Издательский Совет Русской Православной Церкви: Николай Зиновьев: Главное для меня — спасение души

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Николай Зиновьев: Главное для меня — спасение души 03.06.2022

Николай Зиновьев: Главное для меня — спасение души

Номинант Патриаршей литературной премии поэт Николай Зиновьев рассказал о своем творчестве.

— Кто Ваш читатель, о чем вы считаете особенно важным говорить с ним, почему?

— Как для каждого стремящегося к Православию человека главное для меня — спасение души. Но хочется спасти и своих детей, и народ наш Российский. Понятно, что это — сверхзадача. Человек не может этого сделать. Но ставя перед собой такие высочайшие, недостижимые цели, можно как-то двигаться вверх.

— Какие из Ваших стихов особенно для Вас важны?

— Получается так, что стихотворение, написанное самым последним, нравится больше всех предыдущих. Но это ненадолго: два-три дня — и вижу, что можно было бы написать что-то и лучше!

— Как родились, вероятно, самые известные Ваши строки — «И человек сказал: “Я — русский”, И Бог заплакал вместе с ним …»?

— Помните, как сказано у Николая Рубцова: «О чем писать? На то не наша воля!». Это не во мне родилось — пришло извне, как будто продиктовал чей-то голос. Я не выбираю темы для своих стихов. Но сам настрой, который царит в русском обществе, в русском народе — неизбежно влияет на них.

— Как можно оценить сегодняшнее состояние русской поэзии?

— Дело в том, что стихи сейчас издаются мизерными тиражами — в тысячу экземпляров, в пятьсот, в триста… По таким объемам невозможно отследить ход литературного процесса. Где вышла книжка, там она и осталась. А в интернете заметить настоящую поэзию среди миллионов авторов, 70% из которых — графоманы, очень трудно. Лично мне сложно оценить, что происходит в масштабах всей нашей литературы. Возможно, это удастся кому-то другому. Какие имена можно назвать, кого выделить из ныне живущих поэтов? Это Геннадий Емкин — поэт из Сарова, сибиряк Александр Раевский, мой земляк Сергей Зубарев — прекрасный поэт, но совершенно, как теперь говорят, «не раскрученный». Геннадий Иванов из Москвы. Может быть еще трое-четверо…

— Это в основном люди старшего поколения, или есть и молодежь?

— Все моего возраста и старше. С более молодыми познакомиться, честно говоря, просто нет возможности. Полезешь в интернет — увидишь там такие строки, что захочется поскорее забыть их, как страшный сон. Возможно, и, к сожалению, мне просто не попадалось что-либо достойное, запоминающееся.

— В чем в нынешней ситуации значение русской поэзии, призвание русского поэта?

— Говоря казенными словами — в том, чтобы консолидировать общество. Еще святой апостол Павел говорил: будьте единомысленны! А к чему приводит «плюрализм мнений», мы видим на Западе, где уже и «однополых» венчают в церкви, и собачек… Главное, чтобы мои стихи помогали людям быть единомысленными. И чтобы их мысли не сводились к достижению материальных благ. Как говорится, лучше быть недовольным Сократом, чем довольной свиньей.

— Насколько реально сейчас словом затронуть души тех, кто привык к зрелищу, к клипам, к шоу? Возможен ли процесс возвращения?

— Я где-то, помнится, читал, что классическую музыку действительно любят 5-7 % людей. Наверное, так же обстоит дело и с настоящей поэзией. Неожиданно для меня оказалось, что ВКонтакте есть группа с моими стихами. В ней две с половиной тысячи подписчиков. А у какого-нибудь популярного певца подписчиков сотни тысяч и миллионы, хотя там могут быть произведения с совершенно ужасным содержанием, которые и песнями-то назвать нельзя.
Но все-таки есть в нашем народе небольшое сообщество людей, которым нравится что-то истинное, вечное, доброе, светлое. И государство, Министерство культуры в том числе, должно опираться на этих людей, чтобы сделать их долю в обществе больше.

— Какие стихи Вы советуете родителям читать с детьми?

— Сказки Пушкина. Я сам воспитан на них. Другое может подойти или нет, а это будет безошибочным. Чистейший язык, легкий стиль, все, что нужно для ребенка. Кстати, кроме Пушкина, мои дети любили слушать былины о русских богатырях.

— Что, по Вашему мнению, может ждать Россию в ближайшее время? Есть ли надежда на достойное будущее у Ваших читателей или героев Ваших стихов?

— Надежда есть всегда. Мне кажется, пока человек жив, у него есть надежда. Как мне видится, претерпев все испытания, которые выпадут на нашу долю, мы все-таки вернем себе имперский статус. Я вовсе не стесняюсь этого слова, горжусь, что мы живем в Империи — в лучшем смысле этого слова, несущей народам культуру, свет и добро.

Беседовал Максим Большаков

Книги Николая Зиновьева

«Я иду по земле», стихи и поэма, 1988;
«Полет души», поэтический сборник, 1997;
«Седое сердце», поэтический сборник, 1999;
«Дни, дарованные свыше: Новые стихи», 2003;
«Я — русский», поэтический сборник, 2008;
«Круг любви и родства: Сборник стихов», 2010;
«Сборник стихотворений», поэтический сборник, 2019;
«Портрет неизвестного», поэтический сборник, 2020.

Источник: журнал «Православное книжное обозрение»










Лицензия Creative Commons 2010 – 2022 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru