Издательский Совет Русской Православной Церкви: Третьего не дано. Неделя 17-я по Пятидесятнице

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Третьего не дано. Неделя 17-я по Пятидесятнице 25.09.2015

Третьего не дано. Неделя 17-я по Пятидесятнице

Проповедь митрополита Калужского и Боровского Климента на страницах газеты «Вечерняя Москва».

Адам пребывал в полноте любви Божией до тех пор, пока полностью доверял Богу и исполнял свое предназначение. Первый человек был счастлив: он свободно постигал смысл бытия в единении с Богом, отчего и в нем самом, и во всем мироздании царили гармония, мир, порядок. Но все это было разрушено, искажено, когда человек не послушался Бога и по своей воле удалился от Творца.

Вкусив плод древа познания добра и зла, Адам нарушил гармонию внутри своего естества: он подчинил чувству данные ему Богом духовные способности. Чувства – это то, чем мы познаем материальный мир, и когда чувства неправильно реализуются, они превращаются в страсти. Преподобный Максим Исповедник подчеркивает, что изначально Бог, создавая человеческое естество, не творит вместе с ним ни чувственного наслаждения, ни чувственного страдания. Но некой силой для духовного наслаждения при творении наделена высшая часть естества человека – его дух (или его разумная природа), которая влечет его к Творцу и дает возможность необъяснимым образом постигать Его благость, буквально «вкушать Его».

Бессловесные неразумные животные могут жить в рамках своего естества, движимые чувственными потребностями. В отличие от животных человек обладает ангелоподобной душой (духом) и не должен уподобляться им в стремлении к телесным удовольствиям, а призван устремляться к Богу и в Нем обретать смысл жизни.

Творец установил в структуре человека стройную иерархию, где дух (разум) – высшая часть, а тело – низшая. Адам же в своем свободном волевом движении эту иерархию опрокинул. Умная сила его души вместо того, чтобы стремиться к высшему – Богу, начала испытывать влечение к тому, что ниже его человеческой природы – к физическому миру. Тело человека из инструмента разума на пути восхождения к Богу превратилось в инструмент подавления духовных устремлений души. Плоть стала главенствовать, увлекать к чувственным наслаждениям и заставлять ум изыскивать способы реализации своих плотских желаний. Так способность к блаженному состоянию человек стал реализовывать неверным образом. Подобно наркоману, ради чувственных удовольствий человек стал губить сам себя.

Возможен вопрос: если исполнение заповедей есть путь жизни, то почему путь их нарушения непременно приводит к смерти? Нет ли иного – третьего пути существования: без Бога, но и без смерти?

Нетрудно понять, почему устремление к Богу есть путь жизни: ведь Бог Сам по Себе – истинная, абсолютная Жизнь. Спаситель говорит, что Он «путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6). Творец по природе является Источником жизни для всего творения. Движение к Господу, уподобление Ему, единение с Ним составляет для всего сотворенного способ бытия, дающий жизнь. Соответственно отступление от Бога это удаление от жизни, это способ существования, который ведет к небытию, к смерти. К чему еще оно может вести? Ведь небытие – это удаление от Создателя, Источника жизни. Третьего, «нейтрального» способа существования у Адама не могло быть.

Ни одно творение не имеет «третьего» пути. У каждого из нас только два направления жизни: приближение к Богу через приобщение к Нему и удаление от Бога через приобщение к физическому, чувственному миру, жизнь в отрыве от Того, Кто его сотворил. Как поясняет святитель Василий Великий, насколько кто «удалился от жизни, настолько приблизился к смерти. Бог есть жизнь, лишение этой жизни есть смерть».

Нередко, беседуя со школьниками на эту тему, я вижу, как им трудно поверить, что при всем разнообразии жизненных обстоятельств и различии человеческих судеб у человека в момент нравственного выбора существует только два пути: к Богу или от Него. Их попытки смоделировать иной, третий путь, в итоге приводят к тому, что при всем видимом внешнем разнообразии оказывается, что человек все равно выбирает одно из двух. Хочется, чтобы каждый это запомнил на всю свою жизнь: есть два пути, третьего не дано.

Подчиняя свою жизнь поиску телесных, чувственных переживаний, мы перестает жить жизнью духовной, и она становится нам непонятна и даже неинтересна. Нам трудно понять логику затворников, оставляющих мир и многие годы проводящих в уединении ради общения с Богом. Преподобный Серафим Саровский говорил, что, если бы человек знал, какое блаженство дает жизнь с Богом, он бы согласился не только исполнять заповеди Господни, не только безропотно переносить все обиды, скорби и болезни, но и тысячу лет сидеть в яме, кишащей жалящими змеями, только бы не лишиться радости наследия вечности. Святой Серафим, опытно познавший духовное наслаждение, считал, что никакое земное удовольствие не может сравниться с тем счастьем, которое дает осознанное единение с Богом.


«Вечерняя Москва»









Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru