Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
Владимир Воропаев: «Спор Гоголя с Белинским до сих пор не окончен» 23.12.2016

Владимир Воропаев: «Спор Гоголя с Белинским до сих пор не окончен»

В газете «Культура» опубликовано интервью с литературоведом Владимиром Воропаевым.

В Москве состоялась презентация книги «Гоголь и Православие», представляющей собой сборник статей о духовных исканиях русского классика. Самые интересные аспекты творчества, а также тайну личности автора «Мертвых душ» и «Ревизора» мы обсудили с одним из авторов, председателем Гоголевской комиссии Научного совета РАН «История мировой культуры», литературоведом Владимиром Воропаевым. 

культура: Почему именно Гоголь стал предметом Ваших исследований? 

Воропаев: Гоголя я ценил с детства, со школьной скамьи. Когда готовился к вступительным экзаменам в МГУ, а было это еще в конце 60-х, изучал статьи филологов о любимом писателе и с удивлением обнаружил, что их трактовки не совпадают с моим восприятием его произведений. Размышляя об этом, я нашел, в чем причина диссонанса. Николай Васильевич был христианином. А исследовали его творчество люди с поверхностными знаниями о православии. Это и стало одним из внутренних мотивов моего обращения к изучению наследия Гоголя, в чьей личности так много загадок.  

культура: Он и сегодня остается плохо прочитанным? 

Воропаев: Вся русская классика плохо прочитана и плохо понята — по той же причине. Наше общество мало знает православную культуру. Без этого, увы, литературу XIX века воспринимать очень сложно. А Гоголь — особый случай и для своего времени. Он строил жизнь в соответствии с церковным календарем, куда входит годовой устав праздников и богослужений — с повторением евангельских чтений и поучений для духовного возрастания человека. Ежедневно читал не только молитвенное правило, но и главы из Евангелий, Апостола и Ветхого Завета, жития святых — это было потребностью его души. В круг интересов Гоголя входили книги по богословию, он изучал сочинения Исаака Сирина, Тихона Задонского, труды других святых отцов. Это нам известно из свидетельств современников — его друзей.

культура: Не кажется ли Вам, что Николай Васильевич надеялся своими сочинениями «исправить нравы»? И обманулся в ожиданиях.  

Воропаев: К сожалению, до сих пор произведения этого гения воспринимаются однобоко и упрощенно — как сатира на бюрократические и крепостные порядки царской России. Но сам Гоголь смысл своей знаменитой комедии разъяснял так: «Страшен тот ревизор, который ждет нас у дверей гроба». А всегда ли нынешние школьники и даже учителя могут уверенно ответить, кто такие «мертвые души»? О духовном смысле поэмы автор говорил: «Будьте не мертвые, а живые души. Нет другой двери, кроме указанной Иисусом Христом...»  Это мы знаем из записи, сделанной перед самой смертью. И в таком подходе — ключ ко всем книгам и миросозерцанию писателя. 

культура: Его последнюю работу, «Выбранные места из переписки с друзьями», по сути, ставшую проповедью, некоторые считают провалом.  

Воропаев: У Гоголя нет провалов. В «Выбранных местах...» он рассказал о главном — о своем понимании, что такое вера и Церковь, в чем историческая роль России как православной державы, какие задачи стоят перед писателями. Близким друзьям Гоголя и его адресатам эти взгляды были хорошо известны. А вот публика и критики совсем не ожидали такого. По меткому выражению князя Петра Вяземского, их удивило, что сказочник и потешник «вдруг постригся в монахи». А в книге очень много глубоких раздумий. Например, без каких условий благие преобразования в нашей стране невозможны. Тема актуальная — реформы у нас идут перманентно. Так вот, Гоголь считал: тот, кто хочет честно служить России, должен любить своих ближних, стать христианином и на все просить благословения Церкви. Без этого все результаты самых благих преобразований будут плачевными. И мы это видим — по горьким плодам 1990-х. 

культура: Но «Выбранные места...» не восприняли люди разных взглядов, в том числе святитель Игнатий Брянчанинов. Почему?  

Воропаев: Вы правы, учительство Гоголя не одобрили представители как западников (Белинский, Герцен), так и славянофилов (Аксаковы). «Выбранные места...» жарко обсуждали в гостиных, о них спорили, писали критические рецензии.  Получила даже распространение версия, что Гоголь повредился умом. Тургенев, навестивший Николая Васильевича за несколько месяцев до его кончины, вспоминал, что ехал к нему как к гениальному человеку, у которого что-то тронулось в голове. В Москве почти все так думали. А что касается Игнатия Брянчанинова, то он говорил, что в книге Гоголя, вызвавшей столько споров, есть «и свет, и тьма». Своим духовным чадам святитель советовал читать святых отцов. Но стоит вспомнить, что «Выбранные места...» Гоголь адресовал тем, кто охладел к вере. В письме к духовному наставнику, протоиерею Матфею Константиновскому, им высказана такая мысль: если человек захочет стать лучше, «он непременно встретится со Христом», бросит книгу Гоголя и возьмет в руки Евангелие. 

культура: Белинский взывал к Гоголю в знаменитом письме: «Проповедник кнута, апостол невежества, поборник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов — что Вы делаете?..» Гоголь считал русский народ религиозным, а «неистовый Виссарион» — атеистичным и суеверным. Кто оказался прав?  

Воропаев: Суть этого спора можно свести «к религиозному прогнозу». Для Гоголя христианство — большая ценность, чем цивилизация. Он понимал: именно православие определило неповторимую самобытность России. Можно сказать, что спор двух классиков еще не окончен. По какой дороге пойдет наша страна — зависит от нас с вами.

культура: Если бы Гоголь и Белинский попали в программу Владимира Соловьева «Поединок», кто бы победил? Чья правда ближе народу?  

Воропаев: Жизнь подтвердила правоту Гоголя. Недаром Михаил Бахтин называл его «гениальным выразителем народного сознания». Но диалог был бы весьма острый.

культура: В чем драма Гоголя? Не надел «ризу чернеца»?  

Воропаев: Гоголь прожил всего 42 года. Из них последние десять лет испытывал сильную тягу к иночеству. Он не давал монашеских обетов (напомню, что к ним относится: послушание, целомудрие и нестяжание), но исполнил их в жизни. Сложность, даже трагичность его судьбы в том, что художественное начало личности никуда не ушло. Гоголь страдал от этого внутреннего конфликта между писательским даром и религиозными устремлениями. 

культура: Поражает кончина Николая Васильевича... 

Воропаев: Завершение его земного пути, а это и предсмертная болезнь, и сожжение рукописей, — до сих пор предмет раздумий для исследователей. У ситуации есть как научный, так и духовный аспект. На мой взгляд, события тех дней могут быть осмыслены только в свете религиозного мировоззрения писателя. Он ушел из жизни во время Великого поста. Перед кончиной исповедовался и причастился. Покидал этот мир с четками в руках. За день до смерти, уже в состоянии беспамятства Гоголь говорил: «Лестницу, поскорее давай лестницу». А последние слова, сказанные им в сознании, были: «Как сладко умирать!» 

культура: Сегодня много спорят, по какому пути идти литературе: быть только «художеством» или «проповедью». Какие традиции классиков стоит продолжать?   

Воропаев: Лучшие произведения русской словесности дают почувствовать читателю, что художественная правда всегда говорит о правде Божией. Классикам было интересно изучать «внутреннего человека». Я считаю, что литература должна учить понимать жизнь, а не просто развлекать. 

культура: Есть ли современные писатели, которые продолжают «линию Гоголя»?  

Воропаев: Сегодня в России много хороших сочинителей. Но до автора «Тараса Бульбы», «Мертвых душ», «Ревизора», «Выбранных мест...», «Размышлений о Божественной литургии» им, конечно, далеко. Николай Васильевич обладал талантом и художника, и сатирика, и богослова. Критик Константин Мочульский писал, что Гоголь был гениально одарен в нравственной области. Он повернул русскую литературу от эстетики к религии, с пути Пушкина на путь Достоевского. У каждого прозаика свои творческие способности, свой неповторимый взгляд. И те из современных писателей, кто любит Россию так, как любил ее Гоголь, продолжают его линию.

Татьяна Медведева

Источник




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru