Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Высокопреосвященнейший Митрополит Калужский и Боровский Климент: «Жизнь доказывает: печатная книга позиций не сдает» 27.04.2011

Высокопреосвященнейший Митрополит Калужский и Боровский Климент: «Жизнь доказывает: печатная книга позиций не сдает»

Прошло ли время печатной книги, выстоит ли она в конкуренции с книгой электронной? Беседа с главой Издательского совета Русской Православной Церкви, митрополитом Калужским и Боровским Климентом в программе «Люди Церкви» в эфире телеканала "Союз".

– Владыка, проблема книгоиздания и вообще жизни книги и книгопечатного дела в нашей стране, мне кажется, существует, – потому что существует кризис интереса к печатной книге, отсюда кризис самого печатного дела. Нужна ли сегодня вообще печатная книга? Как вы считаете, уступит ли она место электронной?

– Вопрос сложный. Жизнь доказывает: печатная книга позиций не сдает. Сейчас печатается книг значительно больше, чем в советское время, и все расходятся. А что касается православной книги, то с каждым годом растут и тиражи, и ассортимент. Здесь есть одна проблема – тиражи многих изданий небольшие. И есть тому причины. Первая в том, что наш народ не привык читать православную книгу. Пожилые и люди среднего возраста в детстве не держали в руках православную книгу, в основном это была светская литература. И сейчас, когда человек берет такую книгу, для него многие слова оказываются непонятными. Почему? Да потому что он никогда их не слышал, не употреблял. Молодое поколение, которое родилось уже в посткоммунистическую эпоху, не интересуется духовной литературой, потому что в школе не преподавали, дома таких книг не было. И сейчас у молодежи другие интересы, молодые переходят на электронный формат – всякие букридеры, плееры заполняют все их свободное время. Если раньше в метро все доставали газету или книгу, сейчас включают плеер или планшетник или какое-то другое электронное приспособление. Скажу, что для верующего, церковного человека это недопустимо. Он не сможет молиться по планшетнику – ему нужен молитвослов. Да, когда ему нужно найти какой-нибудь акафист иконе Божией Матери или святому, он может найти его по Интернету и прочитать. А так, в повседневной жизни, он все же откроет молитвослов. Я бы посоветовал и Библию читать, открыв саму книгу, и Евангелие. Для человека, читающего богословские, духовные книги, очень важен правильный подход и настрой – этого настроя перед монитором человек не может иметь. А когда он стоит перед иконой или просто сидит в комнате, где есть иконы, он берет для чтения традиционную печатную книгу. Она глубже воспринимается.

– Но ведь было время, когда печатной книги не было – тогда ведь тоже молились без книг.

– Нет, тогда были рукописные книги. Книги переписывали, и они были в переплете.

– Хорошо, но печатная книга была так же прогрессивна по отношению к рукописной, как сейчас электронная по отношению к печатной...

– Можно сказать, что Иван Федоров сделал у нас революцию, когда ввел печатную книгу; многие не принимали этого новшества. Но что дала печатная книга? Исправили множество ошибок, которые допускали переписчики, – это раз. Во-вторых, книга стала намного дешевле, более доступна, она постепенно стала появляться в крестьянских избах, чего раньше никогда не было. Сейчас можно, конечно, сравнить с электронной книгой, но тогда печатная книга должна была полностью заменить рукописную книгу. А я не считаю, что электронная книга должна заменить полностью печатную книгу. Считаю, что и дальше фонды печатных книг в библиотеках будут пополняться, и это необходимо.

– То есть издание печатных книг не обречено?

– Даже если будут электронные носители более совершенные, все равно оно не обречено. Могут возникнуть другие проблемы. К примеру, человеку, который привыкает читать с экрана, тяжелее читать печатную книгу.

– Но молодое поколение выросло у компьютеров...

– Конечно, нельзя не сказать, что сейчас молодое поколение более развито, чем та молодежь, которая была в 70-80-х годах. За счет Интернета она больше получает информации. Но есть и проблема: нынешние молодые не глубоко усваивают знания.

– Как раз об этом и хочу спросить – Ваше понимание восприятия информации? Одно дело, когда человек просто считывает информацию с носителя, неважно какого, и усваивает, как энциклопедию. В определенные ячейки откладывается определенная информация – это называется системой образования. И это замечательно. Но у этого образования есть, на мой взгляд, один изъян: оно исключительно информативно. А возможно ли, чтобы образование было более глубоким – при помощи книги?

– При помощи электронной книги сложно, а при помощи печатной книги оно не только возможно, но таким и является. Сейчас есть новые тенденции в системе светского образования, но я их не поддерживаю, – когда вместо усвоения знаний школьник загружается знаниями, и в результате он больше получает информации, но меньше мыслит, меньше вникает. Вот это большая опасность. И к этому тоже приводит электронная книга. Она дает больше информации, но не развивает. А книга печатная развивает: когда человек читает книгу, пока прочитывает слова с печатного листа, он анализирует, размышляет.

Школьная система раньше была построена по такому принципу, что знания усваивались, развивалось мышление. Усвоить – это значит понять то, что стоит за информацией. К примеру, как Пушкин писал, что он говорил, как соединяется его раннее творчество с поздним творчеством и так далее. Сейчас ученик должен только знать, что Пушкин это писал и это говорил.

– Хочется поговорить собственно о православной книге. Мы уже отметили, что никакого кризиса в книгоиздательском деле нет. Что касается православной книги, тут, на мой взгляд, есть проблема – недостаток авторов. Почему? Вот когда был православный «фон» в Российской империи – бытийное православное мировоззрение с самого детства, тогда совершенно иное было восприятие Православия и иное отношение к нему. Я говорю не о богослужебных книгах, а просто о художественной прозе, где так или иначе освещали тему православную. Потому что жизнь светская была православная, православные ценности были внутри общества. Сейчас все иначе.

Откуда возьмутся наши православные авторы, и о чем они будут писать?

– Скажу, что, к сожалению, православных авторов не так много. Именно таких, кто пишет о Православии или пишет на светскую тему, но отображает Православие. Причина тому, в первую очередь, наше прошлое. Зрелость писательская наступает к 30-35 годам. Но если мы возьмем писателя, которому 30-35 лет, и посмотрим, когда он сформировался? Он прошел советскую школу, он не слышал тогда о Боге ничего и оказался в бурных 90-х годах. Да, он пришел к Церкви, крестился, хочет верить. Но вы ведь знаете, какая сегодня жизнь – каждый полностью выкладывается, чтобы просто прожить, человеку некогда просто задуматься и заняться вопросами духовной жизни. Поэтому им Бог, церковная терминология, понятия церковные еще не приняты сердцем, ему трудно как-то опереться на духовную сторону жизни православного человека. Вот поэтому, скажу, православной тематики и недостаточно в современной художественной литературе. Но надеемся, что поменяется ситуация.

– Что-то надо менять, а что и как? Сама собой эта ситуация не поменяется, потому что нет православного «фона», который мог бы помочь это мировоззрение поменять. Это надо двигать искусственно или нет?

– Надо воцерковлять писателей. До революции существовала хорошая практика: почти каждый университет имел кружки по своим направлениям. В том числе и литераторы имели свои кружки, где собирались и обсуждали разные темы. Даже и сейчас есть университеты, которые имеют свои издания, где первые научные разработки публикуются, а потом они переходят в целые монографии, в исследования. Я думаю, что такое надо практиковать и развивать писательское сообщество.

В Издательском совете проводим такие встречи с писателями, раз в два месяца собираемся, беседуем на те темы, которые волнуют писательское сообщество и Церковь. Мы хотим найти именно это соприкосновение. Но я чувствую, что многие еще не прониклись Православием.

– Главная проблема сегодняшнего миссионерства, в том числе и Издательского совета, – это проблема веры тех людей, к которым обращается Церковь. Она для того и обращается, ибо может ли уверовать неслышащий, и можно ли слышать без проповедующего? Для этого и проповедуется вера, и через книги в том числе. Но, с другой стороны, есть дисбаланс между светскими СМИ, светской массовой культурой и, я дерзну так сказать, довольно слабыми миссионерскими попытками Церкви хоть как-то остановить этот крен. Почему?

– У нас и миссионеров тоже недостаточно. Чтобы вырасти миссионером, надо иметь какую-то преемственность, а мы начали учиться миссионерству лет пятнадцать назад – до этого запрещалось, и даже ограничивалась проповедь в храме: не просто где-то беседа со студентами, а проповедь в храме ограничивалась. А были года, когда требовали: ты проповедуешь, а потом должен сообщить о том, что ты сказал в проповеди своей, отчитаться.

Тогда даже священник не мог проповедовать, не то что мирянин. А писатель – он мирянин. Я чуть-чуть коснусь другой темы, но близкой к этому. Работая по Аляске, я посмотрел, что издавалось в советское время. Архивные документы в издательствах советских редактировались. И если корабль назывался «Святой Гавриил», «святой» вычеркивали, и оставался просто корабль «Гавриил». Вот до чего доходила цензура, чтобы не упоминать о Боге. Гора Святого Пророка Илии называлась просто Ильинской горой. И в этой атмосфере, скажем так, на этом поле бездуховности, и выросли многие писатели.

Однако я хочу сказать, что есть писатели и молодые, и пожилые, которые хранят веру и несут Православие через художественную или через церковную книгу. Но их мало.

– Чтобы увеличить число этих писателей, что легче: воцерковить человека пишущего, или научить писать человека воцерковленного?

– Нужно работать в обоих направлениях.

– Владыка, Вы не только возглавляете Издательский совет Русской Православной Церкви, но еще и занимаетесь делами Калужской епархии (к сожалению, рамки нашей программы не позволят поговорить о делах вашей епархии); а какова сейчас ситуация в издательском деле с распространением церковных книг в регионах?

– К сожалению, православная книга очень слабо доходит до регионов, нет еще системы реализации, нет системы магазинов в разных регионах. Магазины книжные в основном в Москве, небольшое количество в Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге есть магазин книжный хороший, а в других городах вообще ничего нет. А в книжных лавках при храмах имеется ограниченное количество книг: молитвословы чаще всего и Священное Писание. Потому что трудно доставлять – это раз, во-вторых, весь ассортимент не повезешь, это большое количество. Чтобы хоть как-то решить эту проблему, мы стали проводить книжные выставки. В Калуге, например, было представлено 46 издательств, проводили недавно выставку в Ульяновске – 35 издательств привезли свою литературу. Предложили очень широкий ассортимент, несколько тысяч разных наименований книг представили. И эти выставки вызвали большой интерес у жителей.

– Покупали книги?

– Покупали. Скажу, что в Калуге большой процент жителей города пришел на выставку. И в Калуге я почувствовал, чего нам не хватает. Литературы детской православной, молодежной совсем нет и православной литературы для молодых семей, художественной или духовно-поучительной литературы не хватает. И эту задачу мы сейчас решаем с писательским сообществом.

Но чтобы человек научился писать не только светскую, но и духовную литературу, требуется большой труд. Возьмите XIX век, ту Россию, которая была православной, где на каждом углу стоял храм, где каждое село оглашалось звоном колоколов. Кого он дал? Феофана Затворника, Игнатия (Брянчанинова) – это наиболее популярные; святитель Филарет, митрополит Платон – богословы для более узкого круга людей. А так за целый век было очень немного православных писателей, которые писали бы простым и доступным языком, и народ бы читал их произведения.

Скоро будет 200 лет со дня рождения святителя Феофана Затворника, и сейчас мы работаем над изданием полного собрания его творений, это будет около сорока томов. А святитель Феофан ценен тем, что, во-первых, он был прекрасно образованным, знал хорошо светскую науку, он был святой Земли, имел духовный опыт как в России в монастырях, так и на Востоке – служил в посольстве в Турции, был дипломатом. И потом он стал писать народу, который находился вне Церкви, для того чтобы привести его в Церковь.

– Спасибо, дорогой Владыка. Я уверен, что цели, которые Издательский совет ставит перед собой, – это благие миссионерские цели и, я считаю, они достижимы; успехов Вам, и спасибо за беседу.

Посмотреть видео-материал.





Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru