Издательский Совет Русской Православной Церкви: «Звездочка моя ясная, как ты от меня далека…»

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

«Звездочка моя ясная, как ты от меня далека…» 22.06.2022

«Звездочка моя ясная, как ты от меня далека…»

Подборка стихов поэта Ольги Фокиной, номинанта Патриаршей литературной премии.



ЗДРАВСТВУЙ, РЕЧКА ПАЛЕНГА

Здравствуй, речка Паленьга,
Золотое донышко!
Под мосточком-бревнышком
Не таись.

От тебя мы с Аленькой
В разные сторонушки,
В разные сторонушки
Разошлись.

Стыла ночка белая,
Стыла молчаливая,
Холодали камешки
У воды…

Стыли сиротелые
Два следочка рядышком,
А потом — не рядышком
Те следы.

Думала доверчиво:
Время — переменчиво…
Что меж нами реченек
Протекло!

Только с того вечера —
Каюсь, делать нечего! —
Мне ни с кем из встреченных
Не тепло.

Ни тепло, ни холодно,
Ни светло, ни радужно —
Пал глубоко на душу
Этот след:

След его ко мне одной,
След любви взаправдашной
Смоешь, речка Паленьга,
Или нет?


УТРЕННЯЯ ПЕСЕНКА

Полон тайной новизны,
Ветер в окна заплеснулся
И качнул, как лодку, сны,
И заснул, а ты — проснулся,
Ты проснулся, ты проснулся,
Полон тайной новизны.

Ты глядишь, рассвету рад,
Как подарку в день рожденья.
Даже птицы все подряд
Поздравляют с пробужденьем.
— С пробужденьем, с пробужденьем! —
Даже птицы говорят.

И внезапно озарен,
Ты встаешь с мечтой о чуде.
Мир звенит со всех сторон.
— Чудо будет! Чудо будет!
— Чудо будет, чудо будет, —
Мир звенит со всех сторон.

У тебя над головой
Много солнца, много сини.
Пляшет, пляшет, как живой,
Хлеб на дне твоей корзины.
Хлеб на дне твоей корзины
Пляшет, пляшет, как живой.

Пусть корзина глубока,
Как и хлеб, она сгодится,
Потому что далека
Путь-дорога до Жар-птицы.
До Жар-птицы, до Жар-птицы
Путь-дорога далека!


ЗВЕЗДОЧКА МОЯ ЯСНАЯ…

Песни у людей разные,
А моя одна на века.
Звездочка моя ясная,
Как ты от меня далека.

Поздно мы с тобой поняли,
Что вдвоем вдвойне веселей.
Даже проплавать по небу,
А не то, что жить на Земле.

Облако тебя трогает,
Хочет от меня закрыть…
Чистая моя, строгая,
Как же я хочу рядом быть.

Знаю — для тебя я не бог,
Крылья, говорят, не те…
Мне нельзя к тебе на небо,
Мне нельзя к тебе прилететь…

Бродят за тобой тученьки,
Около кружат они…
Протяни ж ко мне лучики,
Ясная моя, протяни!



КОСЫНКА

Отгорела косынка,
Отцвела, отлиняла.
Я все лето косынку
С головы не снимала:
В ней косила и жала,
В ней гребла и копнила,
От июльского жара,
От дождя не хранила.
А была она алой,
С голубым и зеленым,
Издалека, бывало,
Слал мне милый поклоны,
Из-за речки приветы
Посылал мой хороший…
Вот и кончилось лето,
Вот и убраны пожни.
У дороги осинка,
Как цветок, заалела,
А моя-то косынка
Отцвела, отгорела!
Уж пора ее, видно,
Заменить полушалком:
В отлинялой-то стыдно,
А и бросить-то жалко:
В ней косила и жала,
В ней любовь провожала…
Не заменит косынку
Хоть какой полушалок!
…Расстелю я косынку
На зеленой поляне,
Наберу я малинки.
Перезрелой, неранней.
Наберу княженики,
Голубой голубики,
Золотой костяники
Да румяной брусники.
И оставлю в косынке
И на день и на ночку —
Пусть висят на осинке
В нетугом узелочке.
Соком ягод любимых
Я косынку окрашу,
Буду в осень и в зиму
Я косынку донашивать.
Если милый приедет —
Он приедет, наверно! —
По косынке заметит,
Как люблю его верно.


* * *

Я хожу сюда неспроста —
Здесь Аленушкины места;
И Аленушкин бережок,
И Аленушкин камешок.
Желтый лист над водой кружит,
Желтый лист на воде лежит,
А вода-то черным-черна,
А воде-то не видно дна.
Неспроста я хожу сюда,
Меня гонит одна беда:
Человеком ты был рожден,
Светлым именем наречен,
Но колдун на бессрочный срок
В волчью шкуру тебя облек.
Ах, когда б не умела я
Слушать тайный язык зверья!
Ах, когда б не уметь, не сметь
Мне коварных зверей жалеть,
Как бы счастлива я была,
Как легко бы по жизни шла!
Но велела Природа-мать
Мне любой язык понимать,
И услышала я твой стон:
Человеком ты был рожден!
…Неспроста я сюда хожу:
Косу русую распущу,
Косу о пояс распущу,
Лентой камень перевяжу,
С серым камешком заодно
В черный омут пойду на дно.
Ты об этом узнай, узнай!
Дни и ночи живи без сна!
От печали ни ешь, ни пей,
Но на выручку мне успей!
Никого не води сюда,
Сам закидывай невода:
Будет невод с пустой водой,
Будет невод с густой травой,
Не печалься! На третий раз
Будет невод со мной как раз.
С трех березок рясу росы
На лицо мое отряси,
Щедро радуйся, свято верь:
Ты отныне уже не зверь, —
Я добыла тебе со дна
Тайну злобного колдуна.
…Не вчера я ушла на дно, —
Ах, на дне я давным-давно!
Сроки срочные все прошли,
Травы волосы оплели,
Источила мне грудь вода —
Не спускаются невода.
В шею врезался ленты жгут,
И давно по мне свечи жгут
Во родительском во дому…
Что же нет тебя? Почему?

Над землею уже пуржит,
Мертвый лист в полынье дрожит,
Леденеет росы ряса.
Волки воют по всем лесам.


В КИРИЛЛОВСКОМ МОНАСТЫРЕ

Отзнобило, отморозило,
И растаяло, и спит…
Только Сиверское озеро
Ветер-сивер шевелит.

Легок, легок по-над волнами
Тополиный белый пух.
Только — с ликами иконными —
Десять ив, сухих старух.

Тополя глядят по-нашему:
Широко и далеко!
Только ивы, как монашины,
Словно молятся о ком.

Дремлют башни монастырские,
Дремлют ржавые кресты,
Обвалились склепы низкие,
Кельи темные пусты.

Плачут стены монолитные.
В щели грозные бойниц
Смотрят клювы любопытные
Сизокрылых мирных птиц…

То ли это все — не по сердцу?
То ли — по сердцу зело?
Ходит Сиверское озеро,
Морщит светлое чело.

Так ему до самой осени,
До ледовых холодов
Трудно мучиться вопросами,
Омывать грехи богов,
И обломок цвета красного
Словно маленький огонь,
С вала на вал перебрасывать,
Как с ладони на ладонь.

***
Живу легко. Не мыслю и вперед,
Как о пирате, думать о собрате:
Моих грибов никто не соберет,
Моих стихов никто не перехватит.
Я не мудра и даже не хитра,
Но хитростями прочих не прельщаюсь,
И, в лес уйдя хоть в полдень, хоть с утра,
Порожняком домой не возвращаюсь.
Мне что до тех, кто дальше пробежал
Сшибать росу с серебряных метличин?
Ведь первая прилесная межа
Уже маячит звездами лисичек!
А за межой — нарядный мухомор
С боровиком соседство обозначил,
И рыжиков сосновый коридор
Как от кого, а от меня не спрячет.
Не знаю тайн, не верю в колдовство,
К потусторонним силам не взываю,
Но всей душой природы естество
Люблю!
И нелюбимой не бываю.

***
Над головою — пересверки
Последних листьев.
Тишь и грусть.
Напротив кладбища и церкви
Замедлю шаг, остановлюсь.
Уподобляясь предкам древним,
Промеж других себя виня,
Шепну: «Храни, Господь, деревню
От глада, мора и огня».
Там, далеко, — и мой домишко,
И мой земли родимой клок,
И на разросшемся кладбище
— Отца и мамы бугорок…


Источник: журнал «Православное книжное обозрение»













Лицензия Creative Commons 2010 – 2022 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru