Издательский Совет Русской Православной Церкви: Дмитрий Мизгулин: Настоящая русская литература – православная

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

 Дмитрий Мизгулин: Настоящая русская литература – православная 06.06.2022

Дмитрий Мизгулин: Настоящая русская литература – православная

Номинант Патриаршей литературной премии поэт Дмитрий Мизгулин рассказал о своем творческом пути.

— Для кого написаны Ваши стихи, кто Ваш читатель?

— Не думал об этом. Пишу с детства, но никаких задач в плане формирования своей читательской аудитории — никогда не ставил. Я родился в городе Мурманске — самом большом в мире городе за полярным кругом. Дома у нас была прекрасная библиотека и главным впечатлением в детстве были книги. И, сколько себя помню, я всегда мечтал стать писателем. К стихам относился как ко временному пристанищу — всегда хотел писать прозу. Но много времени отнимала работа. Думал, что наступит время, когда я примусь за повести и рассказы, но годы прошли, и, получается, остались только стихи. Над стихами работал, а не просто записывал то, что пришло по вдохновению. С 1993 года у меня вышло семь книг. Еще выходили сборники избранного.
Уверен, что вся настоящая русская литература — православная. Даже если кто-то пишет ахинею, значит, Господь это попускает. Литература и родилась от религии. В центре — Господь Бог, который сотворил самое главное чудо — человека. Мир человеческий — самый интересный. Человека Господь создал по образу и подобию Своему. В основе всей литературы стоит человек.

— В каком состоянии сейчас русская поэзия?

— Когда родилась фотография, сказали, что теперь умрет живопись. Когда появилось телевидение, сказали о смерти театра. Пришел интернет — пророчат смерть книги. Но не все умирает, многое остается. Технический прогресс — тоже от Бога. И мы радуемся возможности заходить на православные сайты, это плюс. Есть и минусы.
А в истории поэзии, пожалуй, было, небольшое исключение — конец 1950-х годов, когда беспредельный интерес к ней был в основном связан с отсутствием общественно-политической, исторической, философской мысли…
Несколько слов о мировой поэзии. Как только на Западе ушли в «свободный стих», то потеряли вообще всякую гармонию. Мое мнение: как только литература отдаляется от Господа Бога (а именно Евангелие сформировало всю художественную литературу и на Западе, и у нас), она теряет свою гармонию и воздействие на человека.
А задача лукавого — отдалить нас от Создателя. Но и это он может сделать только в тех рамках, которые позволит Господь.
В годы перестройки стала развиваться историческая, общественно-политическая, философская мысль. В литературе осталась только литература. До этого писатель вынужден был нести еще какое-то общественное служение: если исследование было сделать нельзя, роман было написать можно. Как сказал Евтушенко — «Поэт в России больше, чем поэт».
Читают сейчас, конечно же, меньше чем в советское время. Упали тиражи, и вроде бы влияние литературы на общественные процессы уменьшилось. Но давайте вспомним, например, чем была Церковь как институт в конце 1980-х, в начале своего возрождения? С одной стороны — с церковной — было 40 священнослужителей на пятимиллионный город. А с другой стороны — с государственной — с антирелигиозной — были тысячи работников идеологического фронта, пропагандисты и работники КГБ и — могучие средства массовой информации. И куда подевалась эта рать? Народ потянулся в Православие. Потому что на стороне этих священников был Бог. А на стороне, условно говоря, обкомовских «старцев» Бога не было.

— В чем сейчас задача русской литературы?

— Еще апостол Павел говорил: работайте и молитесь. Так нам и нужно действовать. Есть какой-то, пусть даже скудный, дар писать — я это делаю. «Пиши, пиши, писатель, покуда хватит сил, уж раз тебя Создатель талантом наградил». А кончается это стихотворение так: «Эпохи мутной зритель, не забывай Христа, Уж раз тебе Спаситель слова вложил в уста…»
Нужно понимать, что писательство — дар Божий и им надо дорожить. Мы пишем, люди читают. «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется. И нам сочувствие дается, как нам дается благодать…». Наша задача сегодня — не идти на митинг, а молиться и писать, других я не вижу. Оставаться людьми. «Шагая в ногу с веком, стремился все успеть. Остался человеком, а мог бы озвереть…» — есть у меня и такое стихотворение.
Каждый отвечает за себя, за свои дела сам. Беда русского человека, на мой взгляд — что мы много думаем о каких-то глобальных проблемах, действиях внешних сил, масонских заговорах, но абсолютно не занимаемся сами собой. Конечно, надо противостоять мировому злу — но победить надо сначала собственные грехи. Заниматься своим делом там, куда поставил нас Господь — на своей работе, в своей семье. «Спасайся сам — и вокруг тебя спасутся тысячи»… На Страшном суде каждого из нас спросят: а чем ты помог другим?
Когда от «вселенских» вопросов возвращаешься к своей жизни, к жизни своих близких, когда начинаешь внимательно самого себя изучать, смотреть, думать — узнаешь очень много интересного. Из этого интереса к человеку и родилась вся русская литература. Не просто к каким-то его переживаниям — а к его связи со Всевышним.
Если мы боремся с мировым злом, то важно, что мы несем миру. Сам Господь Иисус Христос не был ни полководцем, ни земным вождем. Кем Он был в человеческом смысле? Помню, мы приехали на могилу преподобного Серафима Вырицкого. Там толпы народу! А кто такой был святой Серафим с точки зрения человеческой иерархии? Какую он должность занимал? Он был обычный старец, у которого кроме котомки ничего не было. И его помнят и молятся ему сотни тысяч людей. А начальники всех мастей из обкомов и райкомов всесильные судии и вершители судеб человеческих… кто нынче вспомнит о них, о их деяниях… о них не помнят даже их собственные внуки и правнуки. «Господь будет явлен в Своих святых» — так Он и показывает Свое могущество.
У литературы основополагающая роль в битве за душу человека. У нас одно Спасение — Господь Бог наш Иисус Христос. Наша задача такая. К счастью, знающие это писатели есть.

— Какие имена можно назвать в первую очередь?

— Называть не хочется, чтобы никого не обидеть. Есть целая плеяда моих ровесников. Например, Борис Лукин собрал целую антологию шестидесятников. Тех, кто родился в 60-е года прошлого века. Получилось два тома поэзии, два тома прозы и еще публицистика с драматургией… Больше 50 -ти авторов. А я ведь взял только наше поколение, родившихся в 60-е…
В чем — мне кажется — основная заслуга Третьякова? Представьте, что было бы, если бы он не собрал все эти картины воедино? Они бы разлетелись по частным коллекциям — а после революции — вполне вероятно — по помойкам. Но он собрал, систематизировал, и сказал: «Вот она, русская живопись». И сейчас мы можем говорить о русской живописи как о явлении в культуре…
И поэзию надо так же собирать. Это дело должно быть, в том числе, и для нашей Православной Церкви. У нас в стране 40 тысяч библиотек и 35 тысяч православных приходов. Как минимум 75 тыс. реальных мест, где люди сидят и читают книги. Не нужно что-то изобретать — надо доставить книгу туда, где ее ждут Хотя и продаваться где-то книга должна. Но есть и целевая аудитория, есть места, где люди уже открывают книгу в силу профессиональных обязанностей и душевных потребностей. Нужно работать с этой аудиторией, и Церковь могла бы взять на себя и организационные моменты. Как в школах у нас говорят: «Прочитайте вот эту книжку». Православная Церковь — это реальная структура, сила, это институт.

— Многие говорят: тиражи мизерные, а в интернете качественная литература «теряется» в потоке графомании и грязи.

— Действительно, это так. И я думаю, что Русская Православная Церковь — не только центр молитвы, но и центр просветительской работы. Достойных писателей много! Книги должны выходить в православных издательствах не только с точки зрения продажи, но и с точки зрения распространения, попадания в библиотеки, в списки внеклассного чтения духовных училищ. Где готовятся учителя русского языка и литературы? В институтах. Значит, нужно идти в институт, и разговаривать с теми людьми, которые пойдут завтра учить наших детей.
Сегодня у нас есть полномасштабная возможность добиться того, чтобы книга дошла до читателя. Как формируются школьные библиотеки? Кто же мешает нам порекомендовать к внеклассному чтению книгу хорошего современного писателя? Есть прекрасные журналы «Москва», «Наш современник». Почему их нельзя выписать в школьные библиотеки?

— Что бы Вы посоветовали читателям нашего журнала?

— Читайте русскую литературу и молитесь! Все важное сосредоточено в русской литературе. Молитесь, читайте, делаете доброе. Кто-то из старцев говорил: почему вы решили, что эта, временная, жизнь дана для комфорта? Она дана для спасения в вечности! Не нужно ждать, что здесь все будет хорошо. В сегодняшней жизни, по большому счету, нужно научиться больше отдавать, чем брать. С возрастом это понимаешь. Держитесь за веру православную и русскую литературу!

Беседовал Илья Агафонов



Библиография Дмитрия Мизгулина
• «Петербургская вьюга», сборник стихов, 1992;
• «География души», избранные стихотворения 1974-2004, 2005;
• «Духов день», стихотворения, очерк, 2007;
• «Чужие сны», сборник стихов, 2013;
• «Избранные стихотворения: в 3 томах», 2017;
• «Друзьям», сборник стихов 1980-2020, 2020;
• «Избранные сочинения: в четырех томах», 2021.

Источник: журнал "Православное книжное обозрение"









Лицензия Creative Commons 2010 – 2022 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru