Издательский Совет Русской Православной Церкви: Читай-Кремль! Первый книжный парад

Главная Написать письмо Поиск Карта сайта Версия для печати

Поиск

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Читай-Кремль! Первый книжный парад 01.07.2015

Читай-Кремль! Первый книжный парад

Миновал Московский книжный фестиваль, задуманный его организаторами как кульминация Года литературы. Сам факт того, что столь масштабное мероприятие, да ещё и на Красной площади, всё же состоялось, несомненно, радует. Демонстрации книг возле Лобного места и храма Василия Блаженного не было очень давно – несколько веков. И новое явление книги в самом сердце столицы – событие, исполненное особого символического смысла. Четыре дня – то дождливых, то солнечных – мало кого оставили равнодушным. Великолепны были Денис Мацуев и Юрий Башмет. Обилие издательских стендов позволяло обычным посетителям попробовать отыскать то, что им интересно. Множество презентаций и дискуссий с весьма разнообразной тематикой привлекали искушённую публику.

Не может не обнадёживать то, что фестиваль почтил своим вниманием Президент России Владимир Путин и по итогам посещения принял решение выделить значительную сумму на поддержку отечественной детской литературы из своего личного фонда. Это говорит о том, что высшая власть понимает: словесность шире издательского бизнеса, она – важнейший инструмент в формировании общественного сознания и гражданского общества.

Но при всех победных реляциях думается, что устроителям рано почивать на лаврах. Всё предваряющее фестиваль, всё происходившее на нём в очередной раз обнажило проблемы нашего литературного мира, заставило задаться целым рядом вопросов. Почему акция, о которой было известно загодя, отличалась изрядным организационным беспорядком, путаницей со стендами, несостыковками в программе? Те, кому было поручено вести подготовку, не имеют должной квалификации? Или оргработа не почитается ими значимой и акцент делается на что-то другое? По каким причинам из официально объявленной на сайте Агентства по печати и массовым коммуникациям полной программы «чудесным образом» выпало немало пунктов, и это в основном творческие встречи с участием писателей почвенной государственно-консервативной ориентации? Или они заранее не планировались? Отчего так много времени было отдано авторам, представляющим, скажем так, экспериментальную, не вполне традиционную литературу? Очевидно, что сейчас вовсе не то время и не те настроения у людей, чтобы подобные эстетические установки возрождали любовь к чтению. По каким критериям как главное поэтическое действо был выбран спектакль прародителя «Золотой маски» Эдуарда Боякова «Двенадцать», в котором ведущие роли отведены стихотворцам, исповедующим не бесспорную и не ключевую для нашей поэтики стилистику? Кому пришло в голову в год юбилея Великой Победы лекцию, посвящённую теме Великой Отечественной войны в новой русской литературе, доверить читать Михаилу Веллеру, автору заметному, но никак с военной литературой не связанному? И это при живых Юрии Бондареве, Данииле Гранине, Владимире Бушине! А уж показ пьесы Александра Бека «Волоколамское шоссе», поставленной режиссёром из Германии, выглядел, мягко говоря, неуместным возле Кремлёвской стены, где покоятся русские военачальники, ковавшие Победу над германским фашизмом. И наконец, если декларировалась задача вернуть читателя к книге, то возможно ли это сделать в ситуации, когда огромный процент представленных изданий принадлежит массовой литературе?

В предваряющем фестиваль интервью «Вечерней Москве» советник Президента России по культуре и искусству Владимир Толстой справедливо отметил: «Важно, чтобы всё прошло хорошо в этот раз. Тогда можно будет замышлять и долгоиграющую историю». Очень хочется верить, что этот фестиваль действительно станет традицией, и что с каждым годом всё больше читателей и писателей станут ощущать его своим праздником, и что все мы вместе не заблудимся на пути к храму.

Первый книжный парад

Отношение к фестивалю «Книги России» явно неоднозначное, скорее даже резко полярное, с выпукло очерченными плюсами и минусами. Чтобы не быть голословными и попытаться создать объективную картину мероприятия, «ЛГ» провела опрос среди встреченных на Красной площади писателей и издателей.

Сергей ДМИТРИЕВ, главный редактор издательства «Вече»:

На мой взгляд, большое достижение, что книга прорвалась на Красную площадь. Очень важно для читателей живое общение с писателями. Сейчас вот прошла встреча с нашим автором, Михаилом Ножкиным, потом целый час подходили люди, задавали вопросы... Художественная литература представлена более-менее достойно, а нон-фикшн – нет, слишком уж там тесно. «Молодой гвардии» и нам выделено всего по 80 сантиметров, а, например, издательству «Эксмо» – почти 10 метров. И конечно, на будущее необходимо больше внимания уделять подлинной литературе, а не массовой, которая здесь чересчур широко представлена.

Валентин ЮРКИН, генеральный директор издательства «Молодая гвардия»:

Любая новая акция, та, где участвует книга, тем более на Красной площади, – это, конечно, событие. Мы, издательства московские и питерские, в некотором смысле избалованы участием в разного рода книжных выставках и ярмарках. Но провинциальные издательства такого сказать не могут. И хорошо, что здесь широко представлены регионы России, потому что это важнейший не только культурный, но и политический вопрос. Скажем, читая одну из последних книг «Молодой гвардии» – биографию Георгия Константиновича Жукова, я задался таким вопросом: а где родился тот или иной генерал? И обнаружил: 20 генералов того легендарного времени родились в провинции. То же самое можно сказать и о крупных наших писателях: Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Владимир Солоухин и многие другие. Поэтому появление на этом фестивале издателей и любителей книги из провинции – уже достижение. Естественно, впадать в эйфорию нельзя: внешне великолепное мероприятие может остаться единоразовой акцией. То есть если оно не будет продолжено с учётом всех ошибок и недочётов сегодняшнего фестиваля, то сия помпезная акция, по сути, бесполезна. Кроме того, подобные мероприятия должны проходить не только в Москве, но и в других городах России. Но если не будет соответствующих финансовых вливаний, поддерживающих это начинание, то всё останется по-прежнему. Не будем забывать о статистике: в Израиле на душу населения издаётся семь книг, в Японии – 11, в Советском Союзе было 12, в России же пока только три. Мы в большом долгу прежде всего перед молодёжью, которую просто обязаны обеспечить качественной книгой. И конечно, хотелось бы, чтобы книги, выпускаемые в столице, были доступны всем регионам России.

Владимир БОНДАРЕНКО, писатель, критик:

– Честно говоря, состояние этого так называемого фестиваля хуже, чем среднее. Я вообще за полную свободу слова, но если речь идёт о государственных, народных деньгах, а именно на них проводится данное мероприятие, то считаю, что нужно тратить средства на тех писателей, которые поддерживают государство. А в итоге – тратят на либералов, не скрывающих свою ненависть к России, приветствуют Украину, требуют отдать Крым и так далее. Да, пожалуйста, пусть они говорят, что Россия плохая, пусть критикуют её, но государство должно в ответ показать им четыре фиги. Вот сейчас больше часа выступал Эдвард Радзинский. Спрашивается – а почему не Личутин? Почему не Проханов? Ведь русская литература богатейшая. Однако патриотически ориентированные писатели всегда оказываются сбоку припёку... Я надеюсь когда-нибудь увидеть фестиваль, где будут присутствовать в основном писатели русской национальной культуры. Не по национальному признаку, а в широком смысле слова. Кроме того, плохая организация фестиваля. Взял чашку кофе – а сесть его выпить негде. Могли бы организовать недорогие кофейни. И, что гораздо важнее, – очень мало народу. Это говорит опять же о слабой организации мероприятия.

Всеволод ЕМЕЛИН, поэт:

Мероприятие это явно стряслось оттого, что в Год литературы требовалось устроить что-нибудь масштабное. Плюс – один, главный: литературу, которая всё больше и больше забивается куда-то под плинтус, вытащили на главную площадь страны. Но минусов, пожалуй, больше. Во-первых, данная акция имеет разовый характер, во-вторых, слишком всё намешано, не структурировано: качественная художественная литература соседствует с книгами, относящимися к массовой литературе. Хочешь найти хорошую книгу для души, а натыкаешься на такие: «Как покорять сердца мужчин без диеты и фитнеса» или «Остеохондроз – не приговор». Нужно было разделить это на разные сектора или представлять в разные дни.

Лидия Сычёва, писатель, главный редактор журнала «Молоко»:

– Фестиваль «Книги России» на Красной площади был задуман и проведён только для того, чтобы показать власти свою «работу». Раньше это называлось «очковтирательство», теперь – «ведомственный пиар». Забота о читателе? Но три дня из четырёх лил дождь! В павильоне проводить книжную выставку намного удобней. Забота о писателе? Но меня, например, пригласили на фестиваль за три (!) дня до начала. Журнал «Изборский клуб» – за четыре. Полный организационный хаос! И это – центральное мероприятие Года литературы?! И я, и мой коллега по дискуссии Канта Ибрагимов были без книг – на книжном фестивале, между прочим. Устроители объяснили, что в условиях цейтнота такую роскошь они обеспечить не могут. Очень жаль: я бы нашла что сказать о романе «Аврора» нашего чеченского гостя. Но, как говорится, нет книги – нет проблемы.

Содержательно фестиваль представлял очередной праздник либерализма. Немногие «патриотические» вкрапления стали «подтанцовкой» под основную идею – книга равна сосиске или гамбургеру, это предмет потребления, индустрии развлечения, незатейливого досуга или – для самых идейных – инструмент борьбы с государством за «права человека». Как раз в дни фестиваля писатель Владимир Сорокин, которого Рос­печать многие годы осыпала всяческими державными милостями, заявил в Варшаве: современная Россия – зомби, средневековое государство, советский труп и пр.

И, наконец, о главном. Где смета фестиваля? Во что обошлись бюджету и спонсорам (генеральный – Сбербанк) эти «потёмкинские ларьки» на Красной площади? И какая сумма, кстати, полагалась писателям? Сколько, например, заплатили нашему «новому Гоголю», Владимиру Познеру? Или ему деньги не нужны, он просто так пришёл, попиариться?! На сайте госзакупок можно обнаружить некоторые расходы Роспечати по организации сходных мероприятий. Так, формирование (!) оргкомитета по подготовке и проведению фотовыставки «В России моя судьба» в 2014 году Роспечать оценила в 1 млн. 800 тыс. руб. Ну, про Год литературы и представить даже страшно – сколько стоит «формирование»…

Пользуясь случаем, я хочу через «Литературную газету» обратиться к председателю оргкомитета по проведению в РФ Года литературы Сергею Нарышкину. Уважаемый Сергей Евгеньевич! Пожалуйста, обнародуйте смету фестиваля «Книги России» на Красной площади. Мы хотим знать: как, на кого, кем и для чего расходуются народные деньги. И насколько эти расходы согласуются с «Основами государственной культурной политики» – документом, утверждённым Президентом РФ в декабре 2014 года. Очень надеюсь, что в этой нашей просьбе вы не откажете.

Арсений Замостьянов,писатель, историк:

– Ровно через 70 лет после Парада Победы Красная площадь превратилась в книжное торжище, в литературный фестиваль. От Исторического музея до Лобного места расположились библиофильские лотки и вполне удобные временные павильоны для конференций. Погода пощадила читателей и книгопродавцев: никакой «аномальной жары», только лужи на брусчатке и ветерок для лёгкого дыхания. Но издательства – даже флагманские – сегодня не похожи на победителей. Тиражи скукоживаются, а потому и смелых начинаний всё меньше. Пропал кураж. Не хватает настоящих событий – и получается картина, слишком похожая на почётную капитуляцию. С государственными лаврами в честь Года литературы на Красной площади… Первыми посетителями ярмарки стали обыкновенные туристы – немцы, японцы, – которые просто решили перед обедом погулять по Красной площади, и турникеты их не остановили.

Безукоризненная работа волонтёров, телекамеры, визиты высоких гостей – всё это замечательно, но в России сегодня читают, пожалуй, меньше, чем в Европе, – и количество заметно переходит в качество, причём с обратным знаком. За читателями нынче приходится гоняться – а ведь известно, каша за едоком не бегает. Пышное увядание книжного мира проглядывает даже на самых людных конференциях фестиваля.

Мы вступили в эпоху контрпросвещения. Она началась, пожалуй, осенью 1991-го, а в последние годы вошла в пору расцвета. Во что превратилась за это время бывшая «самая читающая страна»? Представители первого бескнижного поколения уже окончили университеты и получают кандидатские степени. Как изменить тенденцию, что поможет? То ли установка на классицизм, на традиции, то ли революционный взрыв?.. Наверное, государство должно помочь сделать книгу доступнее, поддержать (а по существу – создать почти с нуля) систему книжной торговли, не забывая о том, что Россия – это не только Москва. Издательства и писатели должны идти в школы, чтобы для подростков обсуждение книг вошло в привычку. Тут необходима взаимовыгодная программа. Думаю, со школьных библио­тек только и может начаться возрождение издательского дела в России. С госзаказов на пополнение школьных библиотек. Остальные планы – уж слишком маниловские. А из современных старшеклассников, увы, мало кто слыхал о Манилове…

Государство сделало первый шаг в сторону здравого смысла: с наших улиц исчезли казино, появились ограничения на продажу водки. А ведь ещё недавно вся жизнь на Руси крутилась вокруг игровых автоматов и ларьков с балдой. Может быть, и широкая просветительская программа станет реальностью?

Но сегодня, несмотря на тактический успех фестиваля, впору говорить о стратегическом провале Года литературы. Шапито на Красной площади сегодня собрали, а завтра разберут, между тем литература выходит из употребления, теряет роль цивилизационной почвы. Молодые люди (в том числе и посетители фестиваля) не могут отличить Лермонтова от Льва Толстого – даже по портретам.

У нас (и не только в Москве) научились устраивать городские праздники – так, чтобы на всех хватало блинов и Wi-Fi. Так устроены механизмы распределения бюджета, что чиновникам выгоднее оптичивать мероприятия, чем помогать литературе и просвещению. Просвещение – дело незрелищное и скучноватое. Вот и выходят садово-парковые аттракционы, в которых литературу легко заменить на любую другую материю… Был бы фестиваль, а повод найдётся.

Иван Куприянов, поэт:

– Книжный фестиваль на Красной площади – безусловно, кульминационное мероприятие Года литературы. Экспозиция книг самых разных издательств, постоянно действующая главная сцена… Фестиваль – подводная лодка, дающая людям четыре дня глубокого погружения в современную литературу. Что же сейчас происходит с писателями и их читателями? Чего не хватает, а чего, наоборот, – в избытке? Как один из резидентов городского Театра поэтов под руководством Влада Маленко я имел честь выступить со стихами перед посетителями фестиваля, увидеть их реакцию на слова, обрушившиеся со сцены.

Попробую сформулировать результаты своих наблюдений. Во-первых, люди, безусловно, тянутся к поэзии. По мере чтения стихов трибуны заполняются, чувствуется живой отклик. Во-вторых, радует разно­образность аудитории. Молодёжь, пенсионеры, туристы, семьи с детьми… Поэзия затрагивает души самых разных людей. В-третьих, стоит отметить большой интерес к гражданским стихам. Ударные, иногда жёсткие патриотические тексты воспринимаются многими слушателями буквально как глоток свежего воздуха. Люди подходят даже после выступления, благодарят, спрашивают, где можно найти такую современную поэзию. Это симптоматично – особенно на фоне явного перекоса нашей литературы в сторону либеральную. Даже пара прочитанных на Красной площади стихотворений с государственнической позицией даёт слушателям возможность почувствовать сопричастность к самому главному в жизни любого гражданина – к Родине.

К сожалению, фестиваль «Книги России» сделал акцент совсем не на те программы, которые можно было бы назвать патриотическими. Реакция зрителей на гражданскую лирику позволяет сделать однозначный вывод: её не хватает. Мудрствований – много, снобизма – сколько угодно. А вот простых и понятных стихов, честного разговора по душам, открытого выражения гражданских чувств практически нет. Что может сказать о любви к Отечеству, к примеру, Владимир Познер или Константин Богомолов? Только какую-то колкость. Обидно. Впрочем, народ наш умён. Видя, как светятся глаза простого русского человека, когда говоришь с ним честно и открыто, понимаешь: прошло время снобов-либералов, погрязших в бесперспективном словоблудии. Новое время требует новых слов. Новой литературы. Нового воздуха. И всё это обязательно будет.

Владислав ОТРОШЕНКО, писатель:

Идея провести фестиваль «Книги России» на Красной площади, несомненно, удачная. Ранее тут проходили разнообразные зрелищно-массовые мероприятия. А сегодня книга в буквальном смысле подступила к кремлёвским стенам. И это отрадно. Ведь всё содержится в книге: из неё мы получаем образование, представление о мире чувств и вообще об этике. Если представить себе, что Кремль – олицетворение чиновничества, власти, а книга, напротив, всегда представляла живое слово, то подобное сближение, конечно, очень важно. Когда власть научится думать не только о хлебе и зрелищах, но и о духе, в России всё будет в порядке.

Есть ещё и такой момент. Сейчас все, особенно молодёжь, погружены в чтение электронных книг, неразлучны со своими гаджетами. Так вот здесь, на Красной площади, в некотором смысле состоялось подтверждение того, что бумажная книга не сдаёт своих позиций и по-прежнему имеет большую ценность. И опасения на тему того, что будет с книгой – умрёт она, не умрёт, – представляются преувеличенными. Книга живёт и будет жить.

Массовой литературы, безусловно, много. Но это неизбежно. Как человек, который вырос на Дону, могу привести такую метафору: когда тянешь бредень, то наряду с хорошей рыбой попадается много мелких и бесполезных рыбёшек... Но ценность улова, понятно, не в них.

Юрий Михайлов, главный редактор научно-издательского центра «Ладомир»:

– Для тенденции последних полутора десятка лет сегодняшнее событие из ряда вон выходящее. Во-первых, с нас не требуют деньги. И сам факт, что государство предоставило издателям главную площадь страны – символичный. Может быть, это знак того, что государство поворачивается к издателям лицом.

В Москве находится девяносто пять процентов издательств, почти вся отрасль. Но отношение к нам со стороны московской власти абсолютно пренебрежительное. Вот представьте – у меня склад научной литературы. Как я могу соревноваться со складом парфюмерии? Но я нахожусь с ним в одинаковых условиях.

Очень нужен протекционизм в книжной торговле. Облик государства определяется и читающими людьми, и наличием книжных магазинов, причём разных магазинов, а не тех, которые отдельные сетевые структуры открывают и забивают своим ассортиментом. А он совершенно не отражает культурной ситуации в нашей стране. Кстати, в Год литературы поставлен рекорд по количеству издательств, приказавших долго жить. Потому что выдавливают тех, кто и так находится в полудохлом состоянии.

У нас концепция рыночной экономики не подразумевает человека читающего. Поэтому сколько бы вы ни декларировали, что надо читать, читать он не станет. Это иной тип, на который ориентирована рыночная практика.

В былые годы, если ты не прочитал определённого произведения, тебя могли и застыдить. Сейчас же, если ты ничего не читал, то это вызывает понимание, а вот если читал – то недоумение. Больше заняться нечем? Надо деньги делать.

А читающие люди выгодны даже с точки зрения инновационных технологий, поскольку инновационность подразумевает полёт фантазии. Невозможно конкурировать на рынке тем, у кого нет фантазии, а её надо развивать.

Клиповое, телевизионное сознание готовит к выбору с готовым результатом. А нам надо, чтобы люди думали не о правильном результате, а о пользе, которую они приносят стране.

Павел Жданов, директор Магаданского издательства «Охотник»:

– В этом году мы выпустили две книги – с помощью Комитета малочисленных народов Севера. А те планы, которые мы намечали с нашим региональным правительством по выпуску книг, погоды не делают. Я издаю книги сам. Но мы могли бы сделать больше, если бы не ссылки на кризис. Хотя в годы войны выходили и детские книжки, и учебники.

Тем не менее мы издаём книги сказок – очень интересно, что для иллюстраций используем национальные фигурки, сделанные из кедрового стланика. Книжки будут уникальные. Некоторые другие проекты пришлось, к сожалению, заморозить.

Но правительство области стало делать закупки нашей книги «Живописный Магадан». Кроме того, поездку сюда – ведь это далеко, на машине не доберёшься – оплатило наше Министерство культуры.

Этот фестиваль – правильное направление, хотя я мыслил по-другому. Мне казалось, что это будет фестиваль, а не ярмарка. Думал, что мы здесь будем делиться опытом по изданию книг. А оказалось, что представлены Маринина, Донцова – в общем, макулатура, которая продаётся в магазинах. Опять же, не говорю, что это совсем плохо, но хотелось бы общения, которого я не вижу. Мало писателей – кроме не писателя Михаила Шемякина, тут пока никого не видел.

Упор мы делаем, как и весь павильон, на краеведение, выпускаем учебники и стараемся сделать это хорошо.

Работаем с магаданскими художниками.

Я вообще стараюсь печатать не тех, кто известен, а малоизвестных авторов. Например, у нас вышла поэтическая серия. Мне кажется это более интересным, и выпускаю я их на свои деньги, которые приходят от других проектов.

Прибыли это не приносит, но если думать только о прибыли, в памяти потомков от нас ничего не останется.

«Литературная газета»









Лицензия Creative Commons 2010 – 2021 Издательский Совет Русской Православной Церкви
Система Orphus Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru