Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Настоящее и будущее печатной книги 21.04.2017

Настоящее и будущее печатной книги

Руководитель издательства «Никея» Николай Юрьевич Бреев встретил нас в своем кабинете старинного особняка. Внутри, однако, оказалась простая обстановка и дружелюбная атмосфера. Еще я заметила, что несмотря на то, что все сидят по своим кабинетам, чувствуется какое-то единство, общность всех сотрудников издательства «Никея». Люди вместе делают одно очень интересное, а главное – важное дело: создают книги, которые лично мне очень нравятся.  

 – У меня к вам как издателю  такой вопрос: есть ли сейчас позитивные тенденции в развитии мирового книжного рынка, или скоро спрос на печатную книгу окончательно упадет, и книги, в традиционном ее понимании, вообще не будет? Может, скоро не будет и вас – издателей, издательств; а книга будет пылиться на полках закрывающихся один за другим магазинов и библиотек? 

– На самом деле, все мы знаем, что до некоторых пор письменности вообще не было и люди передавали друг другу знания, истории из уст в уста. Теперь вот Цукерберг говорит, что скоро изобретет технологии, которые позволят людям передавать мысли напрямую друг другу. И в контексте этой новости я тоже задаю вопрос: может быть, мы все скоро вернемся в такую уже неписьменную пору, и у нас появятся современные сказы, легенды…  

(В эту минуту я уже было подумала, что интервью на этом закончено. И видя мое крайнее замешательство, Николай Юрьевич с улыбкой уточнил: «На самом деле, я шучу, понятное дело!» и продолжил).  

Если говорить про мировой рынок, то, с одной стороны, большая паника в печатном книжном мире была лет восемь назад. И тогда все предрекали смерть печатной книги, ведь появились новые технологии, связанные с электронными книжками-читалками, они пошли в массовое производство. Тогда же появились айфоны, смартфоны. И все решили, что печатная книга должна, как минимум, перейти в электронный формат или совсем «отбросить коньки».   

– Эту фразу можно так оставить в интервью или нужно будет отредактировать?

– Нет, оставляйте прямую русскую речь. Сейчас происходит интересная история. Ведь прогнозы были, и правда, страшные. Говорили, что в 2015-2016 году электронные книги займут 75% всего  книжного рынка, и какие-то крошечные проценты останутся печатным книгам. Мы пришли в это время из точки Икс и сейчас есть данные, что в США продажи электронных книг составляют 20-25% от рынка, остальное – это печатные издания. То есть, с одной стороны, это информация успокаивающая и в какой-то степени вдохновляющая тех, кто занимается книжными печатными изданиями. С другой стороны, мы понимаем, что даже сами меньше читаем. И молодежь тоже: школьную программу еще хорошо читают; а на досуге — нет. И здесь можно долго ругаться, но, к сожалению,  это факт. 

Вот пример из моего детства:  я много читал, но анализируя, почему я это делал, я прихожу к выводу, что потому,  что нечего было делать. Если бы у меня на тот момент был смартфон с играми, были бы большие возможности в передвижении и шире круг общения, если бы больше было бы каких-то мероприятий: детских праздников, мастер-классов для детей; наверное, тогда я бы тоже меньше читал. Поэтому в какой-то степени сейчас книга  проигрывает конкуренцию.  

Но было проведено исследование, которое показало, что современное поколение студентов предпочитает печатные книжки. И речь не идет о статьях, потому что статьи не дают серьезного знания, статьи дают информированность, но не дают базиса знаний.

 Поэтому, конечно, серьезные знания, профессиональные знания, культурологические знания до сих пор передаются через книжный формат. На настоящий момент, если человек хочет в чем-то действительно серьезно разобраться, печатные книжки ему просто необходимы. 

Конечно, я не берусь предсказать, что будет с книгой. То, что книга печатная —  я сейчас говорю именно про печатную книгу — уйдет в какую-то «нишевость» — это факт.  Но то, что она полностью исчезнет, это абсолютно неверно. 

Даже если мы будем передавать друг другу знания из головы в голову, в любом случае, когда-то захочется от чужих мыслей уединиться, открыть, в конце концов, что-то физическое, а не виртуальное, понюхать, чихнуть от пыли и, собственно, почитать. 

Но если переходить к масштабу общемировых тенденций, я бы добавил, что в 2016-м году был рост продаж печатных книг в Соединенных Штатах и в Европе. То есть нет никакого падения, есть небольшой, но рост. В то время как в России, к сожалению, тенденция грустная, год от года сокращаются тиражи, и вообще есть очень серьезные проблемы.  

– Есть ли этому объяснение какое-то, на ваш взгляд?

– Честно говоря, я не могу это объяснить. Мы всегда говорили, что мы — одна из самых читающих наций, сейчас вот кого ни спроси, читают ли они книги, даже среди своих знакомых, которые как-то связаны с информационным миром или с культурой, все отвечают,  что мало. Одна моя знакомая сказала: «Я взяла в руки книжку, и вдруг обнаружила, что разучилась читать большие литературные тексты, это так тяжело». 

Может быть, мы, правда, слишком увлеклись соц.сетями, интернетом. Любые новшества могут приносить и пользу, и вред. И каждой вещи надо дать место в своей жизни. И это не означает, что все новое мы должны от себя отталкивать, но также это не означает, что мы должны наполнять этим новым 100% своего времени. Можно пользоваться социальными сетями, можно ходить в кино, можно использовать какие-то новые технологии, но очень важно анализировать, что это тебе приносит: дает внутренний покой, интеллектуальные знания или духовную пользу. Если это тебя наоборот «растаскивает», то нужно просто сократить время пребывания в социальных сетях, обратиться к книге, например, которая замедляет твой ритм, позволяет подумать о чем-то большем, нежели новое платье жены Трампа или фотографии в «Инстаграм». 

– Какое место в вашей жизни занимает печатная или, может, электронная книга?

– Электронные книги я читаю довольно немного, и, честно говоря, не люблю это делать.  Неудобно носить с собой дополнительное устройство, и лень просто закачивать туда книги. К тому же от экранов смартфонов и компьютеров и так устают глаза.  Поэтому у меня нет ощущения, что электронные книжки — это мое. 

Что касается печатных книг, то я здесь стараюсь читать. Во-первых, профессиональную литературу; то, что позволяет обогатить свои знания, повысить свои навыки в чем-либо по специальности.  Во-вторых, это чтение для души. И в-третьих, — чтение детям. Детям обязательно надо читать, поэтому я стараюсь довольно часто это делать. 

– Вы издаете православную литературу. Какие книги более популярны? Что больше люди читают, на ваш взгляд?

– Спрос на книги формируется потребностями. Людям нужна прикладная литература, которая отвечает на вопросы «что? как? зачем? где?», а также молитвословы. И здесь, конечно, говорить о том, что сейчас популярно богословие или интеллектуальная литература, не приходится. Сейчас люди в основном хотят понять, зачем им нужна вера и им  нужна практика. Поэтому есть спрос на всяческую литературу, которая помогает в практике веры. 

Что касается художественной литературы, она теряет свои позиции по той причине, что свободного времени все меньше.   

– Расскажите нам про то, как вы видите в будущем книжный рынок, куда он двигается, куда его нужно направить?

– Когда мы говорим о том, что в книжной отрасли есть определенный кризис, то надо понять, какая наша стратегия. Если мы говорим о том, что мы не верим в книгу, мы не верим, что она вообще нужна как формат, придут новые технологии и ее заменят, то тогда надо уходить с книжного рынка и, например, начинать заниматься новыми форматами. 

Совершенно другая стратегия будет, если мы действительно верим, что книга нужна. Я для себя ответил на этот вопрос положительно. И моя теория состоит в том, что все современные форматы строятся на определенной скорости, к которой привык современный человек. Мы знаем, что ритм современной городской жизни ускоряется, ускоряется и ускоряется, мы живем все быстрее, мы получаем информацию быстрее, мы быстрее принимаем решения, мы успеваем больше сделать и так далее. Но человек по природе своей не так быстро меняется, как меняются технологии. Все мы знаем, насколько велика проблема выгорания — профессионального, семейного, внутреннего, когда люди теряют внутренний баланс, и поэтому очень много неврологических отклонений. И христианство учит тому, что вообще человек — трехчастное существо: у нас есть тело, душа, и есть еще дух. Можно провести такую аналогию: современные СМИ, статьи, новости, социальные сети — все, что нас окружает, информационный поток — это то, что ближе к сфере тела и души. Душа находится в движении. Мы иногда унываем, иногда радуемся, мы находимся в противоположных состояниях день ото дня. И этот информационный поток очень сильно на нас влияет и формирует наши эмоциональные взлеты и падения. В то время как дух внутри нас пребывает достаточно в неизменном состоянии. Дух формирует нашу внутреннюю платформу, наши убеждения. 

По моей теории, книга больше соответствует задаче формирования человеческого духа, то есть того, что можно назвать нашими убеждениями, нашей основой, нашим мировоззрением. Поэтому книжное чтение — это такая внутренняя терапия, терапия смыслов. Человек читает для того чтобы у него был фундамент личности. Именно для этого мы и издаем и будем издавать свои книги.

Беседовала Юлия Мялькина

Фото: Алиса Власова

«Правчтение»




Лицензия Creative Commons 2010-2013 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru