Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Митрополит Климент: Говорить или делать 21.07.2020

Митрополит Климент: Говорить или делать

Сегодня мы молитвенно вспоминаем праздник Казанской иконы Божией Матери. В этот день особо хочется говорить о смирении — основополагающей христианской добродетели, образец которой явила Пресвятая Богородица.

Вспомним момент явления Деве Марии Архангела Гавриила, возвестившего о рождении от Нее Иисуса Христа (см. Лк. 1:26—38). Она, как говорил преподобный Макарий Оптинский, «не вознеслась, не подумала о себе высоко», но сказала с глубоким смирением: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк.1:38). Пречистая Дева понимала, что вслед за этим последуют не почести, а уничижение и скорбь. Она полностью доверилась воле Божией. Вся жизнь Пресвятой Богородицы свидетельствует о ценности смирения и о благодати, которая нисходит на человека, имеющего эту добродетель (см. 1Пет. 5:5).

Обрести ее предстоит каждому православному человеку, желающему спастись. Но какие шаги можно предпринимать, чтобы взращивать в себе смирение?

Однажды преподобного Антония Оптинского посетила дама, у которой были дети, а с мужем она рассталась. «Радушно принял я её, — писал старец, — и с улыбкой, любопытствуя, спрашиваю: «Позвольте мне, сударыня, от вас узнать, кто Вы — заблудшая овца или незаблудшая?» На этот вопрос преподобного Антония навёл, вероятно, образ Христа, который висел в келлии. Господь там был изображён в виде Доброго Пастыря с овечкой на плечах. Дама со вздохом отвечала старцу: «Я — заблудшая».

Старец продолжал: «А я с весёлым видом указываю ей рукой на образ и говорю: ну так Вы видите, что у Христа на плечиках находитесь, Который, как Пастырь Добрый и о Вашем спасении промышляет. Она, услышав это, со слезами радости благодарила меня тогда, да и после, при всяком случае, вспоминала о том».

Утешительный случай! Жизнь той женщины, видимо, была не очень устроена, семья распалась, но преподобный Антоний увидел её смиренную душу, понял, как она ответит на неприятный вопрос, и нашел способ утешить ее в трудном положении. Нам, нынешним христианам, у которых мало таких духоносных старцев, сложнее понять, в чем заключается истинное смирение. Как его отличить от ложного, имеющего личину добра?

Может быть, надо просто внушить себе, что ты заблудший, негодный, и это будет началом достижения смирения? Необходимы некоторые уточнения. Одно дело видеть себя заблудшей овцой, и совсем другое — повторять правильные слова, но не ощущать себя грешным.

Несоответствие жизни и слов приводят к таким последствиям, о которых рассказывал преподобный Паисий Святогорец. На Синае жил человек, прилюдно называющий себя недостойным и великим грешником. Люди удивлялись ему и говорили: «Какой он смиренный!» Однажды он проспал начало службы, и его пришли разбудить. Тут вдруг смиренник озверел. Он начал кричать, что благочестив, и сам знает, что делать. Окружающие растерялись, ведь они всегда брали с этого человека пример.

Внешне выказывать себя смиренным, говорить красивые слова можно, чтобы добиться признания других людей. Правда, когда окружающие задевают самолюбие такого человека, ложное смирение обнаруживается. Из-за красивой внешней оболочки показываются злейшие страсти: гордость и тщеславие.

Не только в словах, но и в поведении человека можно обмануться, если он ходит с соответствующим смиренным видом. Поэтому Господь и призывает не судить людей, ведь их сердце сокрыто от посторонних глаз, а поведение и слова могут быть обманчивы: «Не судите, да не судимы будете» (см. Мф.7:1). Не стоит и обвинять «плохого», и возвеличивать «хорошего», ведь мы не знаем истинной ситуации. Возможно, похвалой мы подталкиваем человека к падению или обкрадываем те духовные сокровища, которые он такими большими усилиями собирает для Царства Небесного (ср. Мф. 6:2).

Часто поистине смиренные люди молчаливы. Они не выставляют свои добрые дела напоказ. По этому поводу мне вспоминается такой пример. Когда на колосе много зерна, то он под тяжестью клонится вниз, а когда колос пустой, он «голову кверху носит». Так и человек. Если у него мало истинных добродетелей, то он кричит о собственных достоинствах или «великой грешности» на каждом углу, добивается участия общества, признания. Но стоит только задеть неосторожным словом его самолюбие, как такой человек выходит из себя. Когда же христианин на деле соблюдает евангельские заповеди, он кажется малозаметным, по слову Господа, скрывает от посторонних глаз свои добродетели (см. Мф.6:1—18). «Итак по плодам их узнаете их», — говорит Иисус Христос (Мф.7:20).

Как же обретать истинное смирение? Только с Божией помощью. Его можно достичь через видение своих грехов. Когда человек пытается исполнять заповеди и вести внимательную духовную жизнь, он начинает видеть собственную духовную немощь и постепенно смиряться.

Чем ближе подвижник находится к Богу, нем грешнее он себя считает. Казалось бы, он же знает о собственных добрых делах, видит пороки других людей. Как же он может искренне думать о себе, как о недостойном? Когда один знатный человек спросил об этом авву Дорофея, тот попросил представить, как бы его собеседник ощущал себя в других городах. В знакомом окружении состоятельный человек считал себя знатным, в другом городе в кругу более почетных людей — наравне с обычными горожанами. Наконец, окажись этот знатный человек в царском дворце, он почитал бы себя за нищего. Так же и праведники. По мере приближения к святости они научаются все большему смирению.

«Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20), — говорит Иисус Христос. Если человек во всех делах: в молитве, посте, работе, взаимоотношениях с окружающими и др. — руководствуется Евангелием, то видит, насколько слаба его воля. Он понимает, что не способен ни на что доброе без Господа (см. Ин. 15:5). Об этом говорит и апостол Павел: «Когда я немощен, тогда силен» (2 Кор.12:10), то есть когда человек видит собственную немощь, он видит и то, как Бог начинает входить в его жизнь и помогать ему.

Различие между смирением и смиреннословием очень точно описал преподобный Симеон Новый Богослов. Он отметил, что ложное смирение — плод лени и нерадения. «Истинное смирение …не только прячет все свои добродетели, но хочет вообще никак не выказывать себя и не говорить о себе». Можно красноречиво и умно рассуждать о собственных недостатках, но без приложенных усилий все это так и останется просто словами. Поступки же, напротив, открывают человеку его подлинное состояния, и он не с показным благочестием говорит: «Я грешен!», — а с истинным смирением из глубины души взывает к Спасителю: «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей» (Пс. 50:3).

 

«Вечерняя Москва»

 

 









Лицензия Creative Commons 2010 – 2020 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru