Это не то, чтобы страшно, но жутковато. И это не просто трудно, а невероятно трудно. Это возможно только с Божией помощью. Трудно будет всегда. В детском возрасте свои проблемы: не спит, плачет, животик у него болит. Постарше – какие-то другие трудности, коленки сбитые. В школу пойдет – вообще подумать страшно. Подростковый период — «кино и немцы»… Папой быть трудно, но интересно, потому что, общаясь со своими детьми, я восполнял какие-то лакуны в собственном детстве. Вот мне в детстве очень хотелось запустить настоящего воздушного змея. Не бумажку на веревочке, а такого, который на несколько сот метров уходит в небеса. Я много читал в детстве, и в книжках много раз описывался запуск таких змеев. Мне хотелось, а как это делается? Когда дети подросли, у меня появился знакомый авиамоделист. И он мне рассказал, как очень просто за полчаса можно сделать такого змея из двух хворостин, бечевки, суровой нитки, куска полиэтилена. И у меня ничего не получилось. Помог старший сын. Он сам крошкой был тогда, десятилетний. Запустили змея, и он взлетел именно так, как я в детстве мечтал!

ГАЛИНА БОСАЯ, певица:

– Я поклонница Александра Ткаченко: одна из его книг под названием «Бабочка в ладони» повлияла и на мое творчество, и творчество нашей группы. Новая книга Александра очень теплая, добрая. Как и о всех своих любимых книгах, я могу сказать, что она про меня. Это самое главное. Эта книга может помочь именно в тех ситуациях, когда нужно сделать выбор, решить, куда нужно пойти.

СЕВАК МИРАБЯН, публицист, музыкант-мультиинструменталист:

– Я благодарен Богу за то, что он дал мне такого замечательного друга, брата, даже могу сказать, что наставника. Потому, что общение с Сашей для меня всегда какое-то обновление смыслов. И в этом плане я очень благодарен Богу, очень благодарен Саше, и хочу сказать, что книга так меня порадовала, так вдохновила! Хочу свою благодарность выразить, в том числе, через музыку. У нас сейчас Пасха, радость. Дудук – грустный, но помогает человеку открыть окно в мир духовный. Хотелось бы сыграть так, чтобы пасхальная радость для нас была более глубокой.

ЯНА ГРЕЦОВА, ведущий редактор в издательстве «Никея»:

– Я хотела высказать благодарность автору. Я думала, как в двух словах описать эту книгу. У меня получилось в трех: искренность, гармония и надежда. Об искренности уже говорили. Потрясающая книга, настолько честно. В наш век «самопрезентации» очень мало, кто на такое способен и такие попытки предпринимает. Книжка удивительно откровенная. Никакого самолюбования, а только то, что нужно читателю. Мне кажется, что Александр писал, думая о читателе, о том, что ему может принести какую-то духовную пользу. Эти маленькие новеллы — своего рода современные христианские притчи. Потому, что это всегда есть центральная мысль, обязательно какое-то нравственное зерно в каждом маленьком рассказе. По поводу гармонии: тут еще не назвали еще один талант, одно образование автора, Александр — музыкант. Поэтому проза у него удивительная, у него свой авторский стиль. Я делала попытки редактировать, вмешиваться. Но они ни к чему не приводили, потому что тогда волшебство исчезало. Стройность, всегда какой-то единый лейтмотив, юмор бесподобный, такой добрый, чудесный. Редко-редко встречается.

А по поводу надежды: у меня осталось ощущение от книги, что Александр очень строг к себе и снисходителен к своему читателю. Постоянно говорит: у меня не вышло, я напортачил, но у вас обязательно получится, вы лучше, чем я. Может быть, вы помните «Ералаш», когда у мальчишки друг бежит марафон. Бежит, а друг так болеет за его победу: и за водичкой сбегал, чем-то еще помог, первым прибежал на финиш и кричит: «Давай-давай!». То есть, он на самом деле в три раза больше пробежал, чем тот, за кого он болел. Александр в такой роли. Книга дает удивительное ощущение – веры и силы. Автор вслед за Христом говорит читателю: не бойся, только веруй (Мк. 5:36; Лк. 8:50). Эта книга не только опыт отцовства, это и уроки человечности. И конечно, эта книга о любви. Когда есть любовь, то все получится: и отцовство, и воспитание.

Во время презентации состоялось выступление певицы Галины Босой и Севака Мирабяна, исполнившего музыкальные произведения на дудуке.

ИЛЬЯ АГАФОНОВ

ТРУДНО БЫТЬ ПАПОЙ

Невыдуманные уроки

отцовства

Ткаченко А. Б.

М.: Никея, 2017. — 192 с.

ИС Р16-617-0641

ISBN 978-5-91761-677-3




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru