Митрополит Климент: О судьбоносных событиях столетней давности

Митрополит Климент: О судьбоносных событиях столетней давности 10.12.2017

Митрополит Климент: О судьбоносных событиях столетней давности

Выступление митрополита Калужского и Боровского Климента на исторической конференции, посвященной новомученикам и 100-летию восстановления Патриаршества в России, прошедшей во Владимире на выставке «Радость Слова».

1. Святитель Тихон: Патриаршество, не как должность, а как служение

Подходит к концу 2017 год, в продолжение которого мы вспоминали судьбоносные события столетней давности. Таких событий на 1917 год пришлось немало, и нам выпала возможность осмыслить их в ретроспективе с выгодной для историка позиции. Вековой рубеж — это время, когда появляется возможность отстраниться от предвзятости и беспристрастно изучить тот или иной процесс. Вместе с тем не столь значительная отдаленность от изучаемых событий делает их понятными современному исследователю через множество сохранившихся источников, а также через сходство с процессами, имеющими место в нашей сегодняшней действительности.

Безусловною, эпохальным событием является восстановление патриаршества в нашей Церкви. Сто лет назад Всероссийским патриархом был избран святитель Тихон (Беллавин). Патриарху после избрания предстоял тяжелый труд. Быть Предстоятелем Русской Православной Церкви нелегко во все времена. Как сто лет назад, так и сегодня это огромнейшая ответственность за паству и перед паствой, это не прекращающиеся ни на один день труды. Но святителю Тихону было особенно тяжело, причем сразу по нескольким причинам.

То были сложные времена общественно-политической нестабильности и грандиозных перемен во всех сферах российской жизни. Ломались и менялись не только внешние обстоятельства (порядки, законы, жизненный уклад), не меньшие перемены происходили и в головах, душах, сердцах людей. Всеобщая растерянность, непонимание истинной сути происходящего, абсолютная неясность будущего лишали людей надежды на стабильность. Самым яростным нападкам подвергалась верность Христу и Его Церкви, и это испытание коснулось всех православных жителей страны: и духовенства, и мирян, и монашествующих. В этой обстановке роль Предстоятеля Церкви была особенно ответственной. Он должен был давать людям ориентиры, напоминать им о подлинных ценностях, о вечных истинах, направлять заблудших, помогать особо нуждающимся, спасать от уничтожения всю Русскую Церковь.

Надо иметь в виду, что святитель Тихон стал патриархом после двух столетий, в течение которых Церковь была лишена Предстоятеля, и ее делами управлял Синод. Двести лет — огромный срок. Многое Патриарх Тихон должен был начинать с нуля или восстанавливать практически заново. Начинать важнейшее дело, а не продолжать его после чреды достойных предшественников намного тяжелее. Святитель Тихон справился с этим.

В свое время будущий Патриарх Тихон принял монашество в стремлении посвятить себя, всю свою жизнь служению Господу, на благо Церкви. Этим стремлением был проникнут каждый день его жизни. Патриаршество стало для него не высокой «должностью», не большой властью, а продолжением самоотверженного служения — очень важно это понимать. Он поступал так, как велела ему христианская совесть и патриарший долг.

Столкнувшись с еще одной бедой времени, проникшей в церковную жизнь — обновленчеством, святитель Тихон проявил мудрость и твердость. Он сделал все для того, чтобы Церковь устояла перед этой новой опасностью.

Главные идеологи революции не ставил под сомнение обратимость процесса секуляризации, «изживание» религии для них всего лишь один из фронтов классовой борьбы. Они всячески старались направить весь церковный Корабль страшный водоворот «обновления». Возникает вопрос: для чего это они делали? Неужели, чтобы истины Евангелия были понятнее для людей? Конечно, нет! Замысел их был оторвать народ от своих духовных исторических корней – Православия, реформировать церковь изнутри, понизив нравственные и религиозные требования к человеку.

Обновленчество оказалось искушением для религиозно опытных людей и даже для священнослужителей. Но многие из них впоследствии поняли свое заблуждение, признали ошибки, раскаялись. Патриарх Тихон считал их публичное покаяние делом особой важности, оказывающим воспитательное и укрепляющее воздействие на верующих. Паства, которая пошла за заблудшим пастырем, должна была понять, увидеть, что обновленчество — это ошибка, и вернуться в истинную Церковь.

Наша Церковь чтит память святителя Тихона, не только вспоминая его деяния, но и предпринимая новые шаги по укреплению и развитию нашей современной церковной жизни. Об этом свидетельствуют деяния прошедшего Архиерейского собора. Во время его работы с 29 ноября по 2 декабря этого года был принят ряд решений, из которых остановлюсь на трех ключевых моментах.

2. Общецерковно прославлены Глинские подвижники

Среди общецерковно прославленных последним Архиерейским собором святых отдельно стоит упомянуть о Глинских подвижниках.

Мужской монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы в Сумской области, известный как Глинская пустынь, расположен в нескольких километрах от границы с Россией. В этом монастыре с первой половины XIX века процветало духоносное старчество, которое оказывало благотворное воздействие на монашество и мирян, ищущих спасение во Христе.

Как и Оптинские старцы Глинские подвижники были продолжателями традиций умного делания преподобного Паисия Величковского. Братия держалась Афонского устава и сохраняла старческое руководство со времен настоятельства преподобного Филарета (Данилевского), который принял управление монастырем в 1817 году. Именно он насадил традиции старчества и составил устав Глинской пустыни.

Но, в отличие от Оптиной пустыни, которая оставалась закрытой почти все годы существования Советского Союза, Глинская пустынь официально возобновляла свою деятельность почти на 20 лет в середине прошлого века. После повторного закрытия монастыря в 1961 году Глинские подвижники были вынуждены уехать на Кавказ, где один из них к тому времени стал епископом Грузинской Православной Церкви. Таким образом, Глинская братия сохраняла преемственность старчества более чем полтора столетия, до середины 1980-х годов. Значение их духовной поддержки верующим людям в годы советской власти трудно переоценить.

Последним из плеяды Глинских старцев был епископ Зиновий (Мажуга), в схиме Серафим. Он начал монашеский путь в Глинской пустыни, а скончался в Тбилиси в сане митрополита в 1985 году. Вместе с ним в соборе Глинских святых прославлены несколько поколений Глинских старцев, начиная с преподобного Василия (Кишкина), который первым поселился в Глинской пустыни за год до прибытия в обитель старца Филарета (Данилевского).

Всего в лике святых общецерковно прославлены 16 Глинских старцев. Вместе со святителем Тихоном они молитвенно предстательствуют за всю полноту нашей Церкви. Люди, проживающие в границах ее канонической территории, очень нуждаются в благодатной помощи и вразумлении сегодня, когда сеется вражда между братскими народами, когда приходят в смятение умы и сердца наших современников, и многие отходят от святоотеческих традиций.

3. Положение о монастырях и монашествующих

Среди деяний последнего Архиерейского собора нельзя не упомянуть и о принятии двух документов, в которых на основании святоотеческого учения разрешаются актуальные вопросы жизни иночества и мирян.

Первое из них — «Положение о монастырях и монашествующих», обсуждение и проработка которого длились более пяти лет. Интерес к данному документу показал живое участие представителей монашества и широкой церковной общественности в возрождении внутренней жизни современных монастырей в духе древнего общецерковного Предания, исконных основ христианского монашества и традиций русского иночества.

В этом документе обозначены цель и значение монашества, незыблемость монашеских обетов и ответственность за их нарушение, смысл, задачи и характер служения игумена или игуменьи в монастыре. Все перечисленные и другие вопросы, изложенные в Положении, не терпят умалчивания и требуют четкого и конкретного определения, поскольку наше апостасийное время трактует понятие «свобода» в пользу греха, и это проникает во внутреннюю жизнь монастырей.

В Положении ясно обозначено, что игумен является духовным отцом всей братии, а игуменья — духовной матерью всего сестричества. Центральное место в духовной жизни своих обителей настоятели и настоятельницы занимали издревле, с момента возникновения общежительного монашества, и это всегда было незыблемым правилом. Неотъемлемой формой духовного руководства и прямой обязанностью игумена и игуменьи признаны личные и общие беседы с насельниками, способствуя их духовному укреплению и созидая внутреннее единство обители.

Положение указывает на необходимость понимания монашествующими «тесноты жития иноческого», послушания, ведения духовной борьбы. Данный вопрос подробно освещен в Положении и подкреплен цитатами преподобных Макария Египетского, Феодора Студита, Исаака Сирина, Максима Исповедника и других столпов монашества.

Принципиально новые проблемы, с которыми не сталкивались древние подвижники, связаны с развитием современных информационно-коммуникационных технологий. В Положении четко обозначены границы возможностей монашествующих в их применении: использование указанных технологий признано противоречащим монашескому принципу удаления от мирской суеты и допустимым только по благословению игумена. Данное решение соответствует церковным канонам и поможет монашествующим сохранить внутренний мир, чистоту помыслов и верность монашеским обетам.

При изложении отношения монаха к родственникам в документе отчетливо обозначена цель избрания иноческого пути как оставление мира ради Христа и по евангельской заповеди «Да не возлюбиши ниже отца, ниже матерь, ниже братию, ниже коего от своих <…> паче Бога».

По злободневному для современного монашества вопросу об оставлении иноческих обетов принятое Положение однозначно закрепляет необратимость монашеских обетов. Также согласно церковным канонам оно признает оставление монашества каноническим преступлением, которое подлежит наказанию.

Принятое собором «Положение о монастырях и монашестве» призвано помочь нашим современникам, искренне желающим устроить свою жизнь по тем же иноческим уставам, по которым унаследовали вечное спасение все преподобные отцы и матери со времен Пахомия Великого и других святых родоначальников монашества. С этой целью данное Положение глубоко и серьезно проработано с канонической точки зрения и в свете святоотеческого учения. Оно затрагивает все основные установления древних иноческих уставов с учетом реалий современности и призвано направить современное монашество в русло возрождения не только внешнего благолепия, но и самого главного — внутренней духовной жизни, без которой не может быть не только монашества, но и христианства, как такового.

4. Положение о церковном браке

Также Архиерейским Собором был принят документ «О канонических аспектах церковного брака», в котором разъяснены наиболее существенные моменты семейной жизни современных мирян.

Стоит подчеркнуть, что данный документ опирается на учение отцов Церкви, постановления предыдущих Архиерейских Соборов, церковную традицию, — всю совокупность истолкований неизменных евангельских истин в применении к конкретным жизненным обстоятельствам христиан, живущих в ту или иную эпоху. Так и последний Архиерейский Собор в своем документе о браке напоминает современным христианам, каким должен быть семейный союз, а также конкретизирует некоторые положения, получившие особую актуальность в наши дни.

Некоторые люди, прочитав документ поверхностно, уже составили о нем неверное представление. Так, они говорят, что Церковь благословляет человеку трижды вступать в брак, но это не так.

В христианстве норма — это единственный брак на всю жизнь, до смерти, как минимум, одного из супругов. Человек, тем более если он христианин, вступая в брак и давая обещание верности, должен быть готов до последнего вздоха строить христианскую семью именно вместе с этим человеком, разделяя с ним все радости и горести, труды и заботы, не оставляя его в болезни и немощи. Это должен быть серьезный, обдуманный шаг, а не результат минутного желания.

Уместно вспомнить решимость царя Федора Ивановича, считавшегося слабым человеком, когда он отстаивал свой брачный союз с Ириной Годуновой. Ни грозный отец, ни бояре не смогли убедить наследника престола разорвать этот брак и взять другую жену. Думаю, такая категоричность «слабого» Федора не помешала бы многим нашим современникам. Напомню также о твердости святых супругов Петра и Февронии в сохранении нерушимости их брака.

Церковь соглашается на второй и, в исключительных случаях, — третий брак человека не из-за того, что такое количество браков считает нормой, а по снисхождению к человеческой немощи. Если первый брак, который должен стать единственным для человека — это радость, то второй и тем более третий брак всегда сопровождается покаянием.

В наши дни люди иногда доходят до такой «свободы» и такой степени «принятия себя и своих желаний», что в церковных документах приходится отражать запреты, нарушить которые при большем целомудрии общества никому и никогда не пришло бы в голову.

В документе перечислены условия, при которых брак может считаться утратившим каноническую силу. Их несколько, но подчеркну, что их не надо рассматривать как причины, при которых развод неизбежен. Супругам следует приложить все усилия для сохранения христианского брака, а не искать причину или повод его разрушить и вступить в новый брак. Также священнослужитель, если к нему обратится супружеская пара или один из супругов, желая «отмены» существующего брака и благословения на другой, должен прилагать все усилия для примирения супругов. И только если все попытки восстановления семьи окажутся напрасными, священник передает дело на рассмотрение архиерея или специальной комиссии.

Стоит сказать, что Церковь по-прежнему твердо не благословляет браки с еретиками и раскольниками. Ведь семья — это малая церковь, и супруги должны стремиться к единству. В частности, они в вере и в атмосфере истинной нравственности должны растить детей. Но как это возможно, если один из супругов поддался ереси и упорствует в ней?

На прошедшем соборе Святейший Патриарх Кирилл, отметив, что семья стала одной из наиболее злободневных тем в общественном и информационном пространстве, призвал представителей Церкви «тактично, но твердо отстаивать ясную, евангельскую позицию, избегая при этом крайних суждений и агрессивного эпатажа, провоцирующего подчас негативную реакцию не только во внешней, но и в церковной среде». Нам надо помнить эти слова Предстоятеля нашей Церкви при разъяснении принятых Архиерейским собором документов.

И еще экстраполируя слова святителя Тихона, Патриарха Всероссийского о том, что «учение Христа Спасителя отличается от всякого другого учения тем, что Он Сам был главным предметом Своего учения», на темы, затронутые мной сегодня, хочу еще раз напомнить о том, что мы сами должны быть добрым примером для наших сограждан, каждый в своем чине научая, какими призваны быть монахи и какими — семейные христиане.

 

 

 



© 2010 Издательский Совет Русской Православной Церкви, Официальный сайт