Издательский Совет Русской Православной Церкви: Митрополит Климент: Они говорят о самом главном – вере, любви, совести

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Митрополит Климент: Они говорят о самом главном – вере, любви, совести  10.06.2022

Митрополит Климент: Они говорят о самом главном – вере, любви, совести

Вчера прошла церемония избрания и награждения лауреатов Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Мы узнали имена лауреатов 2022 года. Это архимандрит Дамаскин (Орловский), Николай Александрович Зиновьев и Михаил Андреевич Чванов.
Вклад каждого из них в нашу культуру неоспорим. Но когда речь идет о литературе, об искусстве, каждый из нас умом признает большой, цельный вклад достойных авторов, а сердце все же выделяет среди всего созданного ими то, что особенно близко именно нам как читателям, зрителям, слушателям.
Когда я говорю о Михаиле Андреевиче Чванове, то часто вспоминаю его же высказывание о себе самом из эссе «Крест мой». В нескольких словах передано не все (безусловно, далеко не все), сделанное и созданное этим человеком, но при этом, как мне кажется, передана основная суть сделанного им: «Уже в 18 лет я твердо знал, что буду писателем. Моя мечта в какой-то степени осуществилась, хотя во мне, без сомненья, умер с болью крупный геолог или географ […], знаю только, что я был честным писателем, но уже в 20 лет мое имя было вписано в географические справочники как первоисследователя крупнейших пещер Урала».
Двумя названными сферами интересы и деятельность Михаила Андреевича Чванова не ограничивались и не ограничиваются: «Параллельно с главным, с прозой, время от времени я обращался еще к литературному краеведению. Исключительно из чувства досады: неужели никого не интересует, что за великие люди жили до тебя на этой земле?! Потом, как я считал, из-за недостатка времени, сузил тему: стал писать о местах в Башкирии, как правило, оскверненных, связанных с замечательным детским писателем (намеренно вслед за другими повторяю это определение, для меня он тогда тоже был лишь замечательным детским писателем) Сергеем Тимофеевичем Аксаковым. Меня поражало, что люди не знают, что в Уфе сохранился дом, в котором он провел раннее детство и который так ярко описан в «Семейной хронике» и «Детских годах Багрова-внука». Напомню об этом людям, думал я, а дальше, глубже, пусть занимаются другие, кому это положено. Но получилось иначе. Мир Аксаковых все больше забирал меня…».
Напомню, что Михаил Андреевич Чванов много лет трудится на посту директора мемориального дома-музея Сергея Тимофеевича Аксакова. Но посвящает он себя не только изучению и сохранению наследия С.Т. Аксакова, но и всей большой семьи Аксаковых, давшей нашей культуре, истории не одного талантливого, деятельного человека. Одним из важных своих дел он считает восстановление храма в имении Аксаковых: «26 сентября 1995 года во время уже Пятого Международного Аксаковского праздника в селе Надеждине при поднятии большого церковного колокола, иначе Благовеста, которое совершалось при большом стечении народа, и самые большие нынешние русские писатели по моему зову приехали на сие торжество, (и вдвое согнутая деревенская старушка, одна из тех, которые в войну и после войны по причине убиенных или пропавших без вести мужей и безлошадности впрягались в плуг и, в конце концов, вытянули Россию из разрухи, со светлым и уже нездешним взором поклонилась мне: «Теперь, батюшка ты наш, еще бы с домом священнику помог, да иконостас новый…», отчего защемило у меня сердце и защипало в глазах), стоя на пронизывающем студеном ветру, я вдруг потрясенно и в то же время не без горечи, — еще жила надежда, что у меня, как у писателя, не все позади, что самого главного я еще не написал, — подумал: «А не это ли мое истинное Предназначение на Земле, иначе говоря, Крест мой — возродить из руин Божий храм и тем самым дать последнюю радость этим великим русским женщинам, которые и есть Россия?» Действительно удивительные слова, Михаил Андреевич сказал своей жизнью.
Архимандрит Дамаскин (Орловский) – человек разносторонне одаренный, талантливый, трудолюбивый. Священнослужитель, профессиональный историк, выпускник Литературного института, он выбрал поле деятельности, где востребованы все его основные дары, все сферы, в которых он настоящий профессионал: сохранение памяти о новомучениках. Я ценю все его труды. Но в небольшой статье их не охватить, поэтому назову хотя бы одно произведение.
У архимандрита Дамаскина (Орловского) есть книга с названием, которое можно считать афоризмом: «Человек – это его совесть». Это житие священномученика Евгения (Зернова), митрополита Нижегородского и Арзамасского. В предисловии к книге, озаглавленном так же, как и вся книга, «Человек – это его совесть», монахиня Евфимия (Аксаментова) пишет: «Подвиг начинается там, где слышит человек голос своей совести, которая к любому из нас и во все времена предъявляет равные требования. В названии нашего предисловия использованы слова блаженного Августина. По отношению к ним священномученика Евгения (Зернова) можно было бы назвать невольником, узником своей совести, не умевшим противиться ее повелениям. Голос совести никогда не сулил ему ни личного благополучия, ни спокойствия – в этом смысле он был мучеником и исповедником веры еще задолго до лагерей, ссылок и расстрела».
Архимандрит Дамаскин приводит фрагмент письма тогда еще иеромонаха Евгения (Зернова) епископу Псковскому и Порховскому Арсению (Стадницкому), в котором он обращается за советом и просит нравственной поддержки: «Я не знаю, как поступить, подписаться под докладом в Учебный комитет не позволяет совесть, ибо там очень много лжи, не подписываться – неумолимых врагов наживешь». Поступает он в итоге так, как велит совесть. Но обратите внимание, как точно показан в выбранном фрагменте сам нравственный выбор: не между собственной выгодой и велением совести, а между нежеланием испортить отношения с окружающими, способствовать вражде в этих отношениях и велением совести.
В книге представлен весь жизненный путь священномученика Евгения (Зернова). Как и все труды архимандрита Дамаскина, это житие составлено с опорой на множество исторических, в том числе архивных, источников.
Но не только жизнеописание священномученика Евгения (Зернова), представлено в книге. Здесь есть и рассказ о значимых событиях первой половины прошлого века, и сведения о людях, с которыми встречался в разное время главный герой книги. Читатель погружается в то время, порой как будто видит происходящее глазами человека, жившего в те годы.
Современный человек очень привязан к комфорту, к благам цивилизации. Я очень ценю мудрых, зрелых, талантливых авторов, способных в художественной форме напомнить, что есть в жизни немало такого, что важнее комфорта, не он определяет суть жизни, не он приводит к счастью.
У Николая Александровича Зиновьева есть строки, в которых поэту удалось ясно показать, что не комфорт, не блага цивилизации составляют главное в жизни, что не этим определяется то, что по-настоящему важно:
Ни электричества, ни газа.
Хозяйке скоро сотня лет.
Но, как ребенок, ясноглазо
Глядит она на белый свет.
Кривая ветхая хатенка,
В сенях старинный ларь с мукой.
Такую хату, как котенка,
Погладить хочется рукой.
Над крышей хаты с кроной вяза
Сплелась могучая ветла…
Ни электричества, ни газа.
Но сколько света и тепла!
Уют, ощущение дома, тепло, свет – все это зависит во многом от человека, который в этом жилище живет. Домик старый, маленький и ветхий, в нем нет благ цивилизации, но есть человеческое тепло и ощущение света.
Лирический герой стихотворения «Звездное захолустье» вспоминает родной домик, в котором тоже не было благ цивилизации, который был где-то в тихом малоизвестном месте («захолустье»). И воспоминания эти сильнее и роднее любых других, даже если те другие – о самых ярких событиях и о красивейших дворцах. Возможно, нет уже и самого того домика, но в памяти он остался навсегда:
Средь звезд, в немыслимой дали
Теперь та хата, где родился,
Где мальвы пышные цвели
И борщ на примусе варился…
Доныне в памяти ношу
Я то родное захолустье
И с неизменной тихой грустью
На небо звездное гляжу…
Деятельный интерес к литературному краеведению, любовь к родному захолустью, сохранение памяти о наших земляков, не предавших своей веры, не отказавшихся от нее и под страхом смерти – об этих важнейших составляющих настоящей, полноценной жизни напоминают читателям лауреаты Патриаршей литературной премии этого года.

«Вечерняя Москва»









Лицензия Creative Commons 2010 – 2022 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru