Издательский Совет Русской Православной Церкви: Академик РАН В. В. Козлов рассказывает об экспертизе школьных учебников

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Академик РАН В. В. Козлов рассказывает об экспертизе школьных учебников 22.01.2010

Академик РАН В. В. Козлов рассказывает об экспертизе школьных учебников

В начале каждого года Министерство образования и науки Российской Федерации публикует федеральный перечень учебной литературы, допущенной и рекомендованной к использованию в средней школе в следующем учебном году. В него попадают только те учебники, которые успешно прошли экспертизу. Ее проводит комиссия Российской академии наук, которую возглавляет вице-президент РАН, директор Математического института им. В.А. Стеклова В. В. Козлов. Приводим фрагмент его интервью  газете "Известия".

Известия: Валерий Васильевич, за пять лет существования ваша комиссия проштудировала порядка тысячи учебников. Изменился ли общий невысокий уровень отечественной учебной литературы?

В. В. Козлов: Если бы в бытность Президентом России В. В. Путин не дал РАН конкретное поручение заниматься этим вопросом, мы вряд ли были бы допущены к этой работе. Выпуск учебной литературы - это немалые деньги. И каждое издательство хочет попасть в федеральный перечень. Но из тысячи рассмотренных нами учебников по-настоящему интересных и качественных было крайне мало. Нет, уровень тех учебников, которые попали в федеральный перечень, конечно, вырос. В них теперь нет ошибок и неправильных формулировок, за это мы отвечаем. А вот уровень новых учебников, которые к нам каждый год присылают, по-прежнему оставляет желать лучшего.

Известия: А правда, что некоторые учебники попали в федеральный перечень с четвертой и даже пятой попытки?

В. В. Козлов: Да, правда. Это учебники по физике, химии, математике и русскому языку. Каждый год мы находили в них много неточностей и ошибок, снова отправляли на доработку. И в итоге с помощью наших экспертов, наконец, довели эти многострадальные рукописи до кондиции. Но, разумеется, сам факт таких многочисленных доработок свидетельствует об изначально невысоком качестве учебника.

Известия: Сколько учебников ежегодно забраковывает ваша комиссия?

В. В. Козлов: Кстати, самих учебников стало заметно меньше: если в 2007 году мы проанализировали порядка 450, то в минувшем году - около 170. И только каждый пятый из них прошел без замечаний.

Известия: Кто заказывает экспертизу и оплачивает труд ваших экспертов?

В. В. Козлов: Издательства. К сожалению.

Известия: Но ведь после нашумевшей истории с пособием по подготовке к ЕГЭ, в котором содержались некорректные вопросы об участии СССР в Великой Отечественной войне, отбор издательств, выпускающих учебную литературу, ужесточили. Теперь там все по конкурсу, а сами издатели должны отвечать ряду требований...

В. В. Козлов: Это шаги в правильном направлении. Но давайте посмотрим, сколько издательств осенью участвовало в конкурсе и скольким удалось его пройти.

Известия: Участвовало 44 издательства, и 40 из них прошли конкурс.

В. В. Козлов: Вот вам и ответ. Значимого отсева не произошло, это все те же издательства. Они и заказывают нам экспертизу.

Известия: Вы не в восторге от подобной схемы?

В. В. Козлов: Наша комиссия занимается по-настоящему государевым делом. И я убежден, что заказчиком экспертизы должны выступать не коммерческие издательские компании, кровно заинтересованные в благоприятном для них результате, а государство. А пока этого нет, стараемся соблюдать принцип ротации. Время от времени меняем состав наших экспертных групп, чтобы уйти от возможного сближения экспертов с заказчиками, уменьшить коррупционную составляющую.

Известия: А вам издатели предлагали взятки?

В. В. Козлов: Лично мне - нет. Но члены комиссии давление ощущают регулярно. Издатели жалуются, пишут письма в высокие инстанции, лоббируют свои учебники. А вот если бы экспертизу заказывало государство, было бы намного проще. За пять лет работы комиссии заказчики-издатели потратили на нас не более 15 млн. рублей. Согласитесь, это небольшие деньги. И для государства участие в таком деле не будет слишком обременительным.

Известия: Авторы учебников и ваши эксперты прислушиваются к мнениям и пожеланиям родителей, бабушек-дедушек?

В. В. Козлов: Мы должны ответить только на один вопрос: соответствует ли конкретный учебник современным научным представлениям? Проще говоря, есть ли в нем ошибки. И если некая бабушка считает, что в учебнике по истории, по которому учится ее внук, недостаточно полно отражен тот или иной период, это вопрос не к нам, а к Минобрнауки и разработчикам новых образовательных стандартов и программ. Наше дело - оценка фактического положения дел.

Ну а насчет общественной экспертизы... Одна из центральных газет провела специальный конкурс "Помоги академику". Любой читатель мог прислать в редакцию примеры ошибок в конкретном учебнике, который попал в федеральный перечень, а значит - прошел нашу экспертизу. В качестве приза победителю пообещали ноутбук.

Известия: И кому он достался?

В. В. Козлов: Никому, поскольку в новых учебниках никто не нашел ошибки. Ни единой.

Известия: А в переизданных?

В. В. Козлов: А вот там они встречались, и в немалом количестве. Например, в одном учебнике по географии читатели обнаружили аж 14 неточностей, а мы - 16. Причем нашли-то мы их давным-давно, но издательство так и не удосужилось исправить все эти "блохи" при переиздании.

Известия: Как же так?

В. В. Козлов: Мы ведь не отвечаем за дальнейшую судьбу изученных рукописей. И это - еще один аргумент в пользу того, что нужно передать экспертизу в государственные руки. Худо-бедно, но в целом мы выправили ситуацию со школьными учебниками. Массовых претензий к их содержанию сейчас уже нет. Сейчас проблема в другом. Созданы новые образовательные стандарты, на разработку которых государство потратило немалые средства. И под эти стандарты будут издавать новые учебники. Причем, может быть, они ничем не будут отличаться от прежних, однако формально должны вновь пройти экспертизу. Но беда в том, что в новых стандартах отсутствует содержательная часть - она там просто не прописана. Есть только компетенции и требования, к которым будут приложены примерные программы. И если государство утвердит эти программы с участием ведущих российских ученых, которые дадут им квалифицированную оценку, то это одно. А вот если они будут носить исключительно авторский, рекомендательный характер и на их основе любая школа сможет составить свою программу, не отличающуюся глубиной изучения, то это, конечно, совсем другое.

Известия: К слову, о компетенции. Для ученика начальной школы она ясна: он должен уметь читать и писать. А какой компетенцией должен обладать, скажем, ученик 9-го класса?

В. В. Козлов: Это действительно вопрос. В конечном счете все упирается в объем знаний: например, должен девятиклассник знать квадратное уравнение или нет. А то, что он должен быть гражданином, патриотом и просто хорошим человеком, это, конечно, верно, но явно недостаточно. Хотелось бы еще понять, какими знаниями он владеет и как умеет их применять.

Известия: Ваша комиссия рассматривает учебники. Между тем книжные магазины завалены некачественными учебными и методическими пособиями, экзаменационными заданиями по ЕГЭ со странными формулировками. А содержание этой литературы кто-то контролирует, кроме самих издателей?

В. В. Козлов: Правильный вопрос. Вся эта литература остается за бортом нашей экспертизы. И мы поставили перед Минобрнауки вопрос о том, чтобы расширить функции комиссии и включить в ее орбиту не только учебники, но и пособия, а также КИМы - контрольные измерительные материалы, в том числе по ЕГЭ. Это общая позиция РАН.

Андрей Чернаков









Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru