Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Митрополит Климент: Есть ли у Бога любимчики? 15.02.2019

Митрополит Климент: Есть ли у Бога любимчики?

Некоторые придерживаются мнения, будто бы верующие получают от Господа больше чудес, потому что Он таких людей «больше любит». Это заблуждение.

Один из сторонников этой точки зрения в доказательство своей правоты рассказывал об авиакатастрофе, в которой чудесным образом уцелел один человек. Эта была женщина, прихожанка православного храма. Почему Господь, Который любит каждого человека и каждому желает спастись, даровал жизнь только ей? Думаю, дело вовсе не в том, что все остальные не были православными.

Есть множество примеров, когда, напротив, в трагедии выживали мусульмане, иудеи, буддисты, а не христиане. Если обратиться к истории, то, как известно, Византийскую империю победила империя Османская. Огромное число православных тогда было убито, а мусульмане торжествовали победу. Такие примеры ничего не доказывают. Для Бога уникальна и неповторима каждая человеческая личность. Видимо, той женщине нужно было продолжить земную жизнь.

Нам не известна посмертная участь людей, погибших в той авиакатастрофе. Может быть, их души оказались в вечности с Богом. Преподобный Максим Исповедник, исходя из апостольских слов (см. 1 Пет. 4, 6), утверждал, что погибшие в водах потопа приняли суд за свои грехи по плоти, чтобы иметь возможность ожить духом, когда в аду услышат проповедь Христа. Так и в упомянутой ситуации авиакатастрофы: даже далекие от веры люди, претерпев ужасную смерть, могли обратиться к Господу. Мы не знаем, что происходило в их душах в последнюю минуту, и каким будет о них суд Божий.

Почему же тогда во время земной жизни Христа свидетелями Его чудес чаще оказываются Его апостолы? Евангельские чудеса, особенно такие яркие как Преображение Господне или воскрешение Четверодневного Лазаря, показывают, что Христос — действительно Бог. Спаситель творит их в присутствии апостолов, чтобы утвердить Своих благовестников в грядущих испытаниях. Ведь им предстояло пережить Его арест, осуждение на казнь, распятие, смерть и погребение.

Если бы это зримое обнищание Его Божества уничтожило их веру, то, увидев воскресшего Христа, они могли бы подумать, что это дух, призрак, или, как сейчас говорят, коллективная галлюцинация. Но они были свидетелями невообразимых чудес, сотворить которые мог только истинный Бог. Это утвердило апостолов в сознании, что Христос как Бог может все, даже умереть и воскреснуть.

Чудеса, о которых мы читаем в житиях святых от древности до наших дней, — это тоже проявление силы истинного Бога. Во времена I Вселенского Собора языческий философ долгое время вел спор с христианами о Боге. Святитель Спиридон Тримифунтский, выслушав его доводы, кратко исповедал свою веру во Христа и заключил: «Веруй этому и, если хочешь, пойдем креститься». Философ принял Крещение и сказал: «Пока люди выдвигали передо мной свои логические аргументы, я выдвигал свои — мы бесконечно обменивались словами, а этот человек показал мне силу Духа, которой я уже не мог противиться».

Так и наши дискуссии с не православными зачастую сводятся к обмену словами, афоризмами, умными мыслями, которые не имеют той духовной силы, которая способна привести наших оппонентов к подлинной вере. А святитель Спиридон был настолько един с Богом, что Дух Божий действовал через него. Не слова и не чудо убедили язычника принять христианство, но присутствие в святителе Спиридоне Святого Духа.

История русской святости знает немало подобных примеров. В глубокой скорби Федор Михайлович Достоевский приехал в Оптину пустынь. Незадолго до этого умер его сын Алексей, и приступы отчаяния доводили писателя до тяжелого ощущения бессмысленности жизни. В монастыре Достоевский встретился со старцем Амвросием. Они долго беседовали, спорили. Встречи повторялись снова и снова.

Никаких чудес преподобный Амвросий не совершал, но он нашел слова, которые исцелили душу Достоевского. Для писателя само общение со старцем было животворно, потому что слова преподобного Амвросия были напитаны той же силой Духа, что и у святителя Спиридона, что действует во всех христианских святых. Именно эта сила утолила душевную боль Федора Михайловича, и он уехал из Оптиной пустыни другим человеком — умиротворенным, примиренным с Богом, способным молиться, трудиться, жить. Разве это не настоящее чудо?

Ошибаются те, кто думает, что быть православным — значит иметь дополнительные «бонусы» от Бога. Господь любит всех людей одинаково. Но в тех, кто открывается Христу и меняется, чтобы приблизиться к Нему, Господь творит Себе жилище (ср. Ин. 14, 23). Такой человек способен творить чудеса, но не для того чтобы впечатлить публику, как факир в цирке, а чтобы спасти каждого для Царства Божия.

«Вечерняя Москва»

 









Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru