Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Самореализация и новые поглощения: книжный рынок растет вместе с крупнейшим издателем 09.02.2018

Самореализация и новые поглощения: книжный рынок растет вместе с крупнейшим издателем

2 февраля в гостинице «Интерконтиненталь» прошла пресс-встреча с представителями группы компаний «Эксмо», возглавляемой Олегом Новиковым. Точнее говоря, пресс-ланч: журналистов кормили изысканными кушаньями, и вопросы можно было задавать максимально комфортно, за накрытым столом – видимо, дела у «Эксмо» идут неплохо, а дальше должны пойти еще лучше. Впрочем, мой небольшой разговор с Олегом Евгеньевичем состоялся уже после пресс-ланча – вопросов и желающих их задать было много.

Если вкратце – группа компаний «Эксмо» планирует к 2025 году добиться стабильного, ежегодного темпа роста книжного рынка на 10%. Сейчас для таких планов есть некоторые успехи и результаты: сравнительно с 2016 годом продажи увеличились на 15%. Тиражи – на 6. Количество наименований продукции – на 16. Конечно, рост рынка – совокупный: больше всего «рванули» такие сегменты, как электронные книги и учебная литература. Хорошо поработали интернет-магазины и объединенная розничная сеть «Буквоед – Новый книжный». Обычные книжные магазины увеличили продажи всего на 2%. Среди гостей мероприятия прозвучало мнение о том, что именно поддержка книжных магазинов пока оставляет желать лучшего.

Самый продаваемый автор – по-прежнему Донцова. Из хорошей, более-менее серьезной прозы в лидерах продаж засветился только Рэй Брэдбери. 

В приоритетах издательства на текущий год – российские бизнес-литература, медицинская литература и книги по воспитанию детей. На втором месте – все-таки возрождение интереса к российским поэтам. Хотя представления о поэзии у группы «Эксмо», разумеется, массовые: Ах Астахова, как востребованный продукт, ничем не хуже Бродского и стоит с ним в одном ряду. Ну что ж, коммерция есть коммерция. Впрочем, «Эксмо» намерена взаимодействовать с интернет-«самиздатом» и находить новые имена – ориентируясь, понятно, на успех у широкого читателя.

На фоне всех заявленных успехов литературный критик Галина Юзефович озвучила очень интересные мысли, которых почему-то не было слышно от издателей. По мнению критика, стартовый механизм в работе с читателем пока работает плохо: читатели банально не знают, что за книги перед ним. И «сарафанное радио» не запускается – хотя бы потому, например, что продавец, рассказывая о новой книге Глуховского «Текст», на голубом глазу говорит, что это продолжение серии «Метро». Читателя ждет разочарование. Успех многих книг обеспечен не нормальной работой издательства и заветного «сарафана», а сложным и где-то случайным стечением обстоятельств. Не то что читатель – даже критик, механизм работы с которым вроде бы отлажен, порой не может узнать ничего толкового о тех книгах, про которые будет писать. Необходимы специальные каналы в соцсетях – например, в модном «Телеграмме» – где будет интересная и доступная информация о новинках. Также надо бы развивать подписочные сервисы, которые могут стать более важным сегментом рынка, чем электронные книги, поскольку будущее мирового рынка – за, так скажем, арендой, а не собственно продажей.
Разницу во времени появления книги во всех ее форматах нужно сокращать до минимума – нужно дать книгу читателю как можно быстрей, на очень недолгой волне первого интереса, и не кормить «пиратов», к которым он естественно будет обращаться, не найдя книгу на прилавке ближайшего магазина. А что не радует – так это качество переводов (равно как и средняя ставка переводчика) – и качество обложек, на которых до сих пор можно обнаружить стандартную и уже давно отпугивающую читателя схему «голая женщина и пистолет».

В общем, поглотив и переварив бочку меда и ложку дегтя, я решил задать несколько вопросов крупнейшему российскому издателю. Я еще с декабря надеялся на полноценное интервью с Олегом Новиковым – но, в силу занятости бизнесмена, интервью случилось только в феврале, в формате небольшого «пресс-подхода».

– Олег Евгеньевич, первый вопрос – о Пелевине. Что случилось с автором «Чапаева и пустоты»? На мой читательский взгляд, планка художественного стиля и работы с образом с тех времен упала.

– ...Ну, я могу сказать, что его книга, которая вышла в прошлом году – «iPhuk 10» – одна из самых лучших и ярких в его творчестве. Сравнивать все, что он делает, с «Чапаевым и Пустотой», наверно, не вполне правильно. Тогда было другое время, другой читатель, другое восприятие.

– Может быть, дело в том – на взгляд читателя, сформировавшегося на рубеже 90-х и 2000-х, – что упал как раз общий читательский уровень?

– Это очень индивидуальный вопрос. Жизнь меняется, меняется читатель, меняются книги. Вообще, Пелевин сам достаточно высоко поднял планку – на тот уровень, которому трудно все время соответствовать. Но его книги 2010-х годов – например, «iPhuk 10» и «Snuff» – по качеству исполнения и предвидению того, что будет завтра – вполне на уровне. Это я говорю не только как издатель, но как читатель и поклонник Пелевина.

– Кого из современных авторов, пишущих, так скажем, сложную художественную прозу, «Эксмо» сейчас намерено продвигать? Какой политики вы придерживаетесь в этом сегменте рынка?

– Мы ориентируемся на группу ярких имен и работаем с ними. Такие писатели возникают каждый год. В этом году – Гузель Яхина, Павел Басинский, Евгений Водолазкин. Для нас они сейчас – лицо современной литературы, мы будем продолжать с ними работать и развивать это направление. Каких-то совсем новых, еще малоизвестных имен я пока назвать не могу.

– Острый вопрос. Некоторые ваши коллеги по бизнесу, считают, что «Эксмо» имеет признаки монополии. Но вы и ФАС так не считаете.

– А в чем лично вы видите признаки монополизма?

– В слиянии с «Эксмо» других компаний – «АСТ», «Дрофы» – в слиянии подразделений внутри «Эксмо». Чем можно объяснить эту тенденцию, эти признаки?

– Слияние – часть бизнеса, который всегда направлен на расширение и развитие. Сделка, обеспечивающая расширение и развитие – это не монополизм, а часть бизнес-задачи. С точки зрения общей доли в книжном рынке мы явно не монополисты, у нас всего 25 000 тысяч наименований книжной продукции, это не более четверти на общем фоне. Другое дело, что наши книги востребованы – мы делаем продукт, ориентированный на наших читателей, а не на то, чтобы пылиться на складах.

– В таком случае – как «Эксмо» удалось избежать судьбы поглощённых компаний?

– Это вопрос эффективности той команды, которая ведет дела, но есть и свои нюансы, обстоятельства, позволяющие одной компании развиваться, а другой – не позволяющие. Люди, которые занимались созданием и выпуском книг в АСТ – Варвара Горностаева, Елена Шубина – до сих пор успешно работают в нашей общей группе компаний. Но ситуация, предшествовавшая нашему слиянию, была такова, что АСТ – это никакой не секрет, – имела серьезные проблемы с налогами. Задолженности около 6 миллиардов рублей, уголовные дела. Книжный рынок тогда сокращался в объемах, издательства теряли прибыль, процветало электронное «пиратство». В «АСТ», видимо, хотели справиться с этой ситуацией путем оптимизации налогов. Не получилось, и потому самым разумным решением стал выход из самостоятельного бизнеса.

– Так что все-таки позволило «Эксмо» избежать такой судьбы?

– Во-первых, стратегическое планирование, хотя бы на пять лет вперед. Прогнозы часто не сбываются, но делать их необходимо для понимания перспектив бизнеса. В-вторых, принципиально другой подход к роли редактора, непривычный для советского, например, книгоиздательства, да и для некоторых наших коллег и конкурентов. Редактор у нас отвечает не только за создание книги, а за всю ее судьбу – и даже не столько за продажи книг, а за их востребованность. Он главный человек в издательстве, ему подчинены все ресурсы, даны все полномочия, он координирует весь процесс и несет за него ответственность. И в-третьих – большие инвестиции в развитие издательских компетенций. В текущем году мы заложили в бюджет 25 миллионов рублей на развитие и обучение персонала, и это обычная практика.

– В одном из своих интервью вы говорили, что реалии российского книжного бизнеса заставляют принимать скорее тактические решения, чем стратегические.

– Ну, тактика коррелируется со стратегией и позволяет осуществлять ее пошагово, в конкретных обстоятельствах.

– Согласен. Решение приобрести долю в Тверском полиграфическом комбинате и перейти на собственные выпускные мощности – было тактическим или стратегическим?

– Это была тактика. Вообще, собственные выпускные мощности не дают конкурентного преимущества, дефицита с ними впоследствии не возникло. А тогда да, была проблема с мощностями, и они к тому же стремительно устаревали. Часть полиграфистов перешла под крыло государства, часть оказалась не готова к серьезным инвестициям в эти мощности, а печататься на Западе было дорого и не выгодно. И мы, так скажем, решили подстраховаться от рисков, к которым могла привести тогдашняя ситуация.

– Что вас мотивирует заниматься книжным бизнесом, литературой, какова высшая потребность?

– Самореализация. Сегодня я являюсь одним из лучших специалистов в этом деле. Я добиваюсь успеха и планирую развиваться дальше. Хочу, чтобы российский издательский бизнес развивался в европейском масштабе. Есть план ввести «Эксмо» в десятку крупнейших европейских издательств.

– Для этого объективно есть шансы?

– Да, есть. За последний год наши показатели выросли примерно на 10 процентов – после долгого периода стагнации книжного рынка, который длился с 2009 года. Теперь этот период, похоже, заканчивается, и начинается рост.

– Каковы ваши личные профессиональные планы в ближайшее время?

– Планирую уйти с поста генерального директора «Эксмо».

– Почему?

– Трудно совмещать роли руководителя всей группы компаний и гендиректора «Эксмо». Да это отчасти и конфликт интересов – все-таки компании у нас конкурируют между собой. Сейчас «Эксмо» займется, видимо, Евгений Копьев, который успешно работает в книжном бизнесе уже 12 лет. А я сосредоточусь на своих бизнес-задачах – и, конечно, займусь подготовкой новых слияний и поглощений.

Трудно, конечно, говорить об успехах книжного рынка посреди абсолютно неважнецкой ситуации в российской экономике, культуре и просто, в конце концов, жизни людей. Но есть надежда, что «век информации» все-таки берет свое. Поскольку книга, в первую очередь – это текст. А текст – это та информация, которая в наиболее полной мере задействует человеческий мозг. Та информация, которая всем нам нужна, как воздух.

 Николай ВАСИЛЬЕВ

Источник: «Литературная Россия»




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru