Издательский Совет Русской Православной Церкви: Мнение: «Процесс подорожания книг неизбежен»

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Мнение: «Процесс подорожания книг неизбежен» 20.12.2010

Мнение: «Процесс подорожания книг неизбежен»

Почему в России книги становятся всё менее доступными рядовому читателю? На чем базируется миф о том, что Советский Союз – самая читающая страна в мире? И сколько денег нужно, чтобы начать издавать книги? Об этом корреспондент 116.ru беседует с одним из наиболее авторитетных людей в издательском бизнесе России Максимом Амелиным.

На филфаке Казанского университета бывший коммерческий директор издательства «Симпозиум», а ныне главный редактор «ОГИ» прочитал цикл лекций об особенностях книжного рынка страны.

Тексты в разной таре

– На лекции вы поразили слушателей, заявив, что себестоимость одной книги серии «Классика» от издательства «Азбука» составляет всего 10 рублей! Но ведь в книжных магазинах литература продаётся по ценам, в разы превышающим эту. Из чего же складывается стоимость книги?

– Есть три графы расходов издательства. Первая – редакционно-издательские расходы. Вторая – типографские. Третья – расходы на распространение. Для крупных контор расходы в последней графе стремятся к нулю. А вот для мелких издательств они возрастают очень сильно. У средних же расходы на распространение составляют процентов 20 от общей себестоимости издания. Редакционные и типографские расходы составляют, соответственно, 30 и 50 процентов.

Причем если издательство крупное, то его издательские расходы тоже стремятся к нулю. Там умудряются издать один текст в нескольких разных видах. Его только однажды отредактировали или, что еще лучше, взяли где-то готовый. И фактически перелили из одной посуды в другую. То есть продается одно и то же наполнение в разной посуде. В обыкновенной бутылке, фигурной, пластиковой, стеклянной… Текст в данном случае является наполнителем.

Типографские расходы тоже могут стремиться к нулю – если есть своя типография, постоянный заказ… Есть еще авторские права – они выражаются во всевозможных отчислениях. За классику не надо никому платить. В крайнем случае – переводчику. Пушкину не надо платить, Толстому тоже не надо. Вот поэтому в серии «Азбука классика» (она еще и выпускается в мягкой обложке) такая дешевая книжка выходит. Но если среднее издательство возьмется делать такую же, у него производство составит уже минимум 40 рублей.

– Хорошо, у «Азбуки» сэкономить получилось. Но, тем не менее, на полки магазинов их книги попадают с ценой в разы превосходящей себестоимость.

– Да, но вы забыли про наценку магазина. А это практически всегда еще плюс 100 процентов от стоимости. Плюс оптовики, еще какие-то руки, через которые проходит книга, прежде чем попадает на магазинный прилавок.

«Мы его теряем!»

– Я к чему начал этот разговор. На ваш взгляд, насколько книги сейчас в России доступны рядовому читателю, действительно широкой аудитории?

– Они становятся малодоступными простому читателю, приближаясь по стоимости к европейским ценам. И этот процесс неизбежен. Просто потому, что стоимость услуг – и редакционных, и типографских – растет. Издательство может ужаться только за счет своих редакционных расходов. Но как тогда люди будут получать зарплату, как будут осуществляться редакционные процессы?

– Но читателя-то издательства теряют! Что же в итоге делать? Поступать как «Азбука»? Или еще какие-то механизмы есть?

– Сейчас государство взялось за разработку общероссийского электронного проекта. Они хотят сделать базу книг. Которые будут доступны в любой части страны, где есть библиотеки. Ты приходишь в любую библиотеку и можешь заказать практически любую книгу. Чиновники хотят запустить такую систему уже со следующего года. Может быть, она будет работать. Потому что существующая система распространения хромает. Не доезжают книги. Или становятся дико дорогими на другом конце страны. Стоимость умножается в 4 раза. И с этим ничего нельзя поделать.

Миф о самой читающей

– Но вы на лекции приводили в пример англоязычные страны. Там система распространения литературы работает идеально. И на стоимость это не влияет – в каком бы захолустье ни заказали книгу.

– Да. У них там цена на книгу везде одинакова. Какими-то усилиями они смогли минимизировать свои расходы. Не знаю, как именно. Наверное, логистика очень хорошая. И тамошние издательства могут позволить себе указывать стоимость на самих книгах. Более того, американские издательства ставят цену сразу в долларах США и Канады. И в любом магазине есть компьютерная база данных, есть отпечатанные каталоги, в которых можно найти практически любую книжку. Ты заказываешь, и её привозят в течение какого-то очень короткого времени. Цена будет та же. И никаких почтовых расходов для покупателя!

– А нам что мешает прийти к тому же самому?

– Эту систему, наверное, скопировать просто нельзя. Как, знаете, в анекдоте про английский газон? Новый русский съездил в Англию, проникся и решил вырастить такой у своего коттеджа. И как ни старается, получается всё как-то криво! Спрашивает у англичан, в чем дело, а ему в ответ: «Для этого нужно триста лет стричь». Они давно это сделали. А у нас была советская система, которая никак на экономику не опиралась. Рассылка была бог знает какой. Книги, которые должны были продаваться в Москве, попадали в захолустье. И если из провинции в Москву ехали за колбасой, которая производилась в провинции, то из Москвы в провинцию ехали за книгами, которые производились в Москве.

Но западный опыт мы не можем перенять еще и потому, что книгоиздатели не могут между собой договориться. Может, со временем найдутся люди, которые решат проблему. Ведь доставляют же промтовары в разные концы страны. Пусть они дорожают из-за перевозок, но не в разы же…

– Коль уж речь зашла про СССР. У нас в Советском Союзе и еще некоторое время в постперестроечные годы не уставали повторять, что мы самая читающая страна в мире.

– Это была пропаганда. Кстати, если судить по количеству наименований книг, Россия и сейчас не сильно сдала свои позиции. Она находится, если не ошибаюсь, на третьем месте в мире. Правда, тиражи очень сильно упали. Опять же из-за того, что книга не может быть доставлена до конечного потребителя.

В советские же времена Маркс, Энгельс и Ленин выходили миллионными тиражами. Но кто их читал? Неведомо. Учитывалось количество выпущенных книг, поделенное на численность населения. Словом, средняя температура по больнице.

А сейчас, например, много дешевой литературы читается. И её тиражи несопоставимы с тиражами серьезных книг. То есть качество чтива не учитывается. И вот чиновники говорят: у нас увеличилось количество наименований. А за счет чего оно увеличилось? Как провести мониторинг?

Полмиллиона долларов – и вперёд!

– Насколько выгоден сегодня издательский бизнес? Кто может себе его позволить? С какими деньгами в него вступать?

– Для начала нужно минимум 500 тысяч долларов. Можно вступить и с более дешевым капиталом, но в этом случае, я думаю, надо к кому-то обязательно «прислоняться». Тем, кто пришел в бизнес в 90-е годы, повезло больше. Они начинали практически с нуля. А самые крупные успели еще от Советского Союза урвать…

Сейчас российский рынок поделен, по сути, между тремя игроками. «АСТ», «ЭКСМО» и «Азбука». Это три вершины, а дальше идут пригорки, низменности и равнины.

– Как выживают небольшие издательства, подобные вашему?

– Должна быть своя ниша (издательство «ОГИ» специализируется на элитарной литературе, в основном поэзии. – Прим. авт.). Тогда появляется определенный издательский бренд, который начинает сам за себя говорить.

А в Англии, например, 10 издательств, выпускающих интеллектуальную литературу, объединились в холдинг. Взяли и сделали единую систему распространения. Это неизбежная система, к которой мы рано или поздно придем, потому что себестоимость дорогая. Они разделили полномочия. Создали одну структуру, которая обслуживает все 10 издательств. Выгоднее платить в общей котел, чем содержать подобные структуры у себя.

– Хотя вы очень известный современный российский поэт, боюсь, большинству россиян ваше имя просто ничего не скажет. Вообще, насколько выгодно сейчас выпускать поэзию? Давно признанных классиков я, разумеется, не беру в расчет.

– Мы выпускаем поэзию, и она расходится. Небольшими, правда, тиражами. От 500 экземпляров до двух-трех тысяч. Некоторые даже допечатываются, выдерживая не одно переиздание. В принципе, я считаю, что в России читают поэзию. Хотя, наверное, не в том объеме, в каком хотелось бы. Но это опять же из-за того, что книги не доходят до рядового читателя.

Интерес к поэзии развивается по синусоиде. Были времена, когда чрезмерно увлекались поэзий. В 90-е годы, наоборот, было полное отсутствие интереса. А сейчас мы опять находимся на подъеме, и думаю, лет через десять будет настоящий расцвет.

– Сильно ли на издательский бизнес повлиял Интернет?

– То, что повлиял, – несомненно. Книги теперь можно скачивать в торрентах. Но я не думаю, что электронное издание может заменить печатную книгу. Читая хорошую прозу и поэзию, вряд ли можно довольствоваться экраном. Разве что для ознакомления. А потом всё равно захочется книжку.








Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru