Издательский Совет Русской Православной Церкви: Митрополит Климент: Технологии открывают прошлое

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Митрополит Климент: Технологии открывают прошлое 19.11.2021

Митрополит Климент: Технологии открывают прошлое

Общественный благотворительный фонд «Возрождение Тобольска» выпустил за последние годы несколько уникальных книг: факсимильное издание Евангелия, принадлежавшего Федору Михайловичу Достоевскому, с комментариями, факсимильное воспроизведение рукописей его сибирских писем и факсимильное издание рукописи произведения Антона Павловича Чехова «Остров Сахалин» с оптико-электронной реконструкцией и комментариями. Издания отмечены наградами Издательского совета Русской Православной Церкви.

Оформление, полное смысла

Над каждым из этих изданий работали высококвалифицированные специалисты. Оформление каждой книги органично связано с ее содержанием. Каждое издание находится в оригинальном футляре. Евангелие Достоевского – в коробе, напоминающем читателям о тюремном остроге. «Остров Сахалин» – в деревянном чемодане, напоминающем о долгом, трудном пути писателя и врача Антона Павловича Чехова на Сахалин, каторжный остров. Сибирские письма Федора Михайловича Достоевского помещены в деревянный ларец, на крышке которого изображена старинная карта Сибири.

Каждое издание состоит не из одной книги, но включает в себя собственно факсимильное воспроизведение (экземпляра Евангелия, рукописи «Острова Сахалина», письма), а также реконструкции, комментарии, исследовательские материалы. Т.е. в каждый футляр вложена не одна книга или не одна папка (как в случае с письмами). И идея с футляром позволяет, с одной стороны, факсимильное воспроизведение сделать максимально точным, без чего-то дополнительного, а все дополнительные материалы дать под другими обложками, а с другой стороны – сделать и сохранить все издание целостным.

Важно, что форма футляра не только интересная, красивая. Она отнюдь не случайная. Дает тому, кто держит издание в руках, новые знания, настраивает на нужный лад. У Евангелия Федора Михайловича Достоевского короб своим цветом напоминает об арестантской одежде, и в то же время говорит об остроге и заключении. По пути на каторгу Достоевский получил это Евангелие от жен декабристов, четыре года каторги оно было для него единственной книгой разрешенной для чтения.

Чемодан, в который помещен «Остров Сахалин», напомнит читателю о трудностях пути врача и писателя Чехова, о разных дорожных обстоятельствах, которые могли закончиться печально, а также о его близких, о его литературном пути. Да, все это может напомнить читателю деревянный чемодан-футляр. Если же человек, держащий в руках этот футляр с изданием, еще мало знает о Чехове, думаю, чемодан этот способен вдохновить его узнать гораздо больше.

Многие ли из нас знают, видели старинные карты Сибири? Крышка шкатулки с письмами Достоевского позволяет ее рассмотреть. В шкатулках нередко хранили важные письма. Так что футляр-шкатулка – органичное решение.

Факсимильное воспроизведение, что оно дает?

Рукопись или редкое издание обычно хранится в самых крупных библиотеках. Это ценность, которой дорожат, которую берегут. Совершенно очевидно, что абсолютное большинство читателей никогда не смогут с такими источниками работать, их листать, держать в руках.

Когда же появляется факсимильное – очень точное – воспроизведение, самые обычные читатели получают возможность его полистать, посмотреть, буквально побывать в творческой лаборатории гения, увидеть его работу над текстом и/или отметки на полях. С одной стороны, все воспроизведено очень точно, как в оригинале. С другой – это все же не оригинал, к которому отношение очень трепетное, и к которому прикоснуться робеют. Такие оригиналы требуют особых условий хранения. Это очень точная копия, уникальное издание, и его надо тоже беречь, но при этом с ним вполне реально работать, и это доступно широкому кругу читателей.

Безусловно, подобные издания будут не везде: тираж небольшой. Но даже наличие их в крупных библиотеках уже заметно приближает их к читателям.

Можно ли обойтись только факсимильным воспроизведением?

Если рассматривать издание только как произведение книжного искусства и возможность «размножить» первоисточник, то, наверное, да. Но если рассматривать такое издание как очень важное для дела просвещения, то, безусловно, нет. Представим: лежит перед читателем очень точное воспроизведение рукописи. Но есть зачеркивания, почерк не везде понятен, сокращения неразборчивы, какие-то отметки на полях вообще оказались человеческому глазу не видны.

Если же есть еще текст в напечатанном уже виде, в современной автору и нынешней орфографии, если есть увеличенные пометы на полях, объяснения к пометам, комментарии к тексту, то читатель не просто смотрит, листает. Он узнает много для себя нового, внутренний мир автора ему по-настоящему приоткрывается. Он буквально видит, как создавалось произведение, если это рукопись.

Порой читатели считают, что настоящие писатели – какие-то совершенно особенные люди, у которых все произведения получаются сразу, пишутся сами собой, без помарок. Но когда перед глазами реальная рукопись, со следами работы, с исправлениями, картина становится более реалистичной.

Если читателю дать в руки только точное воспроизведение Евангелия Достоевского, он не увидит значительную часть помет писателя, отчеркиваний. Они не видны простым глазом. А объяснения, расшифровки, справочный аппарат позволяют узнать, что писатель отмечал особо и над чем думал.

Выбор неслучайный

Для факсимильного воспроизведения издатели выбрали то, что внесло весомый вклад в духовную жизнь авторов, нашло отражение в созданных ими произведениях, повлияло на читателей.

В родительской семье Достоевского была жива вера. С Евангелием дети знакомились с ранних лет – благодаря родителям.

Когда Федор Михайлович Достоевский был приговорен к каторге, уже в Сибири жены сосланных сюда гораздо раньше декабристов, прожившие в Сибири не одно десятилетие, передали осужденным на каторгу узникам по экземпляру Евангелия и немного денег. Четыре года каторги Федор Михайлович Достоевский читал Евангелие. Другие книги были запрещены. Он читал его вслух, если просили другие люди. Он научил по нему каторжанина читать. И до конца своих дней берег этот экземпляр Евангелия. За два часа до смерти отдал сыну. Только подумайте, какой вклад вот этого экземпляра Евангелия в нашу литературу, в мировую культуру: именно Евангелие сопровождало писателя в самое тяжелое время. Читая его, менялся писатель, дорастая до человека и писателя, способного создать произведения уровня его поздних романов.

В шкатулке с сибирскими письмами всего три письма в папках и небольшая книга с комментариями. Но это очень важные письма, показывающие, чем жил, о чем думал Достоевский в Сибири, уже выйдя с каторги, но, не имея право уехать куда-то, заниматься делом по своему выбору. Это письмо брату Михаилу, который был старше Федора всего на год, и с которым они всегда были близки. Письмо Наталье Дмитриевне Фонвизиной – одной из тех женщин, которые передали Евангелие по пути на каторгу. Письмо другу юности Аполлону Николаевичу Майкову.

Антон Павлович Чехов, уже обретший известность автор, врач, имевший опыт, отправляется на Сахалин, тогда каторжный остров. Даже для большинства его родных это решение оказалось неожиданным. А в самом писателе шла внутренняя работа, которая привела к этому. Было это, как вы понимаете, в позапрошлом веке. Современного транспорта не было. Телеги, повозки, сани… Совсем другой климат. Тысячи верст пути. Слабое здоровье самого писателя. Безусловно, не такое, как в последние годы жизни, но и не богатырское. Как мы знаем, болезнь давала ему о себе знать и в молодые годы. Неопытный младший брат, считавший себя очень хозяйственным, взял на себя сборы писателя в такой нелегкий путь. Неопытность эта стоила Чехову и здоровья, и хоть какого-то относительного удобства в пути. Много ли желающих смотреть каторгу? Антон Павлович Чехов взял на себя труды переписчика. Это позволило увидеть больше, передвигаться по острову, по возможности помогать людям. Вернувшись, он не сразу создал «Остров Сахалин». Это была для него особая работа, которая требовала времени, осмысления и верных слов. Но и все другое, что было создано после поездки на каторжный остров, как говорил сам писатель, у него «просахалинено».

Судьба традиционной книги в век современных технологий

Как мы видим, в век современных технологий традиционная книга продолжает жить. Более того, это современные технологии позволяют выпускать такие издания.

Современная оптико-электронная техника позволяет снимать в высочайшем качестве, она «видит» то, что не видит человеческий глаз. Страницы снимали при специальном освещении, в разных режимах, под разными углами. Изучали при многократном увеличении. И смогли увидеть знаки, отчеркивания, в том числе бесцветные. Смогли расшифровать то, что не смогли бы увидеть с помощью только своего зрения, без специальной аппаратуры. Без такой техники значительную часть помет не заметили бы вообще. Теперь же они известны специалистам, и их может увидеть обычный читатель.

Современные технологии позволили также воплотить полученные материалы в изданиях.

Это не «диковинка» ради диковинки

В этих изданиях есть справочный аппарат, комментарии, исследования, т.е. это то, что позволяет работать с книгой как исследователям, так и широкой читательской аудитории. Это никак не сувенир и не «диковинка» ради диковинки.

Я процитирую слова основателя фонда «Возрождение Тобольска» Аркадия Григорьевича Елфимова: «Напомню, что наше издательство придерживается установки, что книга есть произведение искусства. Да, именно так: она с художественной необходимостью должна стремиться к красоте, стать некой духовной драгоценностью, заманчивой для коллекционера и дорогой, очень важной и нужной для истинного читателя». По-моему, здесь хорошее объяснение, кому и для чего нужны такие книги. А еще это следование высокой книжной традиции. Книги долгое время были именно произведением искусства. А то, что сейчас есть и произведения книжного искусства, и простые, доступные всем издания, я считаю большой удачей для всех современных людей. В копилку же веков пойдут те издания, которые можно считать произведениями искусства.

Подобные книги позволяют удивить

Современный человек привык к яркой кричащей рекламе, к фильмам и видеороликам со всевозможными спецэффектами, к не желающим умолкать «голосам» магазинов и торговых центров, к разным кричащим провокационным заголовкам. Он привык, что его внимание хотят привлечь.

И вот такие книги позволяют привлечь внимание в хорошем смысле слова. Обычную книгу все видели. А здесь – тоже книга, но как интересно все придумано и сделано. Опыт проекта «Евангелие Достоевского – школьникам Калужской области» позволяет говорить, что издание вызвало интерес подростков и взрослых. Оно становилось причиной прийти, встретиться с интересными людьми, поговорить о Евангелии и о книге вообще. Это важно.

И это позволяет расширить кругозор нашей молодежи, показать, какими могут быть книги. Когда человек заинтересован, он хочет знать все больше. А в этом случае узнавать все больше – это узнавать нашу классическую русскую словесность и ее связь с Евангелием. Ведь, «в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1,1).

 

«Вечерняя Москва»

 









Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru